Даже сообщение о вводе войск действует охлаждающе

Ввод в Киргизию войск Организации Договора о коллективной безопасности необходим и возможен, считает Александр Князев, консультант Института политических решений (Алматы).

Даже сообщение о вводе войск действует охлаждающе

— Киргизия является участником и входит в зону ответственности нескольких международных организаций — ОБСЕ, ОДКБ, ШОС. ООН также проводит миротворческие операции. Даже если в действительности это будут российские войска, под флагом какой международной организации они войдут в Киргизию?

— Я думаю, что такая возможность есть только у ОДКБ. Надо лишь соответствующим образом квалифицировать то, что происходит в Киргизии. Уставные документы организации предусматривают помощь одному из участников в случае внешней угрозы. В киргизском конфликте едва ли не самую главную роль играют группы наемников, которые защищают интересы клана Бакиевых, а среди этих интересов — наркотрафик через территорию Киргизии. По большому счету, это международный криминалитет. Клан Бакиева, в частности его брат Жениш, до седьмого апреля монопольно контролировал наркотрафик, но с потерей власти Курманбеком Бакиевым эти возможности были утрачены. Сейчас мы видим попытку реванша, попытку вернуть власть, для того чтобы вернуть контроль над наркотрафиком. Если мы посмотрим на ситуацию под таким углом, то мы имеем право говорить о внешней угрозе, которая, кстати, относится и к другим странам-членам ОДКБ. Тогда можно ставить вопрос о вводе войск под эгидой ОДКБ.

— Что значит «мы»? Кто именно должен оценить характер угрозы, квалифицировать ее как внешнюю? Киргизское правительство? Совет коллективной безопасности ОДКБ?

— Киргизская сторона должна представить просьбу о вводе войск, обосновывая ее наличием внешних угроз, приводя необходимые доказательства. А саммит ОБКБ должен принять соответствующее решение.

Без войск вообще не обойтись, потому что все силы правоохранительных органов и вооруженных сил, которые имеются в распоряжении временного правительства, задействованы на юге, где они до сих пор не могут взять ситуацию под контроль. А север страны абсолютно оголен. В Бишкеке порядок поддерживается по большей части силами дружинников. И уже есть признаки того, что на севере начинается провоцирование этнических конфликтов. Киргизы настраиваются против дунган, в меньшей степени — против русских. Если на севере страны возникнет серьезный конфликт, то у временного правительства просто не будет сил, чтобы с ним справиться. Потому что те силы милиции и дружинников, которые есть на севере, они могут противостоять лишь каким-то неорганизованным действиям хулиганов и мародеров.

— После первой революции пять лет назад часто говорили про безвластие, имея в виду центральную власть, но на местном уровне, в том числе и на юге, власть была, пусть неформальная. Местные элиты контролировали ситуацию. А сегодня местные элиты не хотят или не могут взять ситуацию под свой контроль?

— Так элиты участвуют в этом конфликте. Кто на стороне клана Бакиевых, кто на стороне временного правительства. Или, как сегодня в Оше, кто-то на стороне узбеков, кто-то на стороне киргизов.

— Значит, в этническом конфликте есть элемент борьбы за власть?

— Я думаю, он доминирующий.

— Но конфликт часто подается властями Киргизии как провокация со стороны бакиевских нукеров, на которую поддались в принципе мирные простые киргизы и узбеки.

— Что значит «поддались»? Такое можно сказать про драку на базаре. Но когда люди организованы, вооружены… А степень вооруженности людей несравнимо выше той, что была во время событий 90-го года, ее можно сравнить разве что с гражданской войной в Таджикистане или Чечней. При этом идет не война вооруженных группировок, а уничтожение вооруженными киргизами узбекского населения, а вооруженными узбеками — киргизского населения. Сейчас, правда, узбеки уже только обороняются. Конфликт из межкланового моментально перерос в межэтнический.

— Если в Киргизию введут войска ОДКБ, смогут ли они выполнять военные операции? Ведь ситуация в стране совсем иная, чем те, которые обычно моделировались во время учений на полигоне в Чеберкуле.

— Во-первых, сам факт ввода войск действует охлаждающе. Я был свидетелем того, как сообщение о прибытии войск в Ош в 90-м году отрезвляюще подействовало на участников конфликта. Легко воевать с невооруженными людьми, но элементарный инстинкт самосохранения удерживает от того, чтобы вступать в бой с обученными войсками, условно скажем, с капчагайской бригадой.

— То есть возможности мобилизации масс на борьбу с узбеками или киргизами снизились бы?

— Конечно, на порядки. Кроме того, можно было бы выполнять патрулирование каких-то районов, организовать охрану складов с оружием, объектов водоснабжения, энергоснабжения. В таких условиях киргизские силовые структуры могли бы работать более успешно над разоружением участников конфликта, поимкой организаторов. Немаловажно и то, что правоохранительные органы Киргизии на сто процентов состоят из киргизов, которые в силу этнической солидарности более лояльны к киргизской стороне конфликта. А узбеки воспринимают силовые структуры Киргизии как враждебные. Войска ОДКБ помогли бы снизить действие фактора взаимного недоверия.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом