История утонченного

История утонченного

Столовая, располагавшаяся в Алма-Ате на пересечении улиц Ленина и Виноградова, перешла в собственность Татьяны Семеновой в начале девяностых — она здесь работала заведующей производством. История могла бы закончиться тем, что данная точка общепита просто превратилась бы в одно из многочисленных городских кафе — это была самая обычная для того времени и незамысловатая трансформация. Однако Татьяне Тимофеевне пришла в голову идея запустить в помещении цех по производству тортов. На небогатом городском рынке кондитерских изделий были представлены праздничные угощения, сделанные по ограниченному числу рецептов, с маргариновыми розочками, в большинстве не слишком вкусные и не особенно презентабельные, нередко продававшиеся в упаковке с промокшим дном. Словом, все было сделано по советским канонам: потребность народа вроде бы и была удовлетворена, на детали же никто внимания не обращал. Хозяйки, которые хотели изысков, вынуждены были обучаться выпечке самостоятельно. Но кондитерами рождены далеко не все…

Татьяна Семенова сама любит печь и, что не менее важно, умеет это делать. Она почувствовала наличие спроса и решила его удовлетворить. Компания была названа «Нәзік» — в переводе с казахского «нежный», «утонченный». Ингредиенты и технология совершенствовались в ходе так называемой «отработки». «Отработка есть у милиционеров и кондитеров, — шутит Татьяна Тимофеевна. — Мы меняли состав по двадцать-тридцать раз, пока не доводили рецепт до стадии, когда продукт можно уверенно предлагать покупателям». В итоге родилось несколько фирменных тортов, которые быстро обрели своих поклонников. «Я стала очень популярной персоной в городе. На Новый год мне все звонили, просили попридержать торт для них — знали, что все нами сделанное быстро разойдется», — вспоминает предпринимательница. Больше всего, по ее словам, вдохновляла живая реакция на ее творения. Ничто так не радует женщину, как похвальбы в адрес ее кулинарных талантов. И ничто так не вдохновляет бизнесмена, как голосование за его товар рублем.

У советского жарочного шкафа не захлопывались дверцы, поэтому крепить их, чтобы самопроизвольно не открывались, приходилось проволокой. Шесть человек, включая саму предпринимательницу, выпекали торты стахановскими темпами. Обороты быстро нарастали, что позволило вскоре приобрести в Германии оборудование, нанять большее число работников, в том числе и технологов.

Выкроив время на отпуск, Татьяна Семенова отправилась вместе со своей старшей дочерью Анной в Европу. В те годы путешествия на Запад совершали единицы, но вместо того чтобы увлеченно осматривать достопримечательности, пара сделала тур по местным кондитерским. «Они охотно делились своими секретами, потому что Казахстан им не конкурент, да и находится далеко». В дальнейшем все путешествия за границу неизменно заканчивались перениманием передового опыта. Там же, на Западе, приобретались толстые иллюстрированные книги с рецептами, формочки для пирожных, кондитерские мешки, скалки, мраморные доски для круассанов, первый в городе шоколадный фонтан и т.д. В общем, случаи, когда авиакомпаниям приходилось платить за перегруз, были нередки.

Почти сразу «Назик» открыл магазин в одном из залов бывшей столовой. Имя он получил «Анна Мария» — в честь дочерей Татьяны Семеновой. «Я сначала думала, что это будет как немецкий бекеррай — магазинчик, где продаются исключительно торты и пирожные. Но такой формат тогда оказался невостребованным. Люди спрашивали хлеб, колбасу… В итоге мы расширили наш ассортимент, добавили бакалею. Потом я подумала, а почему бы не открыть колбасный цех — колбасу я люблю не меньше выпечки». Новое производство было запущено в арендованном помещении в 1996 году.

Позже на улице Масанчи, угол Жибек жолы, «Назик» выкупил в кредит трехэтажное здание. Сюда был переведен колбасный цех, административно-управленческий персонал. Внизу открыли еще один магазин, стали делать и продавать кулинарную продукцию.

В дальнейшем компания обзавелась еще несколькими торговыми точками, причем одно из помещений, на Сатпаева-Жарокова, было приобретено на пике цен и опять-таки в кредит. «Что ж, мы тоже оказались жертвами лопнувшего пузыря, — признает печальный факт предпринимательница. — Место, правда, оказалось удачное».

Последнее, развиваемое с 2003 года, направление «Назика» — сеть кафе. Началось все с кофеен — и опять-таки потому, что Татьяна Семенова фанатичный поклонник этого напитка. Однако посетители просили меню с едой, и пришлось пойти им навстречу. В последнее время кофейни превратились в кафе, стали скорее походить на рестораны итальянской кухни. Новое же бистро «Кастрюля» — место, где можно быстро и вкусно поесть. Цикл развития, таким образом, замкнулся: компания предложила-таки алматинцам точки общественного питания, хотя и совсем другого уровня, чем это могло быть в начале девяностых.