Опера, похожая на кино

Опера, похожая на кино

Пьер-Доминик Поннель — итальянский дирижер и композитор, сочиняет симфоническую и камерную музыку. Участник многих международных фестивалей. Работал с симфоническими оркестрами оперных театров: Касселя, Инсбурга, Дойче Опер ам Рейн в Дуисборге, Цюриха, Братиславы, Душанбе, Ташкента, Алматы, Бишкека, Баку, Уфы, Львова и Одессы. Выступал с симфоническими оркестрами Баден-Бадена, Штутгарта, Лейпцига, Бухареста, Люксембурга и другими. Предпочитает не проводить жанровые границы, считает, что существует две основные разновидности музыки — хорошая и плохая. Пьер-Доминик не участвовал в составлении программы фестиваля, состоящей из широко популярных классических произведений. Его мечта поставить «Бориса Годунова» Мусоргского.

Нетта Ор — певица из Германии. Была представлена общественности на фестивале в Зальц­бурге как «звезда нового поколения». С 2003 по 2009 год Нетта Ор была солисткой Немецкой оперы в Рейне. В 2006 году была приглашена для участия в юбилее Моцарта, который транслировался в прямом эфире австрийского телевидения. Работала в оперных театрах Бонна, Клагенфюрта, Эссена, Национальной Ирландской Опере. В Дюссельдорфе в 2008 году Нетте Ор был присужден приз «Юный Артист», как выдающейся певице, обладающей высоким артистизмом. Техника исполнения вырабатывается годами, но для Нетты, по ее признанию, любовь к классике обусловливает сама жизнь. По природе ее голос подходит как для джаза, так и для рока, но лучше всего он реализует себя в опере. Нетта больше всего получает эмоций из классической музыки, чем из любой другой. Посмотрев в детстве фильм о легендарном певце Фаринелли, в котором много музыки Генделя, Нетта решила, что тоже будет петь в опере.

— Вы согласны, что классическая музыка умерла в XIX веке, а ее место заняли джаз, рок и поп-музыка. Не стала ли интерпретация главной задачей классики сегодня?

Пьер-Доминик Поннель: Я не считаю, что классическая музыка умерла. На территории Советского Союза было много интерпретаторов: Коган, Ростропович, Рихтер, Ойстрах, и интересных композиторов: Канчели, Шнитке, Губайдуллина, Шостакович. Сейчас транзитный период, а это трудный период, особенно для культуры. Все зависит от образования. В Европе уровень школьного образования сильно упал. В Союзе у вас было хорошее образование. Надеюсь, оно вернется к прежнему уровню.

Нетта Ор: Качественная музыка никогда не умрет.

— Отличается ли манера постановок классических опер и балета сегодня от того, как их ставили в XIX или XX веках?

Пьер-Доминик: На этот вопрос трудно ответить. Я не жил в XIX веке, тогда не было видеозаписей. Конечно, все поменялось, это зависит от вкуса. Публика уже другая. Появляются певцы, которые популяризируют классические произведения, исполняя их в более эстрадной манере.

Нетта: Сейчас на оперной сцене происходит больше физической, артистической работы, которая все больше похожа на то, что происходит в кино. На сцене больше действия, драматизма, опера требует большего постановочного мастерства.

— Отражаются ли в вокальных партиях переживания современного человека? Формируется ли современная тенденция исполнения? Чем новая сцена отличается от старой?

Пьер-Доминик: Авторская работа присутствует скорее на уровне индивидуального почерка или технических моментов. Какую-то общую тенденцию в интерпретации классических произведений, присущую современной эпохе, проследить затрудняюсь. Я простой музыкант, мне трудно говорить об общих тенденциях.

[inc pk='1463' service='media']

Нетта: С одной стороны, сейчас на сцене больше свободы. С другой — выступать труднее, чем раньше. Публика ожидает увидеть на сцене нечто похожее на то, что видит по телевизору, в кино. Например, такие темы, как наркотики и секс. Это ощущается и в современных постановках.

— Например?

Нетта: Примером может служить современная постановка «Дон Жуана» Моцарта на фестивале в Зальцбурге. Режиссер решил показать на сцене, как колются наркоманы. Это современная интерпретация классики.

Пьер-Доминик: Нельзя относиться к этому серьезно, это не искусство. Но есть зрители, которым такое нравится. Я, как дирижер и композитор, не могу судить о современных тенденциях в интерпретации классики. В концерте нет постановщика. Современные эксперименты происходят на уровне фортепьянного исполнения или сценической драматургии.

— Вы назвали в числе выдающихся композиторов ХХ века Шнитке. Он — яркий представитель того, что называется классическим авангардом. На что ориентируетесь вы? Есть ли жизнь после Шнитке?

Пьер-Доминик: Всегда есть жизнь после. После Шостаковича тоже трудно было представить, что жизнь возможна, так же как и Шостаковича после Малера. Композитор должен найти внутри себя стержень, от которого он начинает создавать музыку. Это трудно объяснить.

— Присущи ли вашей музыке современные эмоциональные переживания, как, например, таковым был драматизм Баха, характеризующий переход от барокко к классике? Или вы тяготеете к абстрактному, математическому искусству?

Пьер-Доминик: Надеюсь, что моя музыка будет вызывать у слушателей переживания, и ей присущ баланс между эмоциями и интеллектом. По моему убеждению, музыки без эмоций не существует. Но мне трудно предсказать воздействие моих произведений на слушателей.

— Вы рефлексируете над творчеством, обращаете внимание на то, как вы сочиняете?

Пьер-Доминик: В творчестве присутствуют как рациональные моменты, так и те, которые не могут планироваться, интуитивные. Есть как интеллект, когда я выстраиваю композицию, переходы между частями произведения, так и эмоции — вдохновение, когда рождается мелодия и внутри начинают звучать инструменты.

— Может ли быть академическое исполнение образцом, на ваш взгляд?

Пьер-Доминик: Видимо, в вашей культуре это слово имеет положительный оттенок. У нас, в Европе, скорее негативный. Если мы говорим, что исполнение было академическим — это значит, что играли сухо, без вдохновения. Я не задумываюсь, когда работаю, об академическом и неакадемическом исполнении.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее