Судьба президентского проекта

Казахстан передал Турции пост председателя СВМДА, но сохранил контроль над Совещанием через систему партнерских организаций

Судьба президентского проекта

К третьему саммиту СВМДА, прошедшему 8 июня в Стамбуле, Казахстан подошел в качестве действующего председателя двух крупных региональных структур континента — Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

От десятков других международных организаций, в которых участвует и периодически председательствует Казахстан, эти две отличает то, что они являются президентскими проектами. У них различные цели — СВМДА Казахстан должен был создать едва ли не на пустом месте, а ОБСЕ он стремился возглавить, причем и то и другое многим наблюдателям казалось невозможным. Тем не менее личная заинтересованность Нурсултана Назарбаева в обоих проектах фактически предопределила их успешное развитие (о завершении говорить пока рано).

В СВМДА произошло то, чего наш МИД настойчиво добивался все годы после проведения первого саммита в Алматы в 2002 году, — мандат на председательство в Совещании перешел от Казахстана к другой стране, Турции. Тем самым было продемонстрировано, что СВМДА не является чисто казахстанским проектом, на который собираются друзья Нурсултана Назарбаева. Казахстанский президент открыл саммит в качестве действующего главы форума и тут же передал эстафету председательства своему турецкому коллеге Абдулле Гюлю.

Пока трудно оценить, насколько важно Совещание и председательство в нем турецкому президенту, но уже заметно некоторое пренебрежение протокольными вопросами, которым Казахстан придавал большое значение.

Третий саммит заметно отличался от двух предыдущих уровнем представленности стран — участниц Совещания. Строго говоря, саммитом, то есть встречей глав государств и правительств, его вообще трудно назвать. На высшем уровне были представлены только Афганистан, Азербайджан, Иран, Казахстан, Монголия, Украина (президенты) и Россия (Владимир Путин). Из Ирака и Вьетнама, принятых на саммите в члены СВМДА, прибыли вице-президенты, из Кувейта — кронпринц, из Камбоджи — вице-премьер, из Китая — госсоветник. Все остальные страны были представлены министрами иностранных дел или их заместителями, а Израиль — послом.

Впрочем, для Казахстана это уже не принципиально. Перед нашей дипломатией стоит новая задача со статусом президентского проекта — соединить с помощью СВМДА все значимые для нашей страны международные форумы и организации — ОБСЕ, Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) и Организацию исламская конференция (ОИК).

Консенсусная блокировка

Как уже отмечал наш журнал, некоторые страны присоединились к СВМДА не столько для того, чтобы укреплять региональную безопасность, сколько для того, чтобы получить возможность контроля над принятием решений (подробнее см. «В поисках точки опоры», «Эксперт Казахстан», № 8 от 2 марта 2009 года). Консенсусный механизм позволяет стране — участнице Совещания блокировать принятие любой резолюции, которую она сочтет нежелательной для себя. Именно этим объясняется приход в СВМДА еще на подготовительном этапе работы форума таких соперничающих пар, как Израиль и Палестина, Индия и Пакистан, Южная Корея и КНДР (последняя, впрочем, вскоре вышла).

До последнего времени контроль над развитием процесса в нежелательном направлении участники осуществляли в рабочем порядке, при разработке базовых документов Совещания. И лишь на саммите в Стамбуле был задействован механизм консенсусной блокировки в экстремальной ситуации. По словам президента Турции Абдуллы Гюля, на саммите страны — члены Совещания осудили действия Израиля в отношении каравана судов с гуманитарной помощью для сектора Газа. Возможно, так оно и было, проверить трудно, ведь встречи проходили в закрытом режиме. Сама Турция, безусловно, осудила, ведь ее граждане погибли в ходе столкновения с израильским спецназом. Но в выступлении президента Казахстана были использованы нейтральные формулировки: «Эффективная реализация наработанного в СВМДА инструментария, включающего меры доверия, позволит снизить вероятность инцидентов, подобных тому, что имел место на прошлой неделе у восточного побережья Средиземного моря».

И, разумеется, Израиль отказался поддержать включение в текст итоговой резолюции каких-либо положений, осуждающих его действия. А другие формулировки, описывающие инцидент, заблокировала бы Турция. Если бы решения принимались простым большинством голосов, то всем странам пришлось бы обозначить свою позицию по блокаде Израилем сектора Газа и всем сопутствующим этой блокаде вопросам. Однако в практике работы СВМДА консенсусная процедура избавляет участников от необходимости выбора. Можно укрыться за спасительными оборотами из дипломатического лексикона и выразить обеспокоенность и сожаление. Как бы то ни было, в тексте Стамбульской декларации этот инцидент даже не упоминается.

Не вошли в текст декларации и те проблемы, о которых рассказали в своих выступлениях президент Ирана Махмуд Ахмадинежад (он предостерегал США от принятия новых санкций), представитель МИД Южной Кореи (он просил поддержки в конфликте с КНДР), Хамид Карзай (он уже заждался обещанного трубопровода Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия), равно как и представители других стран.

Принятый в Стамбуле итоговый документ является исправленным и дополненным изданием декларации второго саммита СВМДА, принятой 17 июня 2006 года в Алматы. Исправления носят стилистический характер, а дополнения отражают изменившуюся ситуацию с региональными рисками и угрозами. Например, Афганистану в Стамбульской декларации посвящен целый раздел.

Из текста декларации видно, что консенсус по большинству актуальных вопросов международной безопасности достигается путем изложения их в той версии, которая принята в ООН. Пункты декларации, касающиеся терроризма, ядерного нераспространения, незаконной торговли легким и стрелковым оружием, ситуации на Ближнем Востоке, включают в себя ссылки на ООН.

Евразийская платформа безопасности

Международные организации закрываются редко, и не в силу своей неэффективности или неспособности справиться с теми задачами, для решения которых они создавались. Закрытие обычно происходит в форме слияния или поглощения. В 2005 году Организация Центральноазиатского сотрудничества приняла решение об интеграции в Евразийское экономическое сообщество и перестала существовать. Из недавних примеров — Западноевропейский союз, оборонительная организация, растворившаяся в Евросоюзе после вступления в силу Лиссабонского договора.

Слиянию или поглощению предшествует почти полное совпадение заявленных целей, сфер полномочий организаций и способов решения ими поставленных задач. А непосредственной причиной становится совпадение географических рамок или зоны ответственности организаций.

СВМДА задумывалось и проектировалось как ОБСЕ для Азии. Точнее, как СБСЕ, то есть Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, потому что в 1992 году, когда Нурсултан Назарбаев выступил с проектом Совещания по безопасности и мерам доверия в Азии, СБСЕ еще не превратилось в организацию. Сегодня, когда СВМДА можно считать состоявшимся и набирающим силу и авторитет международным форумом, роль ОБСЕ в европейской политике снизилась почти до нуля, а в отношениях Европы со своими соседями организация создала больше дипломатических проблем, чем уладила конфликтов. Сегодня ОБСЕ с трудом выходит из кризиса, пытаясь найти «raison d’etre» в решении афганского вопроса, киргизского конфликта и иных проблем, имеющих отношение скорее к азиатской, чем к европейской безопасности.

Казахстан видит в этой ситуации свои преимущества. Он готов не только поддержать ОБСЕ в ее увлечении Азией, но и предложить партнерскую помощь тех организаций и форумов, которые уже работают в Азии. В то время как активность ОБСЕ все больше смещается к востоку от Вены, устремления Казахстана и Турции направлены на запад.

Поэтому Казахстан предложил ОБСЕ все азиатское пространство как арену применения своего опыта. В ближайшее время, видимо, будет юридически оформлена инициатива о Форуме ОБСЕ-СВМДА. Затем сотрудничество и взаимодействие между СВМДА и ОБСЕ должно, по мнению казахстанского президента, трансформироваться в создание Континентальной платформы безопасности. Этому помогут контакты СВМДА с ШОС, а также с Организацией исламская конференция.

В рамках саммита СВМДА прошло специальное мероприятие «Безопасность и экономическое сотрудничество в Евразии в ХХI веке». Оно было организовано Казахстаном как действующим председателем ОБСЕ и Турцией как председателем СВМДА для Группы азиатских и средиземноморских партнеров организации.

Министр иностранных дел Казахстана Канат Саудабаев предложил учредить форум ОБСЕ-СВМДА, который, по его мнению, мог бы стать диалоговой площадкой двух структур и позволил бы обсуждать и рассматривать актуальные проблемы безопасности и сотрудничества на всем Евразийском континенте. В качестве примера Канат Саудабаев назвал неудачную попытку прорыва экономической блокады сектора Газа, которую обозначил словами «недавний трагический инцидент у побережья Средиземного моря».

А Нурсултан Назарбаев в своем послании участникам форума заметил, что СВМДА быстро адаптируется к условиям меняющегося мира, последовательно развивает сотрудничество с ОБСЕ, а потому Казахстан не исключает возможности создания в перспективе «некой объединенной платформы по вопросам безопасности и доверия на всем евразийском пространстве».

Слияние воедино ОБСЕ, организации, ориентирующейся в большей степени на принципы, ценности и политическую практику современной Европы, чем на Устав ООН, и СВМДА, которая в своих документах не выходит за рамки, очерченные Совбезом ООН, вряд ли возможно в ближайшее время. Но ускорение процессов ориентализации ОБСЕ и вестернизации СВМДА вполне может привести к появлению евразийской платформы безопасности — своего рода мегахолдинга при сохранении ОБСЕ и СВМДА как самостоятельных брендов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее