Некредитные банки

Хотя в Казахстане кризис на официальном уровне считается завершенным, банковское кредитование так и не вышло на посткризисный рост, а, напротив, продолжает сокращаться. Экономика растет за счет небанковских денег

Некредитные банки

За семь месяцев текущего года ссудный портфель снизился на 6%, это говорит о том, что кредиты погашаются быстрее, чем выдаются новые.

На исходе 2009 года и в начале 2010-го и аналитики, и представители банков второго уровня (БВУ) предсказывали рост банковского кредитования, видя в нем чуть ли не единственную возможность развития экономики, а также выхода банковского бизнеса на точку рентабельности. «Основной задачей в текущем году будет увеличение прибыли, процентного дохода. Только этот вид дохода позволяет банку стабильно развиваться. А для этого нужно возобновить кредитование, что станет положительным моментом не только для банковского сектора, но и для экономики. Чтобы выйти из сложной ситуации, возникшей за два прошедших года, предприятиям нужны кредитные средства», — говорил в интервью «Эксперту Казахстан» в апреле председатель правления kaspi bank Михаил Ломтадзе. И еще: «Невозможно «сидеть» на деньгах и не кредитовать, ведь основная деятельность банков — это кредитование».

Однако пока подтверждаются только слова банковского аналитика рейтингового агентства Standard & Poor’s Екатерины Трофимовой о том, что «казахстанский банковский сектор плотно вошел в период стагнации, который, очевидно, продлится весь 2010 год».

Нет интереса

Во время кредитного бума традиционными банковскими заемщиками были торговля и строительство (кстати, и сегодня они больше других отраслей должны БВУ). И банки охотно ссужали их деньгами — благодаря высокой норме прибыли эти сектора могли обслуживать свои долги под высокие проценты. Но строительные компании лишь изредка выходят из коматозного состояния — после очередного вливания бюджетных средств на завершение долевого строительства. Не стоит ожидать активности жилищного строительства, пока не начнут расти цены на недвижимость, а значит, и ипотечного кредитования.

Объемы торговли упали из-за падения потребительского спроса в связи с кризисом и снижением уровня благосостояния, поэтому снизился спрос на кредитные средства у торговых предприятий. Но за первое полугодие текущего года розничный товарооборот вырос на 17,2% по отношению к тому же периоду прошлого, однако это не повлияло на объем кредитов торговли: с начала 2010 года кредитование снизилось на 1,8%. Здесь может быть несколько причин, в том числе снижение спроса со стороны самих заемщиков в связи с перекредитованностью. Кроме того, у банков ужесточились требования к клиентам, а на торговлю, как и на строительный сектор, приходится значительная доля просрочек по кредитам: 9,9% и 6,7% соответственно, по данным Нацбанка за второй квартал 2010 года. Больше только у промышленных предприятий — 17,4%.

Среди других отраслей найти клиентов, которые бы генерировали доходы, достаточные для обслуживания дорогих кредитов, очень трудно.

Так, аналитик АО «Тройка Диалог Казахстан» Айнур Медеубаева считает, что росту кредитования в Казахстане мешает прежде всего отсутствие качественных заемщиков. «Внушительный рост экономики, поставляемый в основном сырьевыми компаниями, к сожалению, не имеет прямого эффекта на кредитование, поскольку такие компании исторически имели свой, более дешевый, доступ к рынкам капитала. Соответственно, для банков доступны такие сектора, как строительство, торговля, сельское хозяйство, услуги и прочее. Слабое состояние и слабые перспективы доступных секторов и высокие требования банков к заемщикам не позволяют расширять кредитование», — говорит она.

Тормозит выдачу новых кредитов высокая доля проблемных кредитов и отсутствие механизма стрессовых активов для избавления от них. По словам г-жи Медеубаевой, это дестимулирует банки к принятию новых рисков.

Проблема привлечения ликвидности к настоящему моменту трансформировалась в проблему ее размещения. Чтобы получить, например, кредитные средства, предприятие должно представить грамотную финансовую отчетность, быть прозрачным, с понятными денежными потоками, платежеспособным. Просто взять деньги под залоговое обеспечение, как это было во время кредитного бума, невозможно. Раньше залог дорожал ежедневно, теперь хорошо если его стоимость не упадет за тот срок, на который представлен кредит.

Начальник отдела отраслевой аналитики АО «БТА Секьюритис» Нурлан Рахимбаев видит две основные причины снижения кредитования: «Во-первых, банки стали более консервативны в оценке кредитных рисков, на данный момент они считают, что кредитные риски в экономике значительны, и по большому счету правы; во-вторых, казахстанская экономика и, в частности, корпоративный сектор перекредитованы и в результате кризиса не могут отвечать по своим текущим обязательствам. Лишь немногие сектора экономики сейчас способны занимать и обслуживать долг».

Падение спроса на заемные средства подтверждают и результаты обследования реального сектора Нацбанком по итогам второго квартала 2010 года. Хотя число предприятий, использующих на пополнение оборотных средств кредиты банков, увеличилось за этот период с 14 до 17,2%, основным источником финансирования остаются собственные средства — 79,6% опрошенных предприятий. Вместе с тем реальному сектору денег не хватает: число предприятий с низким уровнем текущей ликвидности остается высоким — 37,7%. Зато у банков накопилась избыточная ликвидность благодаря росту депозитной базы.

Банки окучивают депозиты

Погашение внешних обязательств банков во втором квартале текущего года происходило за счет внутренних обязательств, сокращения активов и требований к резидентам, а также за счет реализации активов и требований к нерезидентам.

В текущей ситуации с фондированием внутренний рынок, особенно привлечение депозитов, имеет особое значение. Как показал опрос Нацбанка, в августе в отношении источников дополнительного финансирования приоритет, как и в предыдущие периоды, банки отдавали привлечению вкладов юридических и физических лиц, а также увеличению капитала за счет средств действующих акционеров и реинвестированию полученной прибыли. На 1 августа по сравнению с аналогичной датой прошлого года вклады клиентов банков выросли на 20%. В то время как к 1 августа прошлого года показатель на 20% упал. И сумма депозитов имеет стабильный тренд к росту. Это те средства, которые пока остаются основным источником кредитования экономики.

Рост депозитной базы можно объяснить склонностью населения к урезанию расходов и накоплению во время кризиса. Юрлица также накапливают средства на депозитах, пока ситуация не изменится и не заставит их вкладываться в новые активы. В самой депозитной базе можно отметить изменение соотношения валютных и тенговых депозитов. Кривая депозитов в инвалюте резко пошла в гору сразу после одномоментной девальвации и росла до осени прошлого года, а затем стала плавно опускаться. Возможно, причина в возврате доверия к национальной валюте — в течение полутора лет курс тенге к доллару стабильный. Но есть и еще один стимул для роста тенговых депозитов. С осени прошлого года Агентство финансового надзора (АФН) приняло постановление, ограничивающее выдачу валютных кредитов заемщикам, не имеющим валютной выручки, а это все население республики и почти все предприятия, за исключением экспортно ориентированных. Как раз с осени 2009 года можно заметить рост кредитов в нацвалюте. Банки за тенге стали платить дороже, чем за валюту: ставки вознаграждения по тенговым депозитам юрлиц выросли с 4% в августе до 4,5 в декабре 2009-го, а по валютным они снизились за тот же период с 4,3% до 2,7. А населению за тенговые вклады банки стали платить к концу года в разы больше: 10% против 2,8% в августе. Источником же «длинных» средств в национальной валюте сегодня могут быть только облигации.

Короткие деньги — короткие кредиты

Банковский сектор в целом, если судить по сводному балансу, сегодня меняет структуру фондирования. На 1 августа 2007 года второй крупнейшей статьей пассивов (после обязательств перед клиентами), были займы от других банков, составлявшие более 18% обязательств. В то же время доля выпущенных в обращение ценных бумаг была около 5%. В 2009 году эти две статьи примерно сравнялись по сумме, а вот на 1 августа 2010 года ценные бумаги заняли 13% в структуре обязательств, а займы других банков — только 8%. Банки пытаются заместить ограниченные ныне источники длинного финансирования на внешних рынках.

В конце прошлого года и в текущем году сразу несколько крупных банков объявили о размещении своих облигаций на казахстанском рынке. «Мы можем привлекать средства и на внешних рынках, и от Сбербанка России, но тенговая ликвидность существует только в Казахстане. Мы кредитуем не только экспортеров, но и внутренний казахстанский рынок. Поэтому нам нужны тенге и нужны тенге длинные. Это необходимо для того, чтобы кредитовать проекты, ориентированные на внутреннюю экономику Казахстана, без валютных рисков для наших корпоративных партнеров. Поэтому для нас приоритет — это внутренняя эмиссия. И в целом мы видим хорошие перспективы казахстанского фондового рынка. Внешние рынки будут открываться постепенно и пройдет не один год, пока возобновится прежний объем заимствований. Это создает предпосылки для развития внутреннего фондового рынка», — так объясняет необходимость облигационных займов заместитель председателя правления АО ДБ «Сбербанк» Александр Камалов.

ГЭП-позиция по банковской системе показывает, что банки в основном имеют краткосрочные обязательства, а долгосрочные активы остаются непокрытыми. Это стимулирует кредитные институты выдавать займы на срок до трех лет и не более и не позволяет им финансировать долгосрочные проекты, что также сдерживает рост кредитования.

Если посмотреть на банковское кредитование с точки зрения целей, то мы увидим, что основная доля займов идет на «оборотку», на инвестиции приходится мизерная часть — всего 4% от общего объема выданных кредитов. «Да, у банков есть краткосрочная избыточная ликвидность. Есть деньги на срок месяц, три месяца, полгода. Но это не создает предпосылки для того, чтобы финансировать долгосрочные проекты. И это не дает возможности говорить, что избыточная ликвидность постоянна — что она будет и в следующем году, и позже. Долгосрочной ликвидности, по большому счету, нет. Банки выплачивают долги по внешним займам, но заместить такие объемы фондирования с внутреннего рынка в короткие сроки очень сложно», — объясняет этот факт Александр Камалов.

Бездоходность

Ссудный портфель банков на 1 августа 2010 года несколько снизился по сравнению с тем же периодом 2009 года и сейчас лишь немногим больше показателя на 1 августа 2008 года. Однако при этом, по сравнению с позапрошлым годом, значительно сократились доходы, связанные с получением вознаграждения — на 40%! Объяснить это отчасти можно большим количеством неплатежей по кредитам. Если в 2008 году доля неработающих кредитов была около 6%, на 1 августа 2010 года она составила 34,25%.

Основная деятельность финансовых институтов продолжает приносить все меньше прибыли третий год подряд. Проблема с качеством портфеля теперь еще усиливается снижающимися объемами кредитования — банки активно теряют источники доходов. В результате банки имеют сегодня крайне низкую чистую прибыль. ROA (без учета банков, которые прошли реструктуризацию обязательств) составил 0,21, на 1 августа 2008 года с тем же ссудным портфелем этот показатель был равен 1,64. Основные доходы и расходы сегодня формируются в сфере непроцентных потоков, и прежде всего по статьям формирования и восстановления провизий, что является бухгалтерскими записями, а не реальными деньгами. Качество портфелей сегодня фактически определяет финансовый результат банков. Пока банки не способны генерировать рост прибыли от основной деятельности.

Как считает Нурлан Рахимбаев, ликвидность в некоторых ведущих банках страны достигла такого уровня, что рентабельность их деятельности падает, что в свою очередь постепенно вынуждает их начинать кредитную деятельность: это единственный способ заработать на выплату вознаграждения за предоставленную ликвидность. На данный момент крупнейшие игроки обладают ликвидностью на уровне 3—5 млрд долларов. Дальнейшее ограничение кредитования грозит банкам падением рентабельности. «В этом году прибыли банков будут расти в основном за счет снижения расходов на формирование провизий, — считает Нурлан Рахимбаев. — В части рентабельности вряд ли будут изменения в лучшую сторону, так как кредитная активность остается низкой и, соответственно, имеющаяся избыточная ликвидность давит маржу. По сравнению с 2009 годом рентабельность снизится. К примеру, чистые процентные доходы, основной источник доходов банков, в первом полугодии у трех ведущих банков страны, ККБ, БЦК и Халыка, снизились».

Помимо роста объемов кредитования возможностью увеличения процентной прибыли банков будет улучшение ситуации с платежами по уже выданным кредитам. И здесь намечаются положительные сдвиги. Как отмечает в своем исследовании Нацбанк, во втором квартале 2010 года финансовое состояние реального сектора стало заметно лучше: увеличилось число высокорентабельных (31,7% против 30,1% в I квартале) и средней рентабельности (42,1% с 40,5%) предприятий, уменьшилась доля убыточных и низкорентабельных предприятий — с 29,4% до 26,2%. Кроме того, повысилась деловая активность предприятий. По прогнозам банков, в III квартале предполагается «остаточное» ухудшение финансового состояния заемщиков.

Однако проблема с качеством портфелей, очевидно, не будет решена быстро. Рейтинговые агентства уже не раз отмечали, что наши финансовые институты делают недостаточно много для расчистки плохих кредитов.

Fitch в одном из своих последних отчетов отмечает, что даже при осуществлении масштабных мер по реструктуризации банки оставляли списания и продажи активов в целом на минимальных уровнях. Проблемные кредиты в значительной мере остаются на балансах банков, что усиливает неопределенность относительно адекватности резервирования и капитализации.

Глава Нацбанка Казахстана Григорий Марченко объяснил некоторые причины того, что банки не спешат списывать проблемные займы. В первую очередь это связано с вопросами налогообложения доходов от восстановления провизий. При списывании кредитов провизии относятся на доход и облагаются налогом. Кроме того, в настоящее время отсутствуют механизмы, которые позволили бы эффективно управлять залогами, переходящими в собственность банка после дефолтов заемщиков. Как отметил г-н Марченко, от того, как быстро и в какой мере будут решены эти две проблемы, будет зависеть интенсификация процессов списания проблемных кредитов за баланс.

Таким образом, качество портфелей пока будет в значительной мере определять доходность банков и сдерживать банки в принятии новых рисков, то есть в снижении высоких требований к заемщикам, а это в свою очередь будет ограничивать выдачу кредитов.

Горючее для роста

Что интересно, несмотря на кредитное сжатие, экономика развивается довольно высокими, можно даже сказать, бурными темпами: ВВП за первый квартал вырос на 7,1%, за первое полугодие — на 7,9%. И это притом что в прошлом году в экономику через банки шли бюджетные деньги, а в нынешнем — никаких значимых госпрограмм, кроме «Дорожной карты», не было. Если сравнить кредиты БВУ экономике и рост ВВП начиная с 2000 года, то можно увидеть практически линейную зависимость. И только в 2010 году эта зависимость нарушилась. В прошлом году мы наверстали падение ВВП в течение трех кварталов за счет хорошего урожая и высоких цен на наш экспорт, а также увеличения его объемов. Пользующиеся банковскими кредитами в меньшей степени, чем другие сектора экономики, нефтегазовая и металлургическая отрасли, а также транспорт и сельское хозяйство дали основную долю ВВП. Однако обрабатывающая промышленность, в основном ориентированная на внутренний рынок, зависит от банковского кредитования. Представители банков считают, что стимулом для роста кредитования станет «Дорожная карта бизнеса» и субсидирование кредитной ставки, предусмотренное этой программой. Государство будет оплачивать 5%, предприятия получат займы под 7%, а банки будут давать деньги под 12, так что внакладе не останутся.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности