Опера, похожая на кино

Опера, похожая на кино

Пьер-Доминик Поннель — итальянский дирижер и композитор, сочиняет симфоническую и камерную музыку. Участник многих международных фестивалей. Работал с симфоническими оркестрами оперных театров: Касселя, Инсбурга, Дойче Опер ам Рейн в Дуисборге, Цюриха, Братиславы, Душанбе, Ташкента, Алматы, Бишкека, Баку, Уфы, Львова и Одессы. Выступал с симфоническими оркестрами Баден-Бадена, Штутгарта, Лейпцига, Бухареста, Люксембурга и другими. Предпочитает не проводить жанровые границы, считает, что существует две основные разновидности музыки — хорошая и плохая. Пьер-Доминик не участвовал в составлении программы фестиваля, состоящей из широко популярных классических произведений. Его мечта поставить «Бориса Годунова» Мусоргского.

Нетта Ор — певица из Германии. Была представлена общественности на фестивале в Зальц­бурге как «звезда нового поколения». С 2003 по 2009 год Нетта Ор была солисткой Немецкой оперы в Рейне. В 2006 году была приглашена для участия в юбилее Моцарта, который транслировался в прямом эфире австрийского телевидения. Работала в оперных театрах Бонна, Клагенфюрта, Эссена, Национальной Ирландской Опере. В Дюссельдорфе в 2008 году Нетте Ор был присужден приз «Юный Артист», как выдающейся певице, обладающей высоким артистизмом. Техника исполнения вырабатывается годами, но для Нетты, по ее признанию, любовь к классике обусловливает сама жизнь. По природе ее голос подходит как для джаза, так и для рока, но лучше всего он реализует себя в опере. Нетта больше всего получает эмоций из классической музыки, чем из любой другой. Посмотрев в детстве фильм о легендарном певце Фаринелли, в котором много музыки Генделя, Нетта решила, что тоже будет петь в опере.

— Вы согласны, что классическая музыка умерла в XIX веке, а ее место заняли джаз, рок и поп-музыка. Не стала ли интерпретация главной задачей классики сегодня?

Пьер-Доминик Поннель: Я не считаю, что классическая музыка умерла. На территории Советского Союза было много интерпретаторов: Коган, Ростропович, Рихтер, Ойстрах, и интересных композиторов: Канчели, Шнитке, Губайдуллина, Шостакович. Сейчас транзитный период, а это трудный период, особенно для культуры. Все зависит от образования. В Европе уровень школьного образования сильно упал. В Союзе у вас было хорошее образование. Надеюсь, оно вернется к прежнему уровню.

Нетта Ор: Качественная музыка никогда не умрет.

— Отличается ли манера постановок классических опер и балета сегодня от того, как их ставили в XIX или XX веках?

Пьер-Доминик: На этот вопрос трудно ответить. Я не жил в XIX веке, тогда не было видеозаписей. Конечно, все поменялось, это зависит от вкуса. Публика уже другая. Появляются певцы, которые популяризируют классические произведения, исполняя их в более эстрадной манере.

Нетта: Сейчас на оперной сцене происходит больше физической, артистической работы, которая все больше похожа на то, что происходит в кино. На сцене больше действия, драматизма, опера требует большего постановочного мастерства.

— Отражаются ли в вокальных партиях переживания современного человека? Формируется ли современная тенденция исполнения? Чем новая сцена отличается от старой?

Пьер-Доминик: Авторская работа присутствует скорее на уровне индивидуального почерка или технических моментов. Какую-то общую тенденцию в интерпретации классических произведений, присущую современной эпохе, проследить затрудняюсь. Я простой музыкант, мне трудно говорить об общих тенденциях.

[inc pk='1463' service='media']

Нетта: С одной стороны, сейчас на сцене больше свободы. С другой — выступать труднее, чем раньше. Публика ожидает увидеть на сцене нечто похожее на то, что видит по телевизору, в кино. Например, такие темы, как наркотики и секс. Это ощущается и в современных постановках.

— Например?

Нетта: Примером может служить современная постановка «Дон Жуана» Моцарта на фестивале в Зальцбурге. Режиссер решил показать на сцене, как колются наркоманы. Это современная интерпретация классики.

Пьер-Доминик: Нельзя относиться к этому серьезно, это не искусство. Но есть зрители, которым такое нравится. Я, как дирижер и композитор, не могу судить о современных тенденциях в интерпретации классики. В концерте нет постановщика. Современные эксперименты происходят на уровне фортепьянного исполнения или сценической драматургии.

— Вы назвали в числе выдающихся композиторов ХХ века Шнитке. Он — яркий представитель того, что называется классическим авангардом. На что ориентируетесь вы? Есть ли жизнь после Шнитке?

Пьер-Доминик: Всегда есть жизнь после. После Шостаковича тоже трудно было представить, что жизнь возможна, так же как и Шостаковича после Малера. Композитор должен найти внутри себя стержень, от которого он начинает создавать музыку. Это трудно объяснить.

— Присущи ли вашей музыке современные эмоциональные переживания, как, например, таковым был драматизм Баха, характеризующий переход от барокко к классике? Или вы тяготеете к абстрактному, математическому искусству?

Пьер-Доминик: Надеюсь, что моя музыка будет вызывать у слушателей переживания, и ей присущ баланс между эмоциями и интеллектом. По моему убеждению, музыки без эмоций не существует. Но мне трудно предсказать воздействие моих произведений на слушателей.

— Вы рефлексируете над творчеством, обращаете внимание на то, как вы сочиняете?

Пьер-Доминик: В творчестве присутствуют как рациональные моменты, так и те, которые не могут планироваться, интуитивные. Есть как интеллект, когда я выстраиваю композицию, переходы между частями произведения, так и эмоции — вдохновение, когда рождается мелодия и внутри начинают звучать инструменты.

— Может ли быть академическое исполнение образцом, на ваш взгляд?

Пьер-Доминик: Видимо, в вашей культуре это слово имеет положительный оттенок. У нас, в Европе, скорее негативный. Если мы говорим, что исполнение было академическим — это значит, что играли сухо, без вдохновения. Я не задумываюсь, когда работаю, об академическом и неакадемическом исполнении.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?