Сиреневый туман над нами проплывает

Хотя государство принимает правильные антикризисные решения, их эффективность существенно снижена в силу «странности» кризиса в Казахстане

Сиреневый туман над нами проплывает

В чем же странность кризиса и почему он влияет на эффективность антикризисных мер? Признание кризиса или рецессии в экономике — это не признание слабости экономики или управления. Это в первую очередь сигнал от государства бизнесу, населению для принятия эффективных решений. Понятно, что при анализе причин кризиса делаются соответствующие «организационные» выводы. Однако анализ причин интересен, если он ведется параллельно с антикризисными мерами или вообще позднее. То есть признание кризиса или его непризнание во всем мире расценивается как постановка честного диагноза для эффективного лечения, а не как вопрос самолюбия.

Россия признала падение ВВП на 5% — и ничего, никто не умер. Из-за этого не случилось революции или каких-то социальных потрясений. То же самое в Штатах, в Европе. Да, там происходят определенные изменения и делаются организационные выводы. Но главное в том, что потребители и производители в этих странах получили четкий сигнал, что они находятся именно в ситуации кризиса, а значит, им всем нужно принимать антикризисные планы, изменять поведение, сценарии и стратегии. Это позволяет скоординировать общие усилия по выходу не с точки зрения «государственного ручного управления», а с точки зрения рыночной парадигмы. Потребители меняют свои предпочтения, производители, угадывая эти изменения, меняют ассортимент, банки прогнозируют изменения и меняют политику кредитования, торговые сети и посредники также адаптируются.

Теперь взглянем на Казахстан. Осенью 2007 года правительство приняло антикризисные меры, не объявляя кризис. В конце 2008 года, когда его признали в мире и в РФ, правительство признало, что «к нам кризис пришел на год раньше всех». В 2009 году кризис вроде был, но ВВП вырос. Розничный оборот вроде упал, но согласно данным Агентства по статистике не упал, потому что торговля ушла на базары и барахолки. Вроде спасали рабочие места «Дорожной карты», но по статистике занятость населения осталась на том же уровне или даже выросла. Всем трудно, но средняя заработная плата растет. То есть вроде бы нам плохо, как и подавляющему количеству стран мира, но вместе с тем и довольно хорошо.

В итоге сейчас мы живем в тумане, серой пелене, когда ни потребители, ни производители, ни посредники не понимают, какую стратегию выбрать. Те компании, которые эффективно перестроились в более низкий ценовой сегмент в ожидании того, что туда уйдут потребители, удивленно обнаруживают, что доли их рынка не сильно меняются по сравнению с более неповоротливыми конкурентами. Почему? Потому что потребитель не может выработать свои предпочтения. Он меньше покупает в классе люкс, но и не готов перейти в эконом, ведь все вроде хорошо и вот-вот мы вернемся к той, прежней, жизни. Уже и зарплаты задерживают, уже их понижают, но потребитель все верит, что это временно. По слухам и по рассказам вокруг все плохо, но человек ищет и находит доказательства, что все не так драматично.

Возник туман, в котором невозможно принимать осознанные решения. Потребители подвисли в воздухе и не знают, как себя вести. В итоге и те компании, которые изменяются, и те, которые ничего не предпринимают, оказались в одинаковом положении. Мы не можем отделить эффективные компании от неэффективных — они все примерно одинаково медленно сдуваются. И те же банки не понимают, кого кредитовать, потому что не могут оценить риски.

Я думаю, что государству нужно было признать кризис, показать честную статистику, в частности, падения ВВП (без учета нефтяного сектора), промышленного производства, товарооборота, потребления электроэнергии и прочее. Таким образом была бы дана установка населению и компаниям, что по-старому жить нельзя, произошло бы очищение. Потребители, производители, трейдеры перестроились бы. В результате возникли бы новые модели бизнеса. И это нормальная ситуация — так происходит во всем мире.

Мы же, как мне кажется, занимаемся самообманом, поэтому все у нас гораздо хуже в среднесрочной перспективе. Если провести аналогию, то это все равно, что вместо сокращения персонала сотрудников успокаивают и по полгода не платят зарплату, но потом все равно сокращают. Честнее это делать сразу — за полгода сотрудник сможет найти другую работу, станет гибче по своим требованиям, не будет тратиться в долг «под зарплату».

Кризис гораздо легче проходить, когда ты его признаешь. Как болезнь гораздо проще лечить, если она диагностирована. Обсуждение причин болезни можно оставить на потом, главное — признать и лечить, тогда и лечение (меры) будет эффективным. Сейчас состояние плавно ухудшается. Туман позволяет не видеть, как нарастают трудности, что приятно, но не дает видеть выход, понимать, какие шаги верны, а какие нет. И это крайне опасно.