Граф может не удержаться

После выборов вся власть в Польше оказалась сосредоточена у представителей одной партии. Неизбежные болезненные реформы грозят подорвать доверие избирателей к «Гражданской платформе». А значит, Ярослав Качиньский получит хорошие шансы вернуться в большую политику

Граф может не удержаться

Результаты президентских выборов были с большим облегчением встречены и восточными, и западными соседями Польши. Экономическое сообщество также осталось довольно: польская национальная валюта, злотый, мгновенно подорожала почти на процент по отношению к евро. Многим даже показалось, что эпоха братьев Качиньских и проводимой ими балаганно-популистской политики ушла безвозвратно. Президентом Польши стал соратник нынешнего премьера Дональда Туска, пришедшего к власти в 2007 году, граф Бронислав Коморовский, исполнявший обязанности президента после того, как в апреле в авиакатастрофе погиб Лех Качиньский. Происходящий из аристократической семьи, историк по образованию, до 1989 года преподававший в семинарии, он, по отзывам коллег, является стабильным политиком умеренно консервативных взглядов, лишенным излишней инициативности и романтических фантазий. Его главная задача — не выдумывать ничего самому и четко проводить линию старшего товарища по партии Дональда Туска.

Вопреки ожиданиям победа далась Коморовскому с трудом. Обойти своего противника Ярослава Качиньского, вышедшего на выборы, чтобы заменить на высоком посту погибшего брата-близнеца, ему удалось лишь во втором туре, с отрывом в 6% (Коморовский набрал 53%, а Качиньский — 47%). Подобный скромный результат польские политологи объясняют несколькими причинами.

Прежде всего на настроения электората повлиял так называемый сентиментальный фактор — трагическая гибель брата Качиньского. По плану выборы должны были состояться лишь осенью, и, согласно опросам общественного мнения, на них ожидалась уверенная победа Коморовского. Но теперь на досрочных выборах, по мнению экспертов, часть электората из чувства сострадания проголосовала за брата-близнеца погибшего президента.

Повлияла на исход выборов и поддержка Качиньского католической церковью, имеющей большое влияние на мнение польских избирателей (католическое радио «Мария» хотя бы время от времени в Польше слушают все). Одним из факторов, настроивших церковь против «Гражданской платформы», стал предвыборный тезис о развитии в стране искусственного оплодотворения.

Наконец, против Коморовского сыграла реальная поддержка значительным числом польских избирателей (около трети электората) тех социально-националистических лозунгов, которые провозглашает «Закон и справедливость» братьев Качиньских. Станет ли сторонников «Закона и справедливости» больше к следующим парламентским выборам, которые состоятся во второй половине 2011 года, будет зависеть от тех результатов, которых удастся достичь нынешнему польскому правительству.

Успех или везение?

До сегодняшнего дня премьер-министр Польши Дональд Туск и его правительство выглядели чрезвычайно успешными. Основной заслугой Туска в глазах избирателей является способность страны противостоять мировому финансовому кризису, поразившему практически весь Евросоюз. На сегодня Польша — единственная страна ЕС, экономика которой не испытала рецессию и продолжает расти (в прошлом году ВВП увеличился на 1,7%, прогнозы на текущий год — 3,5%).

Достичь подобного результата Варшаве удалось в первую очередь благодаря разумной экономической политике, проводимой нынешним кабинетом. Главный советник Туска Михал Бони разработал, как считается, довольно успешный план экономического развития Польши до 2030 года. Одним из главных его принципов является дальнейшая приватизация госсобственности (пока у государства осталось 20%, а хотят оставить 10%)и постепенное проведение социально-экономических реформ, без потрясений и недовольства электората. Действуя в соответствии с этим принципом, по контрасту со своими балтийскими соседями, Польша в кризис не стала повышать налоги, а еще снизила их, благодаря чему смогла привлечь иностранных инвесторов, также страдающих от кризиса и ищущих более выгодных условий для размещения производства. В то же время Польше удалось удержать стабильный уровень потребления на внутреннем рынке, что, учитывая ее 30-миллионное население, помогло поддержать экономику и привлечь иностранные инвестиции. Зарплаты и пенсии не были сокращены, обанкротились и закрылись лишь немногие компании, поэтому население воздержалось от жесткого урезания трат. Одновременно Польша использовала и традиционные методы обеспечения занятости в кризис — значительные средства были выделены на строительство дорог и других инфраструктурных объектов (несмотря на начатое сооружение скоростных магистралей, дороги для Польши остаются серьезной проблемой, большинство из них — двухполосные, обладающие чрезвычайно низкой пропускной способностью).

Правда, по словам некоторых экономистов, избежать введения чрезвычайных мер удалось не только в результате мудрых действий правительства, но и благодаря удачному стечению обстоятельств. По сравнению с «балтийскими тиграми» польская экономика, погруженная в свои непростые внутренние проблемы, до кризиса развивалась более медленными темпами. В результате на момент X у нее оказалось значительно меньше корпоративных и частных долгов; к тому же и строительная лихорадка, подкосившая не одну восточноевропейскую экономику, Польшу затронула в значительно меньшей степени. Неготовность страны к вступлению в зону евро сегодня также оказалась ей на руку. В отличие от соседних Словении и Словакии, уже перешедших на евро, а также балтийских стран, успевших привязать свои валюты к евро, Варшава обладает достаточно большой свободой в проведении фискальной политики и выигрывает от умеренной инфляции злотого, который упал достаточно для того, чтобы это помогало экспортерам, но не настолько, чтобы представлять проблему для финансовой системы.

Чем обернется чудо

[inc pk='1444' service='media']

На внешнеполитическом поприще Туску и его команде также удалось добиться значительных успехов. Проводя прагматичную политику взаимовыгодного сотрудничества с соседями, он смог наладить отношения с Евросоюзом и Германией, с треском проваленные до него братьями Качиньскими (говорят, что именно благодаря Туску председателем Европарламента был избран поляк Ежи Бузек).

Теперь с уходом с политической арены Качиньских, сторонников откровенно проамериканской политики, Туск и Коморовский смогут проводить проевропейскую линию. Так, новый президент уже заявил о необходимости вывода польских военных из Афганистана.

Не менее значительной частью внешней политики Варшавы станут и отношения с Россией. Недавно приезжавший в Москву председатель Европарламента Ежи Бузек, например, заявил, что он надеется на общеевропейскую поддержку безвизового режима с Россией. «Все, что происходило между Польшей и Россией последние два-три месяца, показывает, что в наших отношениях наступил перелом, — сказал “Эксперту” президент польского фонда “Институт восточноевропейских исследований” Зигмундт Бердыховский. — Мы увидели со стороны России ряд позитивных шагов, показывающих, что Россия хочет иметь хорошие отношения с Польшей. Москва передала Варшаве документы по Катынскому делу, российское телевидение показало сюжет о катынской трагедии. Кроме того, мы никогда ранее не имели столь большого экономического сотрудничества, как сегодня. Вообще, большинство польских политиков в последние несколько месяцев говорят о том, что для Польши в Центральной и Восточной Европе наиболее важным является диалог именно с Россией. Москва должна стать нашим ключевым партнером в регионе. В этом смысле отношения с Украиной отошли на второй план — в Польше считают, что Киеву надо пройти польский путь и провести масштабные экономические реформы».

В то же время перспективы для нынешнего кабинета выглядят не столь радужно, как этого хотелось бы многим. С избранием Коморовского президентом у электората значительно выросли ожидания, связанные с командой Туска. Само присутствие на президентском посту Леха Качиньского, периодически накладывавшего вето на инициативы нынешнего премьера, служило во многом оправданием для «Гражданской платформы», удерживающим их от проведения эффективных экономических реформ. Теперь никаких препятствий нет, и польский обыватель ожидает чуда. А его-то как раз и не произойдет.

Избежать рецессии Туску и его команде удалось во многом за счет выделения денег из бюджета и увеличения государственного долга. В результате дефицит бюджета сегодня составляет 7%, а госдолг стремительно вырос и в этом году может перевалить за 55% (чего нельзя допустить по польскому законодательству — тогда автоматически запускаются жесткие ограничительные меры). Для того чтобы справиться с этой проблемой, Варшаве придется пойти на непопулярные шаги: урезание соцпакета, пересмотр бюджетной поддержки фермеров, увеличение пенсионного возраста и сокращение госслужащих. Серьезной выглядит и проблема безработицы: достигнув в прошлом году почти 13%, несмотря на все меры, принимаемые правительством, после сокращения бюджетных трат она может еще возрасти. Крайне негативным фактором для рынка занятости в Польше стало возвращение значительного числа поляков из стран Западной Европы: в кризис они потеряли работу.

Эти обстоятельства вкупе с непопулярными в народе мерами, следствием которых, вероятно, все-таки станет снижение уровня жизни, могут оттолкнуть от «Гражданской платформы» избирателей на приближающихся местных и парламентских выборах. Именно на это и надеется Ярослав Качиньский — политик достаточно жесткий и агрессивный.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?