Магнитуда взаимной выгоды

Казахстану необходимо не только торговать, но и наладить трансферт технологий из стран Восточной Европы. Это взаимовыгодный процесс: европейцы получат доступ в Центральную Азию, Казахстан — в Европу

Магнитуда взаимной выгоды

Польша — шестое по величине государство Европейского союза (ЕС). С 12 марта 1999 года является членом НАТО, с 1 мая 2004 года — член ЕС. 21 декабря 2007 года вошла в Шенгенскую зону.

Мировой финансовый кризис ударил по Польше в меньшей степени, чем по ее соседям по ЕС. Самый тяжелый период страна пережила с января по октябрь 2009 года, когда темпы роста ВВП резко замедлились и составили: в первом квартале — 0,7%, во втором — 1,1, в третьем — 1,8%.

В четвертом квартале 2009 года польская экономика вновь ожила, показав 3,3% роста.

Довольно быстрый выход из кризисной ямы стал возможным во многом благодаря структуре польской экономики. В Польше около 1,8 млн хозяйственных субъектов, 90% из них — субъекты малого и среднего бизнеса. Характерная черта малых и средних предприятий — до 250 работающих. При этом девять из десяти — это микропредприятия, в которых работают не более девяти человек.

В свою очередь микропредприятия — это, как правило, семейный бизнес. Именно такие субъекты за счет своей мобильности способны легко приспосабливаться к меняющимся условиям.

Успехи польской экономики налицо. Эта страна стала самым крупным производителем бытовой техники в ЕС. В не самом удачном 2009 году Польша по объемам реализуемой в ЕС бытовой техники опередила признанного лидера — Италию. 80% телевизоров с плоским экраном, реализуемых в Евросоюзе, выпускаются в Польше. Сегодня Польша теснит производителей автомобильных запасных частей.

Казахстан может перенять от Польши уже показавшую эффективность структуру экономики и сделать акцент на малом и среднем бизнесе. Традиционно нам также близок бизнес, построенный по семейному принципу. В перспективе мы могли бы стать для Таможенного союза таким же мобильным производителем, как Польша для ЕС.

Мы обречены на сотрудничество

В Министерстве экономики Польши есть четкое понимание, зачем Польше нужен Казахстан.

Представители министерства считают нашу страну надежным торговым партнером и безусловным лидером в Центральной Азии. Остановившись на уже имеющейся правовой базе — соглашениях об избежании двойного налогообложения, о взаимной поддержке инвестиций, экономическом сотрудничестве, польская сторона подчеркивает особый интерес к нашей стране. В частности, об этом свидетельствует тот факт, что председателем двусторонней комиссии по экономическому сотрудничеству с польской стороны назначен вице-премьер, министр экономики Польши Вальдемар Павляк.

Как нам заявили в Минэкономики РП, в 2009 году Казахстан, несмотря на кризис, стал единственной страной СНГ, в которой польский экспорт не только не упал, а даже вырос на 3%.

Директор департамента экономической дипломатии МИД Польши Гжегож Гавин отметил ключевые преимущества Казахстана, а именно значение страны в Центрально-Азиатском регионе, близкие отношения с Россией и богатые энергетические ресурсы. Во всем этом внешнеполитическое ведомство Польши видит большой потенциал для более тесного сотрудничества.

Со своей стороны директор восточного департамента МИД Польши Михал Лабенда убежден в необходимости тесных экономических связей. «Польша — лидер в Восточной Европе. С нашим мнением по восточной политике в ЕС считаются. Казахстан является политическим и экономическим лидером в Центральной Азии. Это признается не только ЕС, но и всеми международными организациями. Не случайно наш покойный президент с самого начала поддержал идею председательства Казахстана в ОБСЕ. Две такие страны обречены на тесное взаимодействие», — считает он.

Темпы интеграции поляков не устраивают

Минэкономики Польши планирует в 2010 году провести в Варшаве заседание комиссии по экономическому сотрудничеству, которому должен сопутствовать экономический форум с участием предпринимателей Польши и Казахстана. Подобных мероприятий достаточно много. Например, в 2007 году Торгово-промышленная палата Польши провела форум фармацевтического и медицинского оборудования. Затем последовали еще два форума — в Варшаве и Познани. В 2009 году палата организовала поездку польского вице-премьера в Астану, где он участвовал еще в одном польско-казахстанском форуме.

2 октября прошлого года в Астане был проведен польско-казахстанский бизнес-форум, в ходе которого были подписаны три соглашения о сотрудничестве между Конфедерацией работодателей РК и Конфедерацией работодателей РП, польско-казахстанской Торгово-промышленной палатой и Торгово-промышленной палатой РК, фирмой Dressta и фирмой Awia (Польское агентство информации и иностранных инвестиций).

По итогам всех этих форумов ряд казахстанских компаний вышли на польский рынок, а польские компании — на казахстанский рынок. Однако поляков такие темпы экономической интеграции не устраивают.

Поляками созданы специализированные структуры, занимающиеся развитием польско-казахстанского экономического сотрудничества. Как нам сказал маршал Мазовецкого воеводства Адам Стружик, при воеводстве создано Агентство по развитию Мазовья. «Оно поддерживает импортеров, которые хотят инвестировать в Казахстан. Запланированный Минэкономики экономический форум должен стать платформой для налаживания сотрудничества. Наши партнеры заверили о готовности приехать в Варшаву 30—40 предпринимателей из Казахстана», — заверил маршал.

Торгово-промышленная палата Польши вроде нащупала более эффективный инструмент налаживания двусторонних контактов. Это так называемые индивидуальные миссии заинтересованных компаний. Совсем недавно поляки организовали индивидуальную миссию польской юридической фирмы «Халас и Партнеры» в Казахстан. Наряду с уже существующей филиальной сетью в других странах мира фирма намерена открыть свое представительство в Алматы.

Лавируя между минами

Вице-президент польско-казахстанской Торгово-промышленной палаты Тадеуш Намединский главной причиной слабой экономической интеграции стран называет большое расстояние между Казахстаном и Польшей. Это предполагает высокие логистические издержки. Для того, отмечает г-н Лабенда, чтобы польский товар попал на казахстанский рынок, а казахстанский — на польский, необходимо пересекать три государственные границы. «Не меньшую тревогу вызывает зависимость наших стран от транзита через Россию. Так как он регулируется так называемыми дозволами (страны на двусторонней основе обмениваются разрешениями на транзит, как правило, по схеме 50 на 50. — «ЭК»). Разрешительная система на самом деле является ограничением на свободном рынке», — подчеркивает г-н Намединский.

По его словам, не может не вызывать удивления отношение казахстанских транспортных компаний к своим потенциальным клиентам. «Я пробовал во время заседания межправительственной комиссии в Астане в письменной форме обратиться к ним за разъяснениями. Но они даже не отвечают. Поэтому нам необходимы как воздух партнеры, способные сдвинуть с места вопросы взаимной торговли. Мы должны в Польше интегрировать грузы, чтобы польский товар на казахстанском рынке не был дорогим», — сетует г-н Намедински.

Г-н Гавин все же выражает относительный оптимизм. «Основной проблемой является отсутствие прямого воздушного сообщения. Конечно, быстро ее не решить. Сегодня мы открываем прямые авиарейсы с Ереваном, Тбилиси. Скоро планируем c Ханоем, Токио и Пекином. Пекин, возможно, через Астану», — заявляет он.

Остановимся и на другом важном аспекте польско-российских и польско-казахстанских отношений. В частности, на вопросе собственности на литовский нефтеперерабатывающий завод «Мажейкяй Нафта». Напомним, что 53,7% завода до мая 2006 года принадлежали голландской дочерней компании ЮКОСа — Yukos International UK-BV, но были проданы за 1,492 млрд долларов польской нефтяной компании PKN Orlen (полностью сделка закрыта в декабре 2006-го), еще 40,66% акций — у правительства Литвы. Причем из тендера на покупку пакета акций решением литовского сейма были исключены российские нефтяные компании. Формальный повод — хозяином актива не могут быть поставщики сырья. Вместе с россиянами от ворот поворот получил другой участник тендера — казахская нацкомпания «КазМунайГаз». В ответ на это «Транснефть», в то время возглавляемая Семеном Вайнштоком, перестала поставлять нефть в «Мажейкяй Нафта» по нефтепроводу «Дружба», сославшись на аварию. С тех пор литовский актив польской нефтяной компании испытывает дефицит дешевого сырья и вынужден возить нефть танкерами, и частично — по железной дороге. Отсюда и высокая себестоимость готовой продукции, и ее очевидная неконкурентоспособность.

[inc pk='1443' service='media']

В настоящее время польская компания вынуждена занимать деньги на модернизацию, а потом реструктурировать долги. Процесс аккумулирования долгов не может продолжаться вечно.

Г-н Лабенда рассказал еще об одной проблеме между странами. Вопрос визовой поддержки усложнился тем, что Польша активно интегрируется в европейские структуры, а Казахстан — в Таможенный союз. «Мы однозначно за облегчение получения виз гражданами Казахстана. Но далеко не все зависит от нашего желания. Есть общие требования по визам в рамках ЕС, выполнять которые мы обязаны. ЕС готов пойти на упрощение визового режима, но для этого Казахстан должен выполнять ряд требований, чтобы соответствовать европейским стандартам», — говорит г-н Лабенда.

Но проблемы имеются не только с польской стороны. К примеру, польские граждане, прибывающие в Казахстан, должны в течение 72 часов пройти регистрацию. В то же время граждане Казахстана в Польше такой процедуре не подвергаются из-за отсутствия института регистрации граждан.

«Но мы не считаем это каким-то ущемлением прав польских граждан, потому что процедура относится ко всем иностранным гражданам, приезжающим в Казахстан», — заявляет г-н Лабенда.

А также китайский вектор

Представителей польского сейма очень волнует китайский вектор. Именно он в какой-то степени мешает развитию экономического сотрудничества двух стран.

Польша является одним из крупнейших в Европе производителей строительных машин. Польская сторона готова не только поставлять их, но и наладить производство в Казахстане с гарантированным выходом на экспорт. И что немаловажно — с соответствующей сервисной поддержкой.

Главная причина, в силу которой этот проект угас в самом зародыше, — китайский автопром. Казахстанские строительные компании активно покупают дешевые китайские строительные машины, используют их определенный период времени, а потом сдают в утиль. При столь недальновидной импортной политике Казахстан надолго окажется в зависимости от китайских производителей.

Подобная иждивенческая позиция делает невозможным развитие отечественного автопрома.

«Нам представляется более эффективным сотрудничество Казахстана и Польши во всех сферах, включая автомобилестроение, производство строительных материалов, сельское хозяйство, фармацевтику и другие сферы. Мы можем обмениваться технологиями, черпать друг у друга наши новейшие достижения. В то же время с Китаем такой взаимообмен практически исключен. КНР стремится производить все и вся», — сказал нам депутат польского сейма.

Г-н Стружик предлагает тесное взаимодействие в сфере производства овощей и фруктов и их переработки — еще одном сегменте, где зависимость Казахстана от Китая растет в геометрической прогрессии. Например, представители Мазовецкого воеводства три года назад подписали подобное соглашение со своими коллегами из Акмолинской области Казахстана. Но проект так и остался на уровне намерений.

Среди других проектов, которые польская сторона предлагает Казахстану, — сотрудничество фармацевтических фирм. В силу недорогой по меркам Европы рабочей силы в Польше, выпускаемые здесь медикаменты имеют низкую себестоимость. Но поляки готовы пойти дальше и открывать совместные фармацевтические предприятия в Казахстане. Например, польская фирма «Гербаполь» (производит препараты аводарт, артезин, витапрост, везикар, дриптан и другие. — «ЭК»), находящаяся недалеко от центра Варшавы, хотела бы вести общий бизнес с профильными казахстанскими компаниями.

Наибольший, по мнению г-на Стружика, интерес вызывают малые и средние предприятия Казахстана. Оно и понятно. В структуре бизнеса Мазовецкого воеводства субъекты МСБ играют ключевую роль. В настоящее время здесь зарегистрировано 640 тыс. фирм, из которых 20 тыс. — с участием иностранного капитала.

Проектный менеджер по России и Центральной Азии ТПП Польши Владислав Соколовский предлагает развивать польско-казахстанскую торговлю, при этом не забывая о более глубокой интеграции — сотрудничестве в сфере технологий. «Мы можем аккумулировать европейские технологии, адаптировать их к условиям Казахстана», — заявляет он.

В свете начатой в Казахстане пятилетки форсированного индустриально-инновационного развития польская сторона могла бы не только продавать нам технологии, но и активно участвовать в их внедрении.

По мнению г-на Соколовского, для начала Польша могла бы содействовать своим казахстанским партнерам в подготовке квалифицированных рабочих. Эта европейская страна имеет одну из самых продвинутых в ЕС систем профессионального технического образования. «Мы готовы обучать, к примеру, сварщиков с европейскими сертификатами для Казахстана, а также рабочих по более чем 500 специальностям. Передать программы обучения, чтобы совместно готовить специалистов. А также предоставить инструменты и машины, чтобы обучать полезным профессиям казахскую молодежь», — подчеркнул г-н Соколовский.

О необходимости прямого польско-казахстанского сотрудничества говорит следующий факт. «Недавно я узнал, что на месте, где осуществляются крупные казахстанские инвестиции, работают 60 поляков-сварщиков, которых привлекает туда Норвегия. В свою очередь, через норвежцев работает казахстанско-британская фирма, которую туда привлекает еще одна норвежская фирма. Последнюю туда привлекает итальянская компания (ENI. — «ЭК»), выступающая в качестве подрядчика», — удивляется г-н Соколовский.

В данной связи возникает закономерный вопрос: почему бы Казахстану напрямую не связаться с польской фирмой, готовящей сварщиков? «Они <казахстанские сварщики> нужны на ваших платформах, трубопроводах, нефтепроводах и т.д. Мы можем эти технологии продать, показать, вместе работать. И отправить в Казахстан не только наших инструкторов, но также оборудование для обучения», — резюмирует г-н Соколовский.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?