Казахстанская повестка для ОБСЕ

Казахстан намерен совместить повышение собственного международного авторитета с повышением авторитета возглавляемой им организации

Казахстанская повестка для ОБСЕ

ОБСЕ, как и любая другая международная организация, открывает перед страной-председателем широкие возможности для выбора и реализации самых различных моделей поведения на период председательства. При этом возможности для изменения позиции организации по каким-то принципиальным вопросам у страны-председателя почти равны нулю — этому мешает консенсусный принцип принятия решений.

Презентация Казахстаном плана мероприятий на 2010 год в рамках своего председательства в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), прошедшая в середине января в Вене на специальном заседании Постоянного совета ОБСЕ, не содержала сюрпризов.

Свое выступление, адресованное Постоянному совету ОБСЕ, Нурсултан Назарбаев начал с того, что обозначил те проблемы, которые, по его мнению, должна будет решать организация. К ним он отнес эрозию режима нераспространения оружия массового уничтожения, терроризм, гуманитарные и экологические катастрофы, голод, бедность, эпидемии, сокращение энергетических ресурсов, конфликты на межэтнической и межрелигиозной почве.

Традиции вместо стандартов

Девизом казахстанского председательства президент Назарбаев провозгласил четыре «Т» — Trust (доверие), Tradition (традиции), Transparency (транспарентность) и Tolerance (толерантность).

О том, насколько актуален вопрос о доверии в отношениях между государствами, можно судить хотя бы по тому, что международные отношения в последнее время все чаще сравнивают не с шахматами, как было принято издавна, а с покером — игрой, основанной на блефе и взаимном недоверии.

Под традициями, как пояснил Нурсултан Назарбаев, понимается «приверженность основополагающим принципам и ценностям ОБСЕ». Традиции — это то, что Казахстан предложил вместо скомпрометировавших себя стандартов ОБСЕ. Что понимается под основополагающими принципами, можно понять, прочитав проект договора о коллективной безопасности, продвигаемого российским коллегой Нурсултана Назарбаева и поддержанный казахстанским президентом.

Этот договор не содержит в себе каких-то положений, которые можно было бы расценить как угрозу общеевропейской безопасности или безопасности отдельно взятой страны. Но он вызывает у ряда государств неприятие тем, что в свернутом виде включает в себя те нормы и принципы международного права, которые сегодня фактически исключены из международной практики и о которых стараются не вспоминать. В преамбуле договора содержится ссылка на ряд международных документов, в том числе на Декларацию о принципах международного права, принятую в 1970 году. Среди этих принципов есть и такой неоднозначный с точки зрения практики последних лет, как «строгое соблюдение государствами обязательства не вмешиваться в дела любого другого государства».

Ключевой принцип политики

Транспарентность в интерпретации Нурсултана Назарбаева — это максимальная открытость в международных отношениях, свободных от «двойных стандартов» и «разделительных линий», нацеленность на конструктивное сотрудничество в преодолении вызовов и угроз безопасности.

Толерантность — это та сфера, где мы чувствуем за собой моральное право выступать в роли если не критиков других стран, то, по крайней мере, учителей. Выступая на открытии Конференции ОБСЕ высокого уровня по толерантности и недискриминации в Астане 29 июня, Нурсултан Назарбаев дал развернутую характеристику казахстанской модели: «В чем заключаются отличительные особенности казахстанской модели толерантности, элементы которой могут быть с успехом адаптированы к специфическим условиям других государств ОБСЕ?

Во-первых, в основу этой модели были положены столь характерные для многовековой истории казахского народа толерантность, терпимость, гостеприимство, уважение к другим народам, культурам и религиям.

Во-вторых, в условиях суверенного Казахстана толерантность стала не только нормой политической культуры, но и ключевым принципом государственной политики. Именно в Казахстане впервые на пространстве ОБСЕ был создан уникальный общественный институт. Это Ассамблея народа Казахстана, ставшая успешной диалоговой площадкой для согласования интересов различных этнических групп и религиозных конфессий.

В-третьих, казахстанская политика толерантности изначально включает в себя как внутреннее, так и внешнее измерение. Благодаря этому обстоятельству политика Казахстана в вопросах толерантности является последовательной, предсказуемой и свободной от «двойных стандартов». Не случайно Казахстан воспринимается многими государствами ОБСЕ как возможный посредник в решении «замороженных конфликтов».

В-четвертых, Казахстан является активным сторонником межцивилизационного диалога. Наша страна всемерно способствует развитию диалога между мусульманским миром и Западом и является членом Группы друзей Альянса Цивилизаций. В 2008 году по инициативе нашей страны, в Астане состоялся Форум министров иностранных дел «Общий мир: прогресс через многообразие».

По словам Каната Саудабаева, Казахстан рассматривает толерантность и недискриминацию как один из главенствующих факторов стабильности и намерен максимально задействовать потенциал ОБСЕ для развития диалога религий, культур и цивилизаций, преодоления национализма, религиозной нетерпимости, расизма, ксенофобии и антисемитизма.

Не случайно в Астанинской декларации Действующего председателя ОБСЕ, принятой по итогам конференции, сказано, что государства-участники ОБСЕ решительно опровергают попытки ассоциировать терроризм и экстремизм с исламом и мусульманами и заявляют, что международные события и политические вопросы не могут оправдать какую-либо форму нетерпимости и дискриминации, направленную против мусульман в целом. Они призывают полностью соответствовать международным стандартам по правам человека во время борьбы с терроризмом, и признают, что создание доверия, взаимопонимания и уважения между различными обществами и правительственными властями укрепляют усилия, направленные на борьбу с экстремизмом, которые могут привести к насилию. С этой целью они поощряют увеличение уровня осведомленности о нетерпимости по отношению к мусульманам и протестуют против антимусульманских предрассудков и стереотипов.

После завершения нашего председательства в ОБСЕ тема толерантности перейдет в следующий, 2011 год, когда Казахстан будет хозяином очередного саммита Организации исламская конференция (ОИК). Тогда нам пригодятся все наработки в области толерантности, и можно не сомневаться в том, что противодействие исламофобии в Европе станет одной из главных тем казахстанского председательства в ОИК.

В поисках утраченного консенсуса

Нурсултан Назарбаев сказал, что определяющий вопрос будущего ОБСЕ состоит в том, сможет ли она оформиться в качестве структуры, признающей многообразие мира XXI века, или останется в качестве сегментированной на блоки организации, в которой традиционный Запад стоит особняком от пространства к востоку от Вены.

Некоторые наблюдатели увидели в выступлении Назарбаева критику в адрес организации, точнее, ее нынешнего состояния. В действительности же казахстанский президент, в прошлом не раз критиковавший ОБСЕ за невротическую зацикленность на третьей корзине и за неспособность обратиться к решению тех задач, которые представляются действительно актуальными и важными Казахстану, России и их союзникам, на этот раз от критики воздержался. Он лишь указал на то, что в организации, которая принимает решения на основе консенсуса, этого консенсуса уже давно нет.

По мнению Нурсултана Назарбаева, «10-летняя пауза с Саммитом ОБСЕ является иллюстрацией того, что консенсусная основа Организации пребывает если не в кризисном, то в весьма стагнационном состоянии». Возможно, со временем сам принцип консенсуса будет пересмотрен, как это уже произошло в Евросоюзе. Однако сегодня Казахстан предложил всем странам-участницам продемонстрировать если не единство в видении проблем и вызовов сегодняшнего мира, то хотя бы единство в своей готовности эти проблемы обсуждать и искать ответ на эти вызовы.

Казахстан не в состоянии вдохнуть новую жизнь в ОБСЕ ни в одиночку, ни даже при поддержке своих союзников. Но создать условия для возрождения организации и для ее адаптации к задачам и вызовам современного мира он готов. Проблема в том, что сегодня многие страны Европы уже привыкли связывать свои планы и надежды на международную безопасность с НАТО, решение экономических вопросов — с Евросоюзом, а ОБСЕ рассматривают как своего рода правозащитный филиал этих структур. Пока неясно, в какой степени они заинтересованы в возрождении ОБСЕ в качестве не всемогущей, но авторитетной международной организации. Консенсус, в котором нуждается ОБСЕ, связан не со статусом Косово и Абхазии, не с оценкой выборов в Украине или Афганистане, не с условиями обновления Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Точнее, не только с ними. Он должен быть достигнут относительно будущего самой организации, ее места в новой структуре международной безопасности. Такой консенсус позволит оперативно решить принципиальные вопросы и отложить решение тех, которые могут быть отложены без ущерба для эффективности работы и авторитета организации. Без общего видения своей стратегической миссии ОБСЕ обречена на то, чтобы превратиться в объект политических манипуляций и инструмент реализации конъюнктурных проектов.

Председательство Казахстана дает ­ОБСЕ шанс не только обрести утраченный консенсус, но и стать одним из архитекторов новой структуры международной безопасности. От того, в какой степени его усилия будут поддержаны другими странами-членами ОБСЕ, зависит не только успешность намеченных мероприятий, но во многом и будущее организации.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?