Бодался батька с «Газпромом»

Россия и Белоруссия завершили начавшуюся в середине июня газовую войну, но конфликтный потенциал сторон не исчерпан

Бодался батька с «Газпромом»

«Разборки» России со своими углеводородными транзитерами — Украиной и Белоруссией — давно приняли хронический характер. Не успел забыться прошлогодний январский конфликт с «Нафтогазом Украины» (когда пол-Европы на две недели осталось без газа, а «Газпром» потерял 2 млрд долларов выручки), как подоспели скандалы с Белоруссией. В начале года между Москвой и Минском возник спор из-за экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Минск утверждал, что в условиях создаваемого Таможенного союза все поставки должны осуществляться беспошлинно. Москва же беспошлинный режим распространяла лишь на нефть, потребляемую внутри республики.

Желание белорусских властей пожинать щедрую российскую нефтяную ренту понятно: в 2008 году разница между поступлениями от экспорта нефти и нефтепродуктов и средствами, затраченными на импорт этих товаров из России, составила 873 млн долл. После долгих препирательств соглашение о поставках нефти в Белоруссию (отсутствие которого угрожало не только транзиту нефти из России в Европу, но и существованию самого Таможенного союза) было подписано. Россия обязалась поставлять без взимания пошлин 6,3 млн тонн нефти из балансовых 21,5 млн тонн.

Хроника конфликта

Не успели стихнуть страсти нефтяные, как в июне вспыхнули страсти газовые. «Белтрансгаз» накопил долг, платя за потребляемый российский газ по цене 2008 года — 150 долларов за 1000 кубометров, тогда как заключенный в начале года контракт предусматривал рост цен: в I квартале — 169,2 доллара, во II — 184,8 доллара за тысячу кубометров. В III квартале, как заявил официальный представитель ОАО «Газпром» Сергей Куприянов, цена будет 193—194 доллара. Платил даже меньше заложенной в бюджет-2010 Минфином Белоруссии цены на российский газ в 166 долларов за тысячу кубометров. Таким образом, по подсчетам российского поставщика, перед «Газпромом» образовался долг в 192 млн долларов, который российская компания потребовала вернуть.

Сначала Минск отрицал наличие долга, но затем президент Александр Лукашенко заявил, что «если России очень тяжело его пережить и оставить прошлогоднюю цену и мы признаем, что это долг, — будем платить». Лукашенко, видимо, «забыл», что повышение цены на газ для Белоруссии заложено в условиях подписанного обеими сторонами контракта, который надо выполнять. Затем, признав факт долга, официальный Минск предложил погасить задолженность оборудованием, машинами и другими товарами.

Однако президент России Дмитрий Медведев отказался помочь союзной Белоруссии разгрузить склады и совершить бартерную сделку, приняв оплату «пирогами, блинами, маслом или чем-то иным», поскольку согласно законодательству «Газпром» может принимать оплату только в иностранной валюте. Обидевшийся Лукашенко потребовал от «Газпрома» погашения задолженности за транзит российского газа через Белоруссию, после чего белорусская сторона выполнит свои обязательства. «Газпром» начал сокращать поставки «голубого топлива» в Белоруссию: в первый день на 15%, во второй — на 30%, в третий — на 60% от плана. Ожидалось, что в случае невыплаты долга поставки могут сократиться на 85%.

В ответ (произошло это 22 июня) Лукашенко заявил, что это «война», и поручил своему правительству ограничить транзит российского топлива в Европу. Вскоре в Минске поняли, что из этого ничего не получится. Во-первых, на дворе лето и острота газовых проблем для Европы резко снижена, во-вторых, в хранилищах накоплены большие запасы газа и угрозы снабжению европейских потребителей нет. Однако, по словам главы «Газпрома» Алексея Миллера, за время газовой войны Белоруссия все-таки «залезла в экспортную трубу» и «сокращение поставок в ЕС достигало 20% от планового объема». По официальной информации, пострадала только Литва.

Вскоре белорусский долг был погашен. Как заявил Лукашенко, он обратился к друзьям за помощью. Деньги для расчета с Россией дал президент Азербайджана Ильхам Алиев. Следует отметить, что друзья из Азербайджана деньги не подарили, а одолжили. При этом «Газпром» вместо 192 млн долларов получил 187 млн, но претензий от него не последовало, и 24 июня газ пошел в полном объеме. «Газпром» назвал конфликт «исчерпанным на данный момент», но признал, что «остаются нестыковки по транзитной ставке». Дело в том, что за транзит вместо 260 млн долларов, которые хотел Минск, было перечислено 228 млн.

По словам официального представителя «Газпрома» Сергея Куприянова, в контракте предусмотрена базовая ставка за транзит в размере 1,45 доллара за тысячу кубометров на 100 км. Рост размера ставки до 1,74 доллара в 2009 году и 1,88 доллара в 2010 году увязывался с увеличением оптовой надбавки на газ, реализуемый «Белтранс­газом» на местном рынке в размере 10,47 доллара на тысячу кубометров в 2009 году и 11,08 доллара в 2010 году. Эта надбавка не была введена, а значит, условия повышения ставки транзита не выполнены.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер подчеркнул, что пока дополнение к контракту на транзит газа не подписано, «Газпром» имеет право платить по ставке, которая указана в документе 2006 года. Однако первый вице-премьер правительства Белоруссии Владимир Семашко заявил, что вопрос об оставшихся 32 млн долларов еще будет обсуждаться. И, как сообщил «Интерфаксу» гендиректор «Белтрансгаза» Владимир Майоров, 2 июля обе компании поставили точку в споре, подписав допсоглашение к контракту с новой ставкой  транзита на 2010 год в 1,88 доллара.

Враг у ворот

Белорусский МИД официально заявил, что в требовании российской стороны оплатить использованный газ нет ничего политического, это проблемы невыполнения белорусами контрактов. Однако если дипломаты стараются не переносить конфликт в область политических заявлений, то белорусский президент без этого, как правило, не обходится.

Лукашенко вновь вспомнил про совместные окопы в годы Великой Отечественной и обвинил Россию в игнорировании белорусских национальных интересов. Видимо, «запамятовал», что тогда русские и белорусы защищали единую страну, а ныне это две независимые страны, которые не без его «помощи» никак не могут завершить образование союзного государства. Батька Лукашенко как мантру повторяет: «Мы, политики, можем и должны сделать все, чтобы не допустить надлома братских уз и разрыва союзных связей, кропотливо формируемых на протяжении столетий многими поколениями. Ни в коем случае нельзя принести эти святые ценности в жертву индивидуальным амбициям и сиюминутным интересам». Но его слова разительно расходятся с делами.

Ратуя за интеграцию, белорусский лидер полагает, что энергетические и торговые споры с Москвой объясняются желанием России усилить экономическое и политическое влияние на Белоруссию. Появились предположения, что энергетический конфликт приурочен Москвой к намеченным на начало 2011 года президентским выборам в Белоруссии. Александр Лукашенко заявляет, что он не нравится Кремлю, «поскольку, видите ли, независимость очень рьяно отстаивает, на все сто процентов. Есть другие личные мотивы».

Безусловно, конфликт разных трактовок заключенных договоров и соглашений давно перерос в межличностный, когда эмоции спорщиков блокируют политические и экономические интересы обеих подписавших их стран. Однако представляется, что белорусские власти накануне выборов целенаправленно провоцируют конфликт с Россией.

Ведь если, как заявляли сами белорусские власти, сумма задолженности «плевая» — какие проблемы могут быть с ее оплатой, тем более если население и предприятия исправно платят за газ? Получается, что задержка происходит на уровне государственных структур, а это уже политика.

Вследствие экономических просчетов белорусское руководство вряд ли сможет в полном объеме выполнить свои предвыборные обещания 2006 года. Особенно это касается зарплаты в 500 долларов. Поэтому необходимо переложить вину за невыполнение обещанных параметров социально-экономического развития республики на кого-то другого. Нужен враг. В 1994 году им была коррумпированная власть, в 2001 году — прозападная оппозиция, в 2006-м — коварный Запад. В 2010 году таким врагом, видимо, должна стать Россия. И это понятно.

Реализуемая в стране экономическая модель развития в значительной мере основана на дотациях в виде дешевых российских энергоресурсов. По разным оценкам, за последние 15 лет экономика республики через субсидии и льготные цены на газ и нефть получила от России свыше 60 млрд долларов. Только по нефти и газу в 2008 году Россия субсидировала экономику Белоруссии на 12% ВВП.

Сегодня модель решения социально-экономических и политических проблем Белоруссии за российские деньги, ничего не давая взамен, начинает пробуксовывать. Забыты утопические прогнозы на 2009 год и мифические планы третьей пятилетки. Главное, без российской подпитки придется кардинально менять экономику страны. Но такая перезагрузка повлечет сокращение зарплат, дотаций, пенсий, рост безработицы, что чревато для нынешних белорусских властей.

 Конечно, Россия могла бы смягчить свою позицию по долгу, если бы Минск, к примеру, подписал весь пакет документов по вступлению в Таможенный союз. Проблема в том, что она слишком торопится с политическим решением о его создании, оставляя без должного внимания проработку экономических условий его деятельности. Результат — тупик с ценами на неф­тепродукты при формировании единого экономического пространства, недоработки (а то и пробелы) в документах, которыми Лукашенко умело пользуется, обвиняя Россию в дискриминации слабого соседа.

Славянский пинг-понг

«Боевые» действия закончились. Россия и Белоруссия завершили газовую войну, в ходе которой «Газпром» потерял 4,2 млрд долларов капитализации. И это неудивительно. К примеру, за три дня «военных» действий акции «Газпрома» потеряли в цене на ММВБ почти 3%, в то время как ведущие российские индексы снизились лишь на 0,3—0,4%.

Конфликтный потенциал сторон не исчерпан — многие вопросы остались нерешенными. Сложности с Таможенным союзом — тревожный симптом, который говорит о том, что напряженность между Белоруссией и Россией никуда не исчезла. Руководству обоих государств нужно проанализировать сложившуюся ситуацию, выявить и нейтрализовать ключевые причины, регулярно приводящие к войнам — нефтяным, газовым, табачным, молочным, шоколадным и т.д. В частности, тщательно прорабатывать и детально прописывать газовые контракты, чтобы избегать их двоякого толкования. К примеру, газовые контракты с Белоруссией должны быть такими же ясными и четкими, как последний контракт с Украиной, который Киев даже опубликовал в Интернете. Пока же политический и экономический пинг-понг руководства двух славянских стран поражает своей бессмысленностью, вводя в транс не только воспитанную Европу, но и партнеров по Содружеству.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики