Иногда они возвращаются

К концу текущего года правительство Казахстана намерено вернуть такой источник пополнения казны, как экспортные таможенные пошлины на сырьевые товары. Сильнее всех от нововведения пострадают отечественные нефтяные компании

Иногда они возвращаются

Заявление премьер-министра Карима Масимова о планах по восстановлению экспортно-таможенных пошлин (ЭТП) на ряд сырьевых товаров аналитики связывают с желанием правительства компенсировать потери бюджета от перехода на новые правила Таможенного союза. Напомним, что ЭТП на нефть была введена в Казахстане 17 мая 2008 года и обнулена 26 января 2009 года в связи с резким спадом мировых цен на нефть. Однако в соответствии с новым Налоговым кодексом, вступившим в силу с 1 января 2009 года, недропользователи стали платить рентный налог на экспортируемые нефть и газовый конденсат в зависимости от их мировой цены.

Размер ЭТП варьировался: до октября 2008 года составлял 109,91 доллара за тонну, затем поднялся до 203,8 доллара и продержался на этом уровне до 19 января 2009 года. На момент обнуления ставка сократилась до 139,79 доллара за тонну. При этом ЭТП использовалась как мера по увеличению загрузки казахстанских НПЗ и обеспечению внутреннего рынка нефтепродуктами.

Решения о списке подпадающих под ЭТП товаров и ее размерах пока нет, но в Министерстве финансов РК уже подсчитали, что благодаря ЭТП в бюджет страны дополнительно поступит около 1,5 млрд долларов. Однако методика расчета этой суммы не ясна. Вопрос по продукции горно-металлургической отрасли еще прорабатывается (к примеру, медь практически восстановила позиции, железорудное сырье и алюминий — лишь отчасти), тогда как, по словам министра финансов Болата Жамишева, размер пошлины для сырой нефти фактически решен — 20 долларов за тонну.

Безусловно, с момента обнуления ЭТП произошли существенные изменения как в котировках сырья, так и в фискальной политике государства. В частности, ставка корпоративного подоходного налога снизилась с 30% до 20%, НДС — до 12%. Правительству для реализации мер Антикризисной программы пришлось изымать средства из Национального фонда. В текущем году, несмотря на радостные прогнозы властей относительно роста объемов ВВП, законодательно утвержден трансферт из Национального фонда в республиканский бюджет в размере 6,8 млрд долларов.

Страхи преувеличены

Недропользователи намерение правительства восстановить ЭТП восприняли неоднозначно. И это понятно. Под ее действие попадает лишь 1/3 часть добываемой нефти в Казахстане, затрагивая ограниченное количество компаний. В частности, налоговые взаимоотношения с Казахстаном таких крупнейших в стране производителей нефти, как компании Karachaganak Petroleum Operating B.V. (KPO) и «Тенгизшевройл», формируются на условиях стабильности контрактных обязательств в рамках соглашений о разделе продукции (СРП). Теоретически они защищены от всевозможных изменений в налогообложении.

Впрочем, это не помешало властям, к примеру, обязать КРО выплачивать ЭТП. Британский участник проекта — BG Group — подал в Лондонский арбитражный суд иск о неправомерности такого решения. Затем компания его приостановила, надеясь «вместе с правительством республики найти взаимовыгодное решение проблемы». Сегодня спор перерос в переговоры между крупными участниками проекта BG Group и Eni по продаже казахстанской стороне 10% их доли. Но это уже другая история.

По наблюдениям аналитиков, рынок отреагировал на заявление о возможном возвращении ЭТП потерей в цене акций компаний, которые могут попасть под пошлину, в среднем на 10—12%. Однако такая особенность поведения инвесторов на рынке ценных бумаг, как их повышенная пугливость, не позволяет рассматривать это снижение как сколько-нибудь долгосрочный тренд.

По различным оценкам, в Казахстане на таможенные сборы приходится от 30 до 45% всех фискальных поступлений в госбюджет. В целом рост налоговой нагрузки является серьезным риском возможности финансирования наращивания нефтедобычи, ведет к сокращению капитальных вложений в производственные мощности недропользователей, отрицательно сказывается на восполнении сырьевой базы. В частности, введение ЭТП еще более снизит эффективность эксплуатации низкорентабельных месторождений и малодебитных скважин и, возможно, поставит вопрос об их консервации. Так, АО «Разведка Добыча “КазМунайГаз”» (добывающее подразделение НК «КазМунайГаз») владеет 15 низкорентабельными месторождениями, эксплуатация которых для компании является экономически малодоходной, но обеспечивает занятость местного населения.

Безусловно, введение ЭТП в одностороннем порядке смещает баланс экономических интересов сторон в пользу фискальных органов. Тем не менее представляется, что страхи, связанные с ЭТП, сильно преувеличены. Вряд ли возвращение ЭТП может привести к срыву ряда мероприятий, запланированных компаниями в рамках программы форсированного индустриально-инновационного развития, как это заявил председатель Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Казахстана (АГМП) Николай Радостовец. Согласно расчетам Минфина, средняя налоговая нагрузка на плательщиков ЭТП увеличится с 40% до 44%.

Действующая, например, в России уже много лет ЭТП на сырую нефть (с 1 июня этого года выросшая с 284 долларов до 292,1 доллара за тонну) инвесторов не распугивает. В противном случае не наблюдалось бы такого притока инвестиций в нефтегазовый сектор страны. В Казахстане, учитывая высокую рентабельность нефтяного бизнеса, финансовые потери экспортеров сырья при ставке ЭТП в 20 долларов за тонну будут незначительны. Кроме того, экспортная пошлина будет способствовать насыщению внутреннего рынка республики нефтепродуктами. Ситуация прояснится после принятия правительством окончательного решения по ЭТП.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики