По ком звонит будильник

Михаил Захаренков: «Если есть красивая идея, оформленная со смыслом, то стартануть в бизнесе сейчас можно моментально. Но такое положение продлится недолго. Максимум — год»

По ком звонит будильник

Информационные технологии — одна из немногих отечественных отраслей, вполне комфортно ощущающих себя даже в кризис. Более того, многим ИT-компаниям удается интенсивно развиваться. К их числу относится и петербургский Exteer, специализирующийся на разработке и издании развлекательных online-сервисов для социальных сетей — «ВКонтакте», «Мой мир», Facеbook и др. Компания была создана в мае прошлого года, а уже семь месяцев спустя вошла в первую десятку игроков этого рынка.

Сейчас Exteer занимает, по версии socialplay.ru, шестое место в России. «Игрушками» молодой компании развлекаются в общей сложности более 7,5 млн зарегистрированных пользователей социальных сетей. Столь впечатляющие показатели, достигнутые менее чем за год, снискали основателю, владельцу и генеральному директору Exteer Михаилу Захаренкову славу лучшего молодого предпринимателя Санкт-Петербурга.

— Вы любите компьютерные игры?

— Никогда в них не играл.

— Даже в детстве?

— Ну, во-первых, у меня компьютер был не очень мощный, не тянул ни одной мало-мальски порядочной игры, во-вторых, мне больше нравилось программировать игры, в которые можно было бы играть на таких маломощных машинах, как у меня.

— Серьезным вы были ребенком, однако…

— У меня с детства была мечта, точнее, не мечта даже, а некое долженствование — cродни тому, что каждый мужчина обязан в своей жизни сделать три дела: посадить дерево, построить дом и вырастить сына. Вот я так же твердо знал, что лично мне надо сделать еще одно, четвертое, — организовать свой бизнес.

— Чтобы разбогатеть или пример родных вдохновлял?

— Да нет, у меня обычная питерская семья: мама — домохозяйка, папа — инженер, к бизнесу никто отношения не имеет. Просто я достаточно рано понял, что есть те, кто все организует и благодаря кому все вертится, и те, кто исполняет чужую волю. Лично мне нравится руководить процессом. Находить решения. Соединять разрозненное. Добиваться невозможного. Ну и чтоб коммерческая составляющая, конечно, присутствовала. Так что меня с детства мучил вопрос, чем бы мог заняться лично я.

Без монотонности

— И когда появился свой бизнес?

— Первый — в 19 лет, я тогда был студентом третьего курса физфака Санкт-Петербургского государственного университета. Написал программу, выложил в интернет, и она стала продаваться. Это узкоспециализированная программа для бухгалтеров, чтобы делать архивные копии. От пользователя требуется лишь установить ее на компьютере, а далее программа сама все архивирует в фоновом режиме, выполняя за бухгалтера нудную монотонную работу. Я ее реализую по 500 рублей за «коробку», расходится неплохо. Последние лет шесть даже не обновляю ее, а продажи целиком отдал на аутсорсинг. В сети ее продают несколько супермаркетов, еще есть дистрибьюторы в Кирове, Петрозаводске и Вятке, которые реализуют диски с этой программой. Мне же просто каждый месяц капает на счет определенная сумма.

— Хватает для комфортного существования?

— Этого хватило, чтобы вложиться в раскрутку еще одного бизнеса. А на существование, как вы выражаетесь, я до последнего времени зарабатывал в группе компаний «АстроСофт». Пришел туда еще студентом-третьекурсником и начинал курьером, просто чтобы тупо подработать, но постепенно дорос до заместителя директора департамента АСУ.

— Как удавалось совмещать учебу на дневном отделении с работой?

— На службе всегда была свобода действий, так еще с курьерских времен повелось. Мне просто поручали какого-то заказчика, а дальше я сам решал, когда и что именно делать. Поэтому, будучи студентом, выстроил себе четкий график. Например, на этой неделе в понедельник я учусь, во вторник — работаю, в среду — снова учусь, ну и так далее. А на следующей неделе, наоборот, в понедельник работаю, во вторник учусь — словом, принцип ясен. Постоянно в университет я, конечно, не ходил, но не было и такого, что прогуливаю лекции только потому, что настроения учиться нет.  У меня диплом, между прочим, с отличием.

— Когда появился второй бизнес?

— Я окончил университет и в 2004 году вместе с другом открыл фирму IT Systems. Ох и намаялся! Это сейчас открыть фирму для меня ерундовое дело, а тогда проблемой было. Мы делали локальные сети, сайты, продавали компьютеры, прокладывали кабели — словом, все подряд. Какой заказ нашли, тем и занимались. Из-за того что были молодые и неопытные, тыкались во все дыры. Приходилось идти методом проб и ошибок, чтобы понять, как это все работает. Только года через три началась наконец более или менее нормальная работа. К слову, эта фирма до сих пор существует, но мне она уже не очень интересна.

Мне не нравится монотонная работа ради заработка. Да и IT Systems не очень походила на компанию моей мечты: нестабильный спрос, низкая рентабельность. Я понял, что надо уходить в вэб-бизнес, и в 2006 году открыл интернет-магазин. Сделать сайт и арендовать сервер не было проблемой. Проблема состояла в другом — понять, чем именно торговать в этом магазине. Я взял блокнот и на протяжении долгого времени записывал все, что видел вокруг и что только приходило в голову: «шкаф», «стол», «стул», «автомобиль». И по каждой записи потом обдумывал, насколько эта вещь годится для торговли в сети, есть ли конкуренты. У меня около 300 таких записей было. В итоге решил делать интернет-магазин будильников. Такого, как оказалось, не было ни в России, ни на Западе. И до сих пор он, между прочим, единственный.

800% прибыли

— Как проводили маркетинговые исследования?

— Нашел в интернете всякие забавные, необычные будильники. Даже не товары, а просто прикольные картинки будильников. Выложил все эти картинки на сайт магазина, цены какие-то проставил (просто выдумал их) и написал, что принимаю заказы на такие будильники. За месяц поступило 1200 заказов. Так я понял, что заказывают чаще всего, и озадачился, где же все это можно купить. Строго говоря, стал искать поставщиков. Примерно год пришлось повертеться, чтобы отстроить систему поставок. С кем только не пообщался! С китайцами — это само собой, но они далеко не единственные мои поставщики. У меня же в магазине выбор — от банальных механических будильников до прикольных вариантов типа «питомец», «антистресс», «граната», «с ногами», «пожарная сирена» и т.д. Пришлось сотрудничать с экспериментальными лабораториями, самому стать дистрибьютором нескольких марок. Один будильник, который производили в Лондоне, в какой-то момент вдруг перестали выпускать. Поскольку он пользовался бешеным спросом, я нашел в Лондоне 18-летнего парня, который просто ходил по местным комиссионкам и скупал для меня этот «хит». Познакомились мы на одном из интернет-аукционов, где он продавал свой собственный будильник, я поинтересовался, сможет ли достать такие же. Он ответил: не проблема, и вот таким образом я обеспечивал эксклюзивные поставки. Эксклюзив позволял держать наценку от 300 до 500%.

— Инвестировать в этот проект много пришлось?

— Суммарные инвестиции составили 21 тыс. рублей. Это от начала проекта и по сегодняшний день. Правда, всю прибыль я вкладываю в развитие, грубо говоря: купил будильник — продал будильник, на вырученные деньги купил уже два будильника и оба продал, ну и далее по нарастающей. В первый год существования магазин принес 800% прибыли, сейчас оборот ежегодно удваивается.

— Как пережили кризис?

— Нормально. Спрос, конечно, изменился: если раньше покупали и дорогие будильники, и дешевые, то теперь — в основном дорогие, в ценовом диапазоне от 7 до 13 тыс. рублей. Но в целом интернет-магазин не только окупает себя, он прибыльный по факту. Сейчас там все уже само вертится: есть наемный работник — просто домохозяйка, которая принимает заказы по электронной почте, заказывает у поставщиков необходимый товар, получает его, упаковывает и отправляет по назначению курьерской службой.

— Развивать интернет-торговлю намерены?

— Нет, сейчас все вкладываю в разработку развлекательных online-сервисов для социальных сетей. Это когда заходишь, допустим, в сеть «ВКонтакте» и играешь там вместе с друзьями в какую-то игру или можешь познакомиться, отправить открытки, другими какими-то «местными» услугами воспользоваться. Вот такие сервисы и разрабатывает моя новая компания Exteer. Менее чем за год мы выпустили семь приложений для «ВКонтакте», «Мой мир», Facеbook и др., а если учитывать локализацию под разные сети и языки, то получилось 15 полноценных продуктов.

Меня, конечно, давно привлекала гигантская аудитория социальных сетей, но до весны прошлого года не было возможности войти туда с каким-то собственным продуктом. Такой услуги, как приложения, в сетях банально не существовало. Точнее, конкурсы по созданию приложений для энтузиастов проводились, но зарабатывать на этом было невозможно: нельзя было поставить рекламу, получить с пользователя деньги и т.д.

Заработать на Flash

— И что произошло прошлой весной?

— В апреле 2009 года социальная сеть «ВКонтакте» предложила сторонним разработчикам создавать крупные самостоятельные проекты на базе платформы Flash API. Я увидел сообщение об API и подумал, что это может быть интересно в России. Можно сказать, что тогда это был мой личный прогноз, личное видение, поскольку я начал разработку сервисов одним из первых в стране. И еще прикалывало то, что есть шанс заниматься тем, что никто до тебя еще не делал. Я потратил пару недель на освоение технологии Flash и создал первое свое приложение — «Поздравительные открытки». Все инвестиции в проект составили 4 тыс. рублей: 3 тыс. — на хостинг и 1 тыс. — на рекламу, чтобы пользователи заметили мое детище.

Эффект оказался просто сногсшибательным — за первые две недели я набрал 500 тыс. пользователей. Вторая моя игра была «Гонки на клавиатуре» — побеждает в ней тот, кто быстрее доедет до финиша, но, в сущности, это просто клавиатурный тренажер. Один из моих модераторов — пятиклассник с Украины, ему всего 11 лет, но благодаря «Гонкам» он сейчас печатает со скоростью 547 знаков в минуту. Представляете, приходит такой Шумахер на урок информатики и начинает печатать быстрее, чем весь класс вместе взятый. «Гонки» тоже практически сразу вошли в топ, но вплоть до лета, как и другие новенькие приложения, оставались исключительно инвестициями — только в июле «ВКонтакте» предоставила программистам возможность монетизировать собственные разработки.

— За счет размещения рекламы?

— Основную прибыль развлекательным сервисам обеспечивают не столько рекламодатели, сколько сами пользователи. Например, игрок, который доходит до финиша моих гонок, зарабатывает какие-то баллы и может на них купить другую машину. А может, просто заплатив, сразу купить более шустрое авто. У меня самая дешевая машина, «Запорожец», стоит 10 рублей, а дорогие — до 250 рублей. И пользователи с удовольствием платят только за то, чтобы «ездить» на красивой картинке. Чем больше у тебя игроков, тем выше доход.

Поэтому, как только заработал механизм получения платы и пошли продажи, у меня с первого дня сразу все в прибыль, в прибыль. Ежемесячный рост оборота — до 80%, рентабельность топовых сервисов — до 1500%.

Раньше сделаешь сайт, и если его 200 человек за день посмотрят, это считается круто. А сейчас в мои игры заходят каждый день около миллиона пользователей. По этому показателю Exteer на шестом месте в России.

— У такой популярности есть какое-то объяснение?

— Ну, в принципе, я догадывался, что вряд ли останусь единственным на этом рынке, поэтому, дабы как-то выделяться на общем фоне, изначально решил занять нишу высокоскоростных приложений. Делать самые быстрые сервисы. Это только звучит простенько, но очень непросто было идею реализовать. Пришлось создать собственную серверную технологическую платформу — это ноу-хау и позволяет приложениям Exteer работать в четыре-пять раз быстрее, чем у конкурентов.

Не больше чем год

— Конкуренция сильна?

— Только в России сейчас около 200 компаний и масса независимых разработчиков, участвующих в создании таких игр. По данным socialplay.ru, тройка лидеров выглядит так: первые — Mail.Ru, точнее фирма Astrum, которая разрабатывает для этой системы сервисы, у них пользовательская аудитория 30,7 млн человек, вторые — i-Jet, у которых 28,4 млн, третьи — Progrestar с 12,8 млн пользователей. Вся эта троица — крупные компании с солидным штатом разработчиков. И на шестом месте рейтинга я — такой, понимаете, одиночка.

Рынок, конечно, уже сильно насыщен, но независимый программист, за которым не стоит сколько-нибудь серьезных инвестиций, еще может в него войти. По себе знаю. Сеть «Мой мир» как-то утром сказала: есть возможность добавлять виджеты на страницу пользователя. Я подумал и за три часа сделал игру. Выложил в сеть и поехал в бассейн. А когда вернулся через три часа, у нее уже было 67 тыс. пользователей. За три часа, причем без рекламы, она стала так популярна, что вышла на первое место. Если есть красивая идея, оформленная со смыслом, то стартануть в бизнесе сейчас можно моментально. Но такое положение продлится недолго. Максимум — год.

— Почему?

— На рынок выходят сильные игроки с большими инвестициями. Например, компания Drimmi, которой руководит Никита Шерман, в прошлом возглавлявший проекты «Одноклассники.ру» и «Мамба.ру», получил сейчас 4 млн евро инвестиций на разработку социальных игр. Незанятых игровых ниш остается все меньше. Растут расходы на вхождение в этот рынок. Допустим, в сети «ВКонтакте» мои «Гонки на клавиатуре» входят в топ, но если я хочу обосноваться с ними в Facеbook, то потребуются деньги — каждый привлеченный пользователь этой сети обойдется от 70 центов до 1 доллара. Там есть свои аналоги «Гонок», и хотя мои на порядок лучше и удобнее, им необходимо набрать некую критическую массу игроков, чтобы добраться до топа. А для этого надо привлечь как минимум 1 тыс. первых пользователей. Вот на все это и требуются средства: на рекламу, чтобы рекламировать себя в новых сетях, на команду, чтобы как можно быстрее выдавать новые приложения и занимать свободные игровые ниши.

— Крупным инвесторам это интересно?

— Безусловно. На меня, к слову, тоже выходили с заманчивым предложением. Сами нашли, я их не искал: «Может, мы в вас инвестируем?» Ваучер дали, правда я его пока не расходовал: хочу как можно больше вырасти самостоятельно, за свой счет. Поэтому все, что зарабатываю, инвестирую в собственное развитие. А то, что я пока один, даже неплохо: никто ни с кем не спорит, ничего никому не доказывает. Нет корпоративных интриг. Больше свободы в решениях, да и продаваться будет проще.

Близнецы-братья

— Но придется-таки продаваться?

— Конечно, в любом случае. Эти 4 млн евро для Drimmi сильно давят мне на мозг. Сейчас буду продавать долю, чтобы ускорить развитие. В той же компании Astrum около 60 разработчиков, в i-Jet — 20, и это тоже порядочно. А у меня в Exteer первый наемный работник появился только месяц назад. Я же первые игры программировал сам, а дизайн заказывал фрилансерам — искал по всему интернету подходящих специалистов. До конца этого года планирую увеличить число штатных разработчиков до 16. Ну а года через три-четыре, если предложат хорошую цену, готов продать и собственную долю в Exteer.

— Зачем?

— Вложу деньги в новое дело. Самый драйв — так наладить бизнес-процесс, чтобы весь механизм крутился уже независимо от тебя. Разве не классно: все крутится, а ты по Азии путешествуешь? Или по Европе... Моя мечта — сделать бизнес с возможностью удаленного управления и работать себе с ноутбуком где-нибудь на пляже в Гоа. Ну, не прямо на пляже, понятно, но где-то неподалеку.

— Вы мечтаете не работать?

— Нет, такой мечты у меня не было. Сейчас для меня жизнь и работа — одно и то же, как говорил поэт, близнецы-братья. Хобби превращается в бизнес. Стирается грань между отдыхом и трудом. В последнее время, когда я уволился из компании «АстроСофт», хотя бы полегче стало. Раньше за целый день набегаешься по работе, потом домой и до поздней ночи над своими проектами корпеешь. А теперь я могу заниматься собственным делом днем, и это, как выяснилось, гигантское преимущество.

— Что было самым сложным за последний год?

— Вот это самое — уволиться из «АстроСофта». Мне раньше рассказывали, что если человек работает в большой компании, то ему очень трудно уволиться, чтобы уйти в стартап: мучает страх, что «тут» все есть, а «там» он будет совсем один. Забавно, но я, когда пришел в компанию, начал коллекционировать прощальные письма сотрудников. Человек уходит с работы, по ведомственной «электронке» прощается с коллегами, пишет им какие-то слова. Кто с сожалением уходит, кто с грустью — по-разному. За восемь с половиной лет работы в «АстроСофте» таких писем у меня набралось порядочно. Я, конечно, умом понимал, что когда-нибудь и мне придется написать прощальное послание, но даже вообразить не мог, насколько это будет психологически непросто.

— И что вы написали в своем письме?

— Что прекрасно помню свой первый рабочий день, все проекты, над которыми трудился, коллективные выезды в Репино, мешок конфет, который подарили мне сослуживцы на день рождения. Постарался сказать спасибо каждому, кто поддерживал меня хоть чем-то — советом, помощью, критикой, шуткой. У меня же осталось около сотни неиспользованных дней отпуска, потому что мне работать было интереснее, чем отдыхать. И еще написал: «Ухожу с надеждой».     

Санкт-Петербург

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее