Зерновые виражи

Погода вносит свои поправки в прогнозы будущего урожая зерновых: аграрные ведомства и эксперты пересматривают их в сторону снижения. Однако, учитывая крупные переходящие запасы зерна, дефицита продовольствия ожидать не стоит

Зерновые виражи

Засуха и дожди, поразившие ряд зернопроизводящих регионов мира, заставляет аналитиков зернового рынка регулярно корректировать прогнозы будущего урожая. Так, Международный зерновой совет (IGC) снизил прогноз мирового объема производства всех видов зерновых в 2010/11 маркетинговом году с майских 1777 млн тонн и июньских 1776 млн тонн (прошлогодний показатель — 1785 млн тонн) до 1753 млн тонн в июльском отчете. На 21 млн тонн — до 369 млн тонн — были сокращены и мировые переходящие запасы зерна. При этом перспективы урожая зерновых в США и Китае улучшились, в Канаде, отчасти ЕС и странах бывшего СССР они стали заметно хуже. Однако если в Канаде обеспокоенность вызывает чрезмерное количество осадков на западе страны (их количество, выпавшее в мае-июне в провинциях Саскачеван, Манитоба и Альберта, составило более 200% от нормы), то в России — засуха.

В своем июльском докладе эксперты из Минсельхоза США (USDA) мировое производство пшеницы сократили с 668,52 млн тонн в июне до 661,07 млн тонн. Тогда снижение произошло главным образом за счет Канады (-4 млн тонн), стран ЕС (-1,15 млн тонн), Турции (-0,5 млн тонн). В самих Соединенных Штатах аграрное ведомство ожидает рост производства на 4,04 млн тонн до 60,30 млн тонн, а также увеличение без того немалых конечных запасов сезона на 2,78 млн тонн — до 29,75 млн тонн.

Новый, вышедший в августе, отчет USDA урезал прогноз мирового производства зерна еще на 15,34 млн тонн. Переходящие мировые запасы пшеницы эксперты ведомства снизили до 174,76 млн тонн против 187,05 млн тонн в июле, что на 49,9 млн тонн выше уровня сезона 2007/08 года, когда состоялся продовольственный кризис.

Во многом причиной корректировки прогноза послужила новая оценка урожая России, занявшей в прошлом году третье место в мире по объему экспорта пшеницы. Прогноз производства зерна в России понижен на 8 млн тонн из-за «продолжающейся экстремальной засухи и рекордной жары». В странах ЕС — на 4,3 млн тонн (до 137,5 млн тонн). В Канаде эксперты USDA ожидают снижение производства пшеницы до 20,9 млн тонн по сравнению с 26,5 млн тонн в прошлом году. Однако у канадского агентства по статистике свой прогноз — урожай сократится до 22,7 млн тонн, а объем экспорта на 16% — до 15,5 млн тонн.

Консультанты французской Strategie Grains снизили прогноз по производству пшеницы в странах Евросоюза на 2,8%, до 129,8 млн тонн. В Германии, по данным консалтинговой фирмы Alfred C. Toepfer, общий урожай зерновых упадет на 15%. Весьма противоречивы первые результаты уборки пшеницы в западных провинциях Франции: на одних полях очень высокая урожайность, на других — крайне низкая. По данным компании Agritel, изучающей риски производства в сельском хозяйстве, урожай пшеницы мягких сортов во Франции в этом году будет на 10% меньше, чем в прошлом.

Тогда как, согласно данным операторов австралийского зернового рынка, условия для урожая пшеницы в стране оказались лучшими за последние десятилетия. В целом опрошенные The Wall Street Journal эксперты полагают, что снижение производства зерна вернет мировые цены на комфортный уровень и не создаст дефицита продовольствия.

Знойное лето России

Не остается без корректировок и будущий урожай России. В августе USDA оценочный размер урожая пшеницы в России был сокращен до 45 млн тонн, экспорта зерна — 12 млн тонн. Тогда как в июне его аналитики ожидали производство пшеницы в стране на уровне 57,5 млн тонн, а в июле эти прогнозы составляли 53 млн тонн. Прогноз экспорта пшеницы составлял соответственно 17,5 млн тонн и 15 млн тонн.

В российской «дочке» глобального трейдера Glencore — Международной зерновой компании (МЗК) — сократили прогноз общего урожая зерна с 87 млн тонн (ранее 93 млн) до 81 млн тонн и полагают, что сбор пшеницы в этом году может составить 52—53 млн тонн. Валовой сбор ячменя прогнозируется в объеме около 13 млн тонн (в прошлом году — 17,9 млн тонн).

Посевы поражены на площади около 10 млн га из 48 млн га посеянных. От засухи пострадало 40 субъектов Российской Федерации, и в половине из них был введен режим чрезвычайной ситуации: в него попали территории почти всего Поволжья, части Черноземья и Южного Урала. В наиболее пострадавших регионах из-за засухи урожайность снизилась в два раза. Однако в случае прихода в Россию обильных дождей (как это обещают синоптики), аналитикам придется вновь пересмотреть размер урожая, но уже в сторону увеличения. Пока же Союз мукомольных и крупяных предприятий заявил о том, что впервые за последние 15 лет Россия может столкнуться с необходимостью импортирования ржи для производства муки.

По августовскому прогнозу Минсельхоза, валовой сбор зерна в стране составит 60—65 млн тонн. Ведомство определило и объем экспорта зерна в сезоне 2010/11: он не превысит 4,5 млн тонн (по итогам июля Россия уже вывезла 1,6 млн тонн зерна) и сократится как минимум в 5 раз.

В стране начался стремительный рост цен на зерно: кое-где они выросли в два, а то и в три раза, достигнув 6 тыс. рублей за тонну пшеницы третьего класса. Обеспокоенные ожидаемыми трудностями по исполнению своих контрактов, крупные зернотрейдеры стали говорить о необходимости государственного запрета на экспорт зерна. В частности, глава МЗК Юрий Огнев, заявляя о необходимости государственного запрета на экспорт зерна с 1 сентября, высказывал опасения по поводу возможного введения заградительных пошлин на экспорт, поскольку пошлины форс-мажором не являются и от исполнения обязательств по контрактам не освобождают.

Решение о запрете экспорта зерна, принятое 5 августа, вступило в силу 15 августа, и эта оперативность правительства поразила многих. По мнению пресс-секретаря Российского зернового союза Антона Шапарина, «это оправданная мера, введенная, однако, с излишней поспешностью».

Необходимость этой меры премьер РФ Владимир Путин объяснил тем, что «нам нужно не допустить роста внутренних цен в РФ, сохранить поголовье скота и сформировать резервы будущего года». Последствия запрета, который будет действовать до 31 декабря, неоднозначны.

Безусловно, от эмбарго выигрывают все отечественные потребители зерна и продуктов его переработки (запрет позволит стабилизировать внутренние цены на зерно и предотвратить резкий рост цен в смежных отраслях — животноводстве и пищевой промышленности). Проигрывают ориентированный на экспорт зерна агробизнес, импортеры российского зерна. Действительно, реагируя на меры российского правительства, цены на зерно в стране упали, но на мировом рынке, наоборот, подскочили до двухлетних максимумов. Таким образом, в плюсе оказываются еще и некоторые зернотрейдеры, получившие для контрабандных схем экспорта более чем благоприятный дисбаланс цен на внутреннем и на внешнем рынках зерна. Трудно прогнозировать, насколько устойчив этот обусловленный биржевыми спекулянтами повышательный тренд фьючерсных контрактов. Ограничить рост мировых цен может освобождение ряда стран от своих прошлогодних сверхзапасов зерна.

Пока же чиновники успокаивают население. Так, первый вице-премьер Виктор Зубков, комментируя ситуацию в ряде зернопроизводящих регионов РФ, заявил, что, несмотря на засуху, России хватит своего зерна и на продовольственные, и на фуражные цели. «Мы в последние годы имели хорошие урожаи зерновых, и в 2008, и в 2009 году, поэтому у нас появилась возможность создать большие запасы. У нас на 1 июля 2010 года запасы зерна в стране — 24 млн тонн», — подчеркнул вице-премьер, добавив, что в интервенционном фонде находится 9,5 млн тонн зерна и собрано уже более 5 млн тонн зерна нового урожая.

Однако утверждать, что возможный дефицит зерновых в некоторых регионах не страшен, поскольку существуют огромные запасы зерна, по крайней мере, недальновидно.

Ситуация на мировом рынке может сложиться так, что все эти запасы (несмотря на эмбарго) уйдут на экспорт, проскочив мимо дефицитных регионов. Местный покупатель, с его проблемами и заложенными в банках активами, заведомо проигрывает платежеспособному импортеру. И здесь вряд ли поможет намерение Минсельхоза инициировать обращение в ФСТ о снижении железнодорожных тарифов на перевозки зерна для пострадавших регионов.

Усыхающий каравай Казахстана

Сложная ситуация и в Казахстане. В этом году яровые зерновые культуры размещены на площади 16,35 млн га (что на 316 тыс. га меньше уровня прошлого года), в том числе пшеницей засеяно 14,2 млн га (меньше на 80 тыс. га). Однако в основных зерносеющих регионах республики стоит сильная жара и почти нет осадков. Министерство сельского хозяйства США снизило прогноз для Казахстана на 3 млн тонн.

По данным Минсельхоза, в Западно-Казахстанской (ЗКО) и Актюбинской областях засуха унесла более 70% урожая. В ЗКО, по информации начальника отдела растениеводства областного департамента сельского хозяйства Николая Зинченко, «высота посевов слишком низкая, она не позволяет производить уборку комбайном». При этом он отметил, что урожайность на полях не будет превышать двух центнеров с гектара.

Западноказахстанские фермеры подсчитывают убытки: засуха уничтожает посевы второй год подряд. В прошлом году, когда североказахстанские фермеры собирали рекордный урожай, на западе страны сгорело 60% полей. Сегодня в одном только Чингирлауском районе засуха уничтожила 90% посевов. В некоторых районах области дождей не было с начала апреля, а температура воздуха местами превышала 45 градусов. Такая же ситуация в Актюбинской области. В прошлом году из-за засухи здесь было списано более 20% посевов. В этом — крестьяне считают, что с полей не соберут даже на семена, а ведь на многих аграриях висят долги от прошлой и нынешней посевной. Их ожидает арест счетов, техники, недвижимости.

В Северо-Казахстанской области, полагают фермеры, средняя урожайность пшеницы составит около 7 центнеров с гектара, и хорошо, заключают аграрии, если будет собрано хотя бы 3 млн тонн зерна (в два раза меньше прошлогоднего). Не радует и состояние посевов на полях Кустанайской области. Если в 2009 году в области было собрано 5,4 млн тонн зерна, то в этом объем валового сбора сократится более чем на 35%.

В Акмолинской области, обеспечивающей до трети зернового производства Казахстана, ожидаемый валовой сбор составит 2,3 млн тонн, что в два раза ниже прошлогоднего.

Однако глава Минсельхоза Акылбек Куришбаев оптимизма не теряет. На состоявшемся в начале июля совещании в Кокшетау он заявил, что «сегодня состояние посевов: где-то 34% — у нас хорошие, 54% — удовлетворительные, порядка 8,5% зерновой культуры считаем неудовлетворительными, но о списании полей вопрос не стоит». На совещании в правительстве 16 августа ответственный секретарь Минсельхоза республики Евгений Аман озвучил уже другие цифры: 83% посевов находятся в удовлетворительном состоянии, 12% — в плохом, 5% погибло и списано.

В Минсельхозе ожидали урожай на уровне 14,5 — 15,5 млн тонн зерна. Однако позднее Акылбеком Куришбаевым эти прогнозные объемы были сокращены до 13,5—14,5 млн тонн. Как известно, валовой сбор зерна в Казахстане в прошлом году составил 22,7 млн тонн в бункерном весе и 20,6 млн тонн после доработки. И если экспортный потенциал зерна в Казахстане в прошедшем маркетинговом году оценивался в 12 млн тонн, то в этом (июль 2010 года — июнь 2011 года), несмотря на неопределенность ситуации (урожай еще не убран), Минсельхоз по поводу зернового экспорта проявляет какой-то безудержный оптимизм, предвкушая, что теперь-то казахстанское зерно, не встречая конкуренции, заполнит чуть ли не все ниши рынка.

В распространенной 18 августа пресс-службой ведомства информации указывается, что «на экспорт Казахстан в этом году отправит восемь миллионов тонн зерновых. Из них четыре миллиона тонн в страны Средней Азии и Афганистана, два миллиона тонн — странам Закавказья, Россия, Иран и другие страны получат также два миллиона тонн зерна». А ведь днем ранее ведомство сообщало об экспортном потенциале в 6 млн тонн зерна. Из каких закромов аграрное ведомство извлекло еще 2 млн тонн? Возможно, из амбаров с нереализованным зерном прошлогоднего урожая. Правда, сложно сказать, сколько его там: звучали различные цифры от 4,5 млн до 8 млн тонн.

Между тем ряд специалистов оптимистичные прогнозы чиновников не разделяет. По их мнению, на хороший урожай рассчитывать не приходится. С учетом всех факторов (засухи, нехватки средств для закупа качественных семян, удобрений, несоблюдения всего комплекса агромероприятий) Казахстан вряд ли соберет с гектара больше половины прошлогоднего показателя. В частности, управляющий директор по коммерческим вопросам АО «НК “Продкорпорация”» Даулет Увашев полагает (как и Минсельхоз США), что урожай составит около 11,5 млн тонн зерна. Такой урожай страна собирала в последний раз около 10 лет назад. При этом может случиться, что зерно не будет соответствовать стандартам (содержание клейковины, стекловидность), по которым традиционно ведется закуп.

Но и эти далеко не рекордные миллионы необходимо собрать, переработать, сохранить и вывезти. На сегодня общая элеваторная емкость хранилищ составляет 14,7 млн тонн. При этом из 258 имеющихся в стране элеваторов государству принадлежат лишь пять, и госрезерв (который должен составлять 4—5 млн тонн, необходимых для контроля над рынком) просто негде хранить. Так, прошлогоднее обещание правительства выкупить у крестьян нераспроданные остатки зерна выполнено не было, и миллионы тонн просто сгнили.

Сегодня многие элеваторы находятся в плачевном состоянии, что вряд ли может обеспечить полную сохранность урожая. Тем более что его часть наверняка будет продана «налево» еще на стадии уборки: вполцены, но без каких-либо налогов, пошлин и т.д. Еще часть зерна будет в значительной мере де-юре поедена мышами, птицами и жуками на элеваторах, а де-факто окажется у наших пострадавших от засухи соседей.

Отмеченные в ряде регионов повышения цен на хлеб и муку носят спекулятивный характер. Зерно в структуре себестоимости буханки хлеба не превышает трети в зависимости от технологий. Все остальное — это затраты на ГСМ, производство, торговая наценка. Соответственно, лишь из-за подорожания зерна цена на хлеб не может резко возрасти. Тем более что в 2009 году зерно подешевело (нередко оно продавалось даже ниже себестоимости), а цены на хлеб остались прежними, сформированными в 2008 году при максимальной стоимости зерновых. Поэтому необходимости в их повышении нет, и если власти окажутся не в состоянии обуздать аппетиты крупных производителей хлеба, то в ценовом росте буханки будут виноваты именно они. Не стоит забывать и о том, что в мае в лидеры по коррупции выбилось аграрное ведомство, опередив полицейских и таможенников.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом