Инициатива за кадром

Качественный рост профессиональных кадров для промышленности может быть обеспечен лишь при условии активной позиции предприятий и студентов

Инициатива за кадром

Потребность в профессиональных технических кадрах для промышленности существует даже в постиндустриальных государствах. Для Казахстана, правительство которого с текущего года реализует пятилетку индустриально-инновационного развития, кадровая проблема актуальна наравне с притоком инвестиций. Это показало очередное заседание Совета иностранных инвесторов при президенте РК, на котором казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев поднял кадровый вопрос. Казахстанские власти понимают, что если оперативно привлечь инвестиции (внутренние или зарубежные), как показывает новейшая история, особого труда не составляет, то быстро изыскать квалифицированные кадры для предприятий, которые предстоит построить, сложнее. Впрочем, большая часть предприятий, запланированных к вводу в действие в течение пяти лет, не высокотехнологичные производства, а по большей части первые переделы сырья. Но «инновационность» даже такого уровня требует структурной перестройки отечественной системы подготовки кадров. И трансформировать свои подходы к образовательному процессу следует в первую очередь не государству, а бизнесу и будущим специалистам.

Говорим индустриализация — подразумеваем кадры

Базой для решения кадрового вопроса является система образования. Численность вузов с 1991 года выросла в три, а специальных учебных заведений (колледжей и техникумов) — в два раза. При этом за последние 20 лет в обоих сегментах системы образования произошел сдвиг от технических к экономическим и гуманитарным специальностям, сохраняющийся и сейчас. Однако проблема нехватки профессиональных, в том числе и технических, кадров обострилась в последние полгода в связи с тем, что в текущем году стартовала реализация госпрограммы форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР) на 2010—2014 годы. Планируется, что за этот период ВВП страны вырастет на 50% к уровню 2008 года (тогда этот показатель составлял 110 млрд долларов), настолько же вырастет и производительность труда в промышленности, а в отдельных ее секторах — на 100%. В результате исполнения программы несырьевой экспорт дойдет до 40%, на 10% снизится энергоемкость экономики и настолько же увеличится доля инновационно активных производств. При этом были выделены приоритетные для развития отрасли сельское хозяйство, металлургия, нефтепереработка, энергетика, химия и фармацевтика, стройиндустрия, транспорт и коммуникации, а также машиностроение, урановая и легкая промышленность, туризм и космос. Для поэтапной реализации ГПФИИР Министерство индустрии и новых технологий РК разработало Карту индустриализации, которую в конце марта этого года подписал Нурсултан Назарбаев. Премьер-министр Карим Масимов и глава МИНТ Асет Исекешев «дали голову на отсечение», что проекты, запланированные в ГПФИИР, будут реализованы, если будет обеспечено 100-процентное финансирование. Поэтому в прошедшее полугодие правительство РК решало проблему привлечения инвестиций для строительства производств, а сейчас, по-видимому, вплотную подошло и к кадровому вопросу.

«Анализ обеспеченности и возможного покрытия потребности в трудовых ресурсах 237 проектов, включенных в Карту индустриализации, говорит о том, что на период строительства нам требуется 148,7 тыс. человек, а в период эксплуатации — 87 тыс.», — заявила на Совете иностранных инвесторов министр труда и соцзащиты Казахстана Гульшара Абдыкаликова. «Мы говорим об индустриализации, одновременно должны говорить: а кто должен работать на этих предприятиях? — отреагировал президент и озвучил 7 кадровых задач: — Требуется ощутимое увеличение числа рабочих мест. Причем подписание трудовых контрактов казахстанскими менеджерами среднего звена, квалифицированными рабочими в балансовом соотношении с иностранной рабочей силой должно составлять не менее 90% к 10%. По менеджерам высшего звена этот показатель можно определить на уровне 70% на 30%». Также Нурсултан Назарбаев предложил создавать передовые межрегиональные центры по подготовке и переподготовке кадров, внедрять отраслевые системы сертификации, квалификации специалистов, а также расширить перечень грантов и стипендий на освоение дефицитных специальностей во всех отраслях. В качестве третьей задачи президент предложил изменить программу подготовки технических кадров, внедрив международные стандарты. Кроме того, он призвал расширить практику подготовки специалистов среднетехнического звена для различных отраслей по заказу иностранных компаний, работающих в РК, а также практику менеджеров и специалистов в технически передовых компаниях за рубежом. Нурсултан Назарбаев не обошел вниманием и переподготовку научных и инженерно-технических кадров. «Давно пора создать систему постоянного мониторинга текущих и перспективных потребностей рынка труда в Казахстане», — изложил президент седьмую кадровую задачу.

Как можно заметить из задач, кадровая проблема в РК не только количественная, но и качественная. Напомним, что одной из главных проблем казахстанской экономики является низкая производительность труда. По данным МИНТ РК, в 2008 году этот показатель составил 22 тыс. долларов на человека. Она выглядит скромно даже для постсоветского пространства (для примера, производительность труда в России в полтора раза выше), в сравнении с Западом и вовсе меркнет: немецкий специалист превосходит по этому показателю казахстанского в 3, а американский — почти в 4,5 раза. При индексе роста в 7—9% годовых Казахстану действительно нужен прорыв в науке и технике, чтобы догнать мировых лидеров по этому показателю. И, как следствие, стать конкурентоспособнее.

Вузы других «наклепают»

Представители промышленных предприятий Казахстана подтверждают наличие острейшего кадрового дефицита практически во всех отраслях, обозначенных в ГПФИИР приоритетными. «Страна испытывает дефицит технических специалистов как в производственной сфере, так и в сфере услуг», — утверждает директор регионального представительства в Центральной Азии Агентства США по международному развитию (USAID) Эндрю Сиссон. По его словам, в то время как казахстанская система высшего образования готовит достаточное количество менеджеров, ученых и других специалистов, нуждающихся в обучении на уровне университета, система профессионально-технических училищ испытывает трудности в удовлетворении рыночного спроса.

«Рынок труда большой, но квалифицированных кадров крайне мало, — отмечает председатель правления казахстанской Ассоциации предприятий легкой промышленности Любовь Худова. — Сейчас налицо нехватка швей, портных, модельеров-конструкторов, технологов швейного производства, обувного производства, а кожевенное производство у нас вообще забытая отрасль». «Дефицит ощущается практически по всем техническим специальностям, — рассказывает заместитель исполнительного директора казахстанской Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Тулеген Муханов. — На сегодня для отрасли необходимы инженеры — металлурги, механики, энергетики, специалисты по информационным технологиям, металловеды, химики, инженеры по ядерной технологии, транспортники, горные инженеры и другие специалисты». По словам гендиректора Жамбылского филиала ТОО «Казфосфат» Мукаша Искандира, его предприятие нуждается в инженерах-геологах, инженерах-маркшейдерах и специалистах в области горного дела. «В данный момент для нас актуальна проблема старения кадров, так как большинство высококвалифицированных сотрудников находится в предпенсионном возрасте», — говорит г-н Искандир.

Начальник отдела продаж алматинского машиностроительного АО «АЗТМ» Руслан Габдульманов приходит к выводу, что основная причина кадрового дефицита — это неэффективная система образования. Он сетует, что за последние двадцать лет его предприятие и промышленность Казахстана в целом потеряли целое звено в системе образования и подготовки кадров в лице профтехучилищ. Специалисты, получившие образование в отечественных вузах, как, впрочем, и в учебных заведениях дальнего зарубежья, не имеют практического опыта, с трудом тянут на «удовлетворительного» инженера. Исключением остаются только институты России. «Так что всех специалистов приходится обучать с нуля непосредственно на производстве. Наше предприятие держится только за счет специалистов старой школы СССР и людей, отработавших на заводе минимум лет пять», — говорит г-н Габдульманов. В то же время г-н Муханов отмечает, что подготовка технических специалистов, которая осуществляется на базе отечественных вузов: Казахского национального технического университета (КазНТУ), Карагандинского государственного технического университета (КарГТУ) и Алматинского института энергетики и связи — удовлетворяет потребностям действующих в настоящее время технологических процессов. Нельзя не отметить, что все эти вузы используют потенциал, заложенный еще в советский период, рискуя исчерпать его, когда соответствующие отрасли выйдут на более высокий технологический уровень. «Колоссальная проблема для высшей школы, особенно для относительно наукоемких направлений (ядерные, нанотехнологии, тонкая химическая технология), — это почти полное отсутствие современной материальной базы», — отмечает г-н Муханов.

К тому же к типично образовательным проблемам добавляются и институциональные. Образовательная система подготовки кадров, впрочем, по мнению некоторых экспертов, и не способна на сегодняшний день обеспечивать потребности рынка труда. Как заметил в одном из интервью сопредседатель координационного совета по образованию и подготовке кадров ассоциации KazEnergy Асан Нугманов, «более проблематичной ситуации, которую мы имеем на сегодняшний день, просто не может быть — система находится в глубоком нокауте». Эксперт считает, что вследствие запутанности, архаичности и неравномерного распределения учебных заведений технического и профессионального образования по всей стране у «синих воротничков» больше шансов оказаться безработными, чем устроиться в структуру, где они покажут наибольшую эффективность.

Выше минимума

Следует отметить, что большинство кадровых задач, которые поставил президент на Совете иностранных инвесторов, уже нашли свое место в отраслевых госпрограммах внутри ГПФИИР, а еще раньше — в Госпрограмме развития технического и профессионального образования в РК на 2008—2012 годы. Президентские задачи — отнюдь не максималистские, они такой же минимум кадровой политики, как положения Всеобщей декларации прав человека для национальных конституций. Отраслевики уже внесли в госпрограммы задачи по созданию базы данных работодателей (как, например, в Программе развития горно-металлургической отрасли на 2010—2014 годы).

Казахстанские студенты регулярно проходят обучение в зарубежных вузах по программе «Болашак»: по ней ежегодно за границу отправляются 500—800 казахстанских студентов (хотя это количество минимально, учитывая, что в текущем учебном году в казахстанских вузах обучаются 610 тыс. человек). Свою лепту в подготовку казахстанских кадров вносят и иностранцы: на заседании совета ассоциации KazEnergy в минувшем мае нефтяная компания Shell отчиталась о том, что только в этом году определила 15 перспективных студентов из казахстанских вузов и оплачивает им обучение, гарантируя в дальнейшем рабочие места в компании. По данным АГМП, казахстанские промышленные гиганты занимаются и переподготовкой кадров: ежегодно в рамках всех учебных программ проходят обучение около 20 тыс. работников предприятий ENRC.

Также решается вопрос прохождения студентами практики на предприятиях. Как недавно заявил вице-министр индустрии и новых технологий РК Нурмухамбет Абдибеков, уже в ближайшее время студенты-«технари» будут направляться на срок до трех месяцев для работы на соответствующих производствах под руководством опытных специалистов. Отметим, что подобная система имела место в рамках советской системы подготовки кадров, когда у всех предприятий был один собственник — государство. В условиях рынка, когда бизнесмен пытается максимизировать прибыль, неопытных практикантов на предприятиях видеть не жаждали. Но похоже, что в этом вопросе предприятия и Минобразования пришли к единой позиции, ведь сразу несколько компаний заявили о подобном сотрудничестве с вузами: компании предоставляют студентам практику, а вузы, в свою очередь, при подготовке специалистов ориентируются на потребности этих компаний. «В настоящее время по востребованным для “Казфосфата” специальностям в КарГТУ, Таразском и Южно-Казахстанском госуниверситетах, а также Таразском техническом университете обучаются 112 работников со стопроцентной оплатой обучения за счет компании, — рассказывает г-н Искандир. — Переподготовку и обучение вторым специальностям в прошлом году прошли 1580 человек».

В то же время эксперты и участники рынка отмечают, что недостаточно эффективно используется еще действенный способ справиться с дефицитом техкадров — увеличение числа государственных грантов по отдельным специальностям. «Я считаю, что стране необходимо обеспечивать большее финансирование для профессионально-технических училищ, чтобы они могли привлечь на работу лучших педагогов и обновить оборудование для обучения», — считает г-н Сиссон. По его мнению, профессионально-техническим училищам необходимо иметь новейшие технологии в своих классах, чтобы будущие сварщики, механики и другие специалисты могли управлять современным оборудованием и выполнять работу в соответствии с последними стандартами.

Самоучитель не помешает

Тулеген Муханов справедливо полагает, что подготовка кадров — это проблема не только работодателя, но и государства, так как занятость населения — вопрос социальный. Однако стоит отметить, что усилия государства в стране с открытой рыночной экономикой сводятся лишь к созданию благоприятных условий и косвенному регулированию системы. Этатистская политика в подготовке кадров, похоже, исчерпала себя, но роль госорганов по-прежнему важна.

Г-н Искандиров видит в качестве идеального решения партнерство между предприятиями и учебными заведениями. «Если в процессе подготовки кадров в вузе решающую роль должно играть государство, то в послевузовской — сам человек и компания-работодатель», — считает он.

«Есть только один путь — путь интеграции с бизнесом с использованием возможностей современных исследовательских и правительственных институтов, фирм, занимающихся сервисом и построивших свой бизнес на современной основе», — полагает г-н Муханов.

Но сегодняшняя экономика требует активности и от самих кадров. Сейчас молодые люди зачастую не владеют необходимой для профессионального самоопределения информацией — не хватает знаний о самих профессиях, о тех требованиях, которые предъявляются к личности работающего, умения оценить собственные способности, выявить свои интересы и склонности.

«Нынешние требования к производственным процессам требуют наличия высококвалифицированных специалистов, способных в кратчайшие сроки перестраиваться для ведения и управления процессами производства. Поэтому нужно, чтобы сам человек научился не бояться перемен, находить время к постоянному самосовершенствованию. Компаниям же следует мотивировать таких сотрудников», — резюмирует г-н Искандиров.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?