Страх сильнее заработков

Без поддержки государства рынок репо вряд ли вернется к росту

Страх сильнее заработков

Рынок репо никак не придет в себя после прошлогодней стагнации. За первые восемь месяцев 2010 года объемы торгов по репо выросли на 13% относительно аналогичного периода прошлого года, с 7, 6 трлн до 8, 5 трлн тенге. Это второй после валюты сектор биржевого рынка, показавший положительную динамику роста. Тем не менее поводов для оптимизма мало: прирост (34%) показали сделки автоматического репо с госбумагами — наиболее надежными и ликвидными, под которые инвесторы не боялись привлекать или ссужать деньги. Сделки с корпоративными бумагами провисли вчистую: по авторепо снижение составило 86%, по операциям «прямое репо» — 99%.

Фондовый кошелек

Неразвитость рынка акций и нехватка качественных облигаций сделали операции репо палочкой-выручалочкой биржевого рынка. Поскольку репо позволяло привлечь ликвидность временно на платной основе и под залог ценных бумаг, им охотно пользовались участники рынка, в том числе непрофессиональные инвесторы. Всегда можно было перехватить деньги на недельку-другую, пока не подоспеет кредит в банке, а также использовать привлеченные сроком до шести месяцев средства для краткосрочных спекулятивных операций для управления текущей ликвидностью.

К примеру, осенью 2007 года, в канун кризиса, деньги под репо с корпоративными бумагами стоили 10—15% годовых при годовой инфляции на тот период в 19%. Проценты репо были аналогичны либо ниже процентов банковских кредитов, с той выгодой, что на привлечение средств не затрачивалось много времени. Как следствие, ежедневный оборот рынка репо составлял порядка 180—200 млрд тенге. К концу 2008-го из-за финансового кризиса стоимость многих ценных бумаг упала в разы и стороны сделок не смогли возвратить оговоренные суммы денег, пошли дефолты. Обороты сектора упали до 30—40 млрд тенге в день.

Дефолты выявили чахлость инфраструктуры рынка репо. Во-первых, рынок слабо регулировался. Оказалось, что компании реального сектора занимали на репо под долгосрочные проекты: на финансирование основных средств, инвестиционные проекты с землей, когда она росла и др. Хотя понятно, что длина денег репо и строительных проектов абсолютно несопоставима и любой сбой в ценовом росте недвижимости тут же грозит крахом тщательно выстроенной денежной пирамиды.

Во-вторых, на рынке отсутствовал применяемый во всем мире механизм «маржин-колла», когда при снижении стоимости залоговых бумаг до определенного уровня сторона сделки имеет право самостоятельно реализовать залог, не ожидая полной потери его стоимости.

Тем не менее по объемам сделок 2009 год относительно 2008 года сектор корпоративного репо завершил в плюсах. Инвесторы спасали средства, пролонгируя ранее заключенные сделки, в надежде на рост цен залоговых инструментов.

Нынешний небольшой подъем в секторе авторепо по госбумагам означает, что инвесторы не хотят рисковать. Репо с корпоративными бумагами по-прежнему в глубоком ауте.

Лишенный доверия

Рынок репо помимо того, что делится по форме собственности эмитентов, предоставляющих инструменты — корпоративные или государственные ценные бумаги, еще подразделяется на два вида торгов — авторепо и «прямое репо». Первый подразумевает заключение сделок в режиме непрерывного встречного аукциона. Сделка заключается буквально «вслепую», контрагенты не видят друг друга, хотя инвестору всегда важно знать, кто купит или продаст ему ценные бумаги, чтобы иметь представление о кредитоспособности партнера. Для минимизации рисков участников рынка к авторепо допускаются не все бумаги, а только наиболее качественные, в первую очередь госбумаги, а затем корпоративные бумаги первоклассных эмитентов.

«Прямое репо» заключается по предварительной договоренности между сторонами сделки. Ценные бумаги для сделок определяются непосредственно инвесторами из числа акций и облигаций, допущенных к обращению на бирже. Поскольку «прямое репо» с корпоративными бумагами более рискованно, доходность здесь исторически выше, сюда шли за спекулятивным капиталом, и в кризис сектор упал в первую очередь.

Биржа предприняла меры для снижения рисков. С рынка были удалены все неблагонадежные эмитенты. С 1 апреля 2009 года было запрещено использовать в качестве предметов репо, осуществляемых «прямым способом», ценные бумаги, эмитент которых своевременно не выплатил по своим долговым бумагам вознаграждение или основной долг, дивиденды по своим привилегированным акциям, обращающимся на бирже, а также вовремя не предоставил на биржу финансовую отчетность и существенную информацию о себе, способную повлиять на цену и оценку ценных бумаг. Кроме того, были сокращены сроки заключения сделки репо со 180 до 30 дней.

Тем не менее данные меры не убедили инвесторов в том, что сектор корпоративного репо стал более безопасным и ликвидным. Нововведения лишь ограничили вход на рынок чересчур рискованных инструментов, но не решил старые проблемы. Зависшие в сделках с дефолтными облигациями деньги вытаскиваются с большим трудом. Местное законодательство слабо регулирует операции репо и не дает защиту стороне сделки, потерявшей деньги, а также брокеру, чей клиент не закрыл сделку репо, переложив все риски разбирательства с клиентом на самого брокера. И пока не будут возвращены пострадавшим инвесторам их деньги, ожидать ренессанса «прямого репо» бессмысленно.

Госбумаги погоды не сделают

В отличие от «прямого репо» с корпоративными бумагами, дела у сектора авторепо с госбумагами идут в гору. Динамику ему придали крупные инвесторы — банки, страховые компании и пенсионные фонды. С одной стороны, на них давит большой объем неработающей ликвидности, с другой — подпирает необходимость держать средства в инструментах, чтобы зарабатывать доходность. «Причин активного роста рынка авторепо две — высокая ликвидность банков и короткий срок сделок репо, — считает начальник отдела анализа департамента информации и анализа Казахстанской фондовой биржи Руслан Дзюбайло. — В настоящее время у банков на корсчетах скопилось много неработающих денег, которые направляются на денежный рынок. Объемы авторепо растут, хотя и не так сильно, как до кризиса. Вторая причина в том, что до пика кризиса, в начале 2009 года, репо заключали на длительный срок. Поэтому сейчас сделки рефинансируются и их число увеличивается, а объемы нет. Ставки сейчас минимальны — не выше 0,3% годовых. Реальных инвестиционных проектов у банков нет, а деньги дешевые».

В то время как авторепо с ГЦБ пухнет на глазах, авторепо с «корпами» снижает объемы: за восемь месяцев текущего года он упал на 86% (заняв долю в 0,9%), хотя год назад потери были меньше — минус 46%, а доля составляла 7,3% рынка.

Даже если низкие ставки по корпоративным бумагам не интересны инвесторам, все же можно перезапустить авторепо с корпоративными бумагами. Надо лишь поддержать качественные компании корпоративного сектора, сделки с инструментами которых увеличат объемы репо, а также вернуть прежние длинные сроки сделок репо. К примеру, в соседней России сложилась аналогичная ситуация по накоплению неработающей ликвидности. Но там успешно использовали период низких (1—2% годовых) ставок себе во благо. Российские банки занимают деньги под репо, на которые покупают высоколиквидные корпоративные облигации, производя арбитраж. Тем самым растет эмиссионная активность по корпоративным облигациям и по сделкам репо. «У нас нет возможности для арбитража, поскольку наши брокеры сильно зарегулированы по любым спекулятивным операциям, без которых не заработаешь доходность. Кроме того, с запретом длинного репо — сейчас максимум 30 дней — арбитраж становится опасным: при перезаключении сделок необходимо, чтобы ставки репо по ежемесячным репо были аналогичны ставкам открытия», — полагает Руслан Дзюбайло.

Активно работают по авторепо с ГЦБ и пенсионные фонды, которые также накопили за последнее время большой избыток денег из-за недостатка надежных и рейтингованных эмитентов, к тому же не всегда пенсионным фондам удается удачно участвовать в аукционах по ГЦБ.

Объемы долгосрочных сберегательных казначейских обязательств (МЕУЖКАМ), выпускаемых исключительно под нужды НПФ, не покрывают потребностей пенсионных фондов. Как следствие, за последние два года спрос на эти бумаги в 5—6 раз превысил предложение. Это прибило доходность бумаг до 0,01% годовых над уровнем инфляции, когда как два-три года назад доходность равнялась 0,1—0,5% годовых. Тем самым фонды лишь сберегают средства, не увеличивая накопления. Надежных корпоративных облигаций на рынке катастрофически мало.

Однако для НПФ авторепо с ГЦБ — не средство заработка, а скорее защитный инструмент.

По авторепо с госбумагами очень низкие ставки, и фонды стараются покупать госбумаги непосредственно на аукционах, где можно получить большую ставку доходности, хотя даже 0,5% доходности по репо спасают НПФ от нарушения нормативов, обязывающих держать в кеше небольшой процент денег (3%), комментируют ситуацию пенсионщики.

В настоящее время требования к инструментам для авторепо формируются листинговыми правилами, ставшими своеобразным квазирейтингом качества эмитентов. Однако низкие объемы торгов убеждают в том, что инвесторам данных гарантий недостаточно. Необходимы дополнительные атрибуты качества эмитентов, например создание ломбардного списка, по примеру российского: перечня ценных бумаг, под залог которых российские коммерческие банки привлекают средства у Центробанка РФ.

Список задуман с тем, чтобы повысить спрос на ценные бумаги качественных эмитентов со стороны банковской системы и, следовательно, на расширение возможности данных компаний по привлечению финансирования. При этом ЦБ РФ прекрасно отдает себе отчет в том, что предоставляя банкам средства под залог таких бумаг, берет на себя риски возможного ухудшения качества этих компаний. Но если видеть одни только риски, зачем вообще развивать рынок корпоративных бумаг, когда можно ограничиться стерильным рынком госбумаг.

Дополнительные гарантии позволят крупным инвесторам, прежде всего пенсионным фондам, заключать сделки авторепо с высоколиквидными корпоративными бумагами, которые в данный момент осуществлять запрещено. Плюсы от этого получат многие участники рынка. Квалифицированные инвесторы будут иметь в портфеле инструменты с более низкой оценкой риска, что положительно скажется на доходности портфеля. Непрофессиональные инвесторы вновь обретут доступ к краткосрочной ликвидности, причем их аппетит к рисковому использованию этой ликвидности нужно законодательно ограничить до уголовной ответственности. В любом случае рынку репо нужны ликвидные инструменты, без них особых подвижек в его развитии не будет.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом