Хорошие парни слушают Цоя

Хорошие парни слушают Цоя

Отечественные кинематографисты научились снимать и монтировать по шаблонам коммерческого кино. В кинотеатре торгового центра «Мега» состоялся специальный показ для прессы новой казахстанской ленты «Сказ про розового зайца». Фильм снят молодым казахстанским режиссером (он же автор сценария) Фархатом Шариповым. Краткий синопсис фильма не обещает ничего необычного, сюжет прост: провинциальный парень попадает в компанию «золотой» молодежи и поступается моральными принципами… Невольно вспоминаешь многочисленные истории из жизни, согласно которым не город портит деревню, а деревня — город. Так что такой сюжет уже не актуален — больше проблем доставляет миграция в центробежном направлении. Проблема социально-культурного разрыва между горожанами и провинциалами налицо.

Но, как оказалось, дело вовсе не в противостоянии города и деревни. Выбрав банальный нравоучительный сюжет, авторы фильма на этом не остановились. Они двинулись в направлении развлекательного криминального жанра, замешанного на любовной истории. Режиссер попытался соединить две разноплановые задачи — моральную проповедь и развлечение. Поэтому неудивительно, что перевесила вторая, а первая в итоге свелась к плакатному лозунгу. Конечно, кино и жизнь расходятся, но вопрос в том, насколько. Фильм выглядит как сказка для успокоения совести или более благородная по посылу установка «все будет хорошо». Понятно, что режиссер не преследовал цели вскрыть язвы современного ему общества. С одной стороны — жаль. С другой — при имеющемся арсенале штампов и творческих запросов эта задача пока не по зубам нашим кинематографистам. Поэтому казахстанский криминал в фильме мало чем отличается от английского из фильма «Карты, деньги, два ствола». Кроме того что в английском фильме это все же английский криминальный мир. А в казахстанском — непонятно какой — стилизованный и приглаженный под универсальный киношный штамп. Впрочем, довольно картинно смотрятся не только бандиты и так называемая «золотая» молодежь, но и студенты, гастарбайтеры с улицы, а также мельком попавшие в кадр казахстанские художники. Правда, это не вызывает раздражения, а лишь улыбку. Может быть потому, что эпизоды сняты по уже привычным канонам коммерческого жанра. Возможно, что так создатели картины, а вслед за ними и зрители реализуют свою мечту о жизни в искусственном, киношном мире, в котором все — свои люди, а страшные истории заканчиваются хорошо. Постановка эпизодов и способ их монтажа (Сергей Вилковиский) хорошо знакомы по многочисленным западным и российским картинам, но для казахстанских кинематографистов это дебют.

Создатели увлеклись зрелищной картинкой: большую часть фильма на экране мелькают шикарные дома, дорогие машины, ночные клубы, дефилируют стройные девушки. Меньше по времени, но с не меньшей тщательностью показаны реалии уличной жизни. Начало картины выглядит с этой точки зрения более обстоятельным. Но все же дальше показа — эти живут так, а те этак — дело не двигается. Возможно, все упирается в близкую сердцу народа сюжетную линию. Фархат Шарипов посоветовал не искать параллелей с западными триллерами. Видимо потому, что они уже найдены. Как признался режиссер, за основу взяты готовые образы. При этом он отметил, что не задавался целью вывести типаж отечественного криминала, а скорее представить карикатуру на него. Но карикатура получилась какая-то слишком общая. И хотя фильм развлекает, вряд ли кто-то из зрителей узнает в нем себя.

Что касается прославления Алматы, то надо заметить, он представлен действительно зрелищно. Часто показывают новостройки шикарных элитных районов, скрытых от взглядов рядовых алматинцев. Поэтому присутствовавшие на показе коллеги периодически восклицали — а это где, а вот это? Да и популярные места как-то плохо узнавались на экране — даже пресловутая улица Тулебаева, известная всему Союзу по фильму «Игла». Если бы главный герой не падал патетично на колени и не кривлялся, изображая культового персонажа, возможно, «аллея славы» так и промелькнула бы незамеченной. По словам режиссера, розовый заяц вписан в сценарий совершенно случайно, для понтов. Возможно, наш город образно такой же розовый заяц, затерявшийся среди других похожих друг на друга плюшевых персонажей.

Несмотря на перечисленные недостатки, картина производит неплохое впечатление. По крайней мере, впервые не было стыдно за молодой казахский кинематограф. Как отметил сам режиссер — работаем для народа. Как известно, народ уже давно смотрит голливудское кино и плохой концовки не поймет. А розовому зайцу не пришьешь ничего, кроме симпатичного хвостика, хеппи-энда. Несколько надуманным, но зато позволяющим сделать реверанс в сторону отечественной киноклассики, выглядит указание на любовь главного героя к творчеству Виктора Цоя. Хотя в фильме звучит совсем не «киношная» музыка, а как раз та, которую слушает по клубам алматинская молодежь. Поэтому титры на экране тянутся под малохудожественный с литературной точки зрения, но зато прямолинейно нравоучительный рэп. В целом фильм выполняет вечную, не меняющуюся, а поэтому благородную миссию — призывает бросить сигарету и понять, что любовь за деньги не купишь. Единственное, о чем остается сожалеть, — наши молодые кинематографисты учатся снимать по готовым лекалам, а не пытаются сказать авторское слово в кинематографе.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики