Иранский крест на Nabucco

Акционеры компании Nabucco приступили к процессу определения стоимости проекта, являющегося необходимым условием для его финансирования. Однако исключение по политическим мотивам из числа стран-поставщиков Ирана, по сути, ставит крест на проекте

Иранский крест на Nabucco

Акционеры компании Nabucco — в их число входят оператор проекта газопровода Nabucco Gas Pipeline International (NGPI), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) и Международная финансовая корпорация (МФК) — подписали поручительное письмо. Это письмо определяет степень участия каждой из сторон в реализации проекта газопровода Nabucco, включая условия его финансирования. Документ необходим для проведения оценочных работ перед принятием окончательного решения по финансированию проекта. Однако вряд ли завершение этой процедуры сдвинет проект с мертвой точки. Ведь главная проблема проекта газопровода не столько в деньгах, сколько в отсутствии необходимых для наполнения трубы объемов газа.

В конце августа в Анкаре завершилось заседание руководящего комитета газотранспортного проекта Nabucco, на котором, как говорится в сообщении консорциума, «были утверждены две линии поставок газа (от российско-грузинской и турецко-иракской границы) и заказаны соответствующие инжиниринговые работы. В связи с нынешней политической ситуацией Nabucco Gas Pipeline International не планирует третьей линии поставок газа от турецко-иранской границы».

Таким образом, проект Nabucco, изначально имевший сугубо политическую подоплеку, продолжает оставаться политическим проектом. Однако, отказавшись по политическим мотивам от иранского газа, инициаторы проекта сами наносят смертельный удар по маршруту Nabucco. Согласно информации созданного для строительства газопровода консорциума NGPI, «мощность азербайджанских источников составит 10 млрд кубометров, более 10 млрд поступит из иракских источников, еще 10 млрд — из турецких, а также некоторое количество газа поступит из Египта. Этого более чем достаточно». Но эксперты уверены, что без иранского газа не обойтись.

Напомним, что газопровод Nabucco протяженностью около трех тысяч километров и мощностью 31 млрд куб. м должен доставить каспийский природный газ в Центральную Европу через Турцию и Балканы в обход России. Участницами проекта с равными долями в 16,67% являются австрийская OMV, венгерская MOL, болгарская Bulgargaz, румынская Transgaz, турецкая Botas и немецкая RWE Gas Midstream. Запуск планируется в 2014 году. Общая стоимость проекта оценивается почти в 8 млрд евро, что, как полагают эксперты, может никогда и не окупиться.

Виртуальные ресурсы

Несмотря на заявления участников проекта, существуют большие сомнения в том, может ли Nabucco всерьез рассчитывать на газ из планируемых источников.

Реальный углеводородный потенциал Азербайджана занимает последнее место в нефтегазовом рейтинге Каспийского региона. Добыча газа в стране в 2009 году составила 14,8 млрд куб. м и в ближайшие годы значительного ее увеличения не предвидится.

Азербайджан запустит вторую очередь разработки месторождения Шах-Дениз лет через пять-шесть, да и то неизвестно, сколько газа сможет получить оттуда Nabucco. Ведь на азербайджанские ресурсы также претендуют более скромные, чем Nabucco, проекты Trans Adriatic Pipeline (куда удалось заполучить крупного инвестора в лице немецкой E.ON Ruhrgas) и Interconnector (Турция—Греция—Италия). Более того, не дождавшись от ЕС вразумительных предложений по финансированию Nabucco, Баку сегодня демонстративно продает свой газ России и Ирану.

По мнению специалистов, в Ираке (точнее Иракском Курдистане) добыча газа является малоразвитой отраслью, да и обстановка в стране не способствует реализации проектов подобного масштаба.

Полная неясность и с неожиданно появившимися в проекте «турецкими источниками». Турция, добывающая всего 728 млн куб. м газа в год, сама вынуждена покупать российский и иранский газ. В частности, Анкара имеет долгосрочное соглашение с Тегераном на закупку 10 млрд куб. м газа в год, но импортирует лишь 6—7 млрд, то есть может удвоить импорт иранского газа «на собственные нужды», а потом назвать его «турецким». Юридических препятствий для таких закупок нет. Весной иранские власти объявили о начале строительства газопровода от берега Персидского залива (Асилуе) до границы с Турцией мощностью 20 млрд куб. м в год. Летом частная турецко-иранская Som Petrol подписала соглашение о подрядных работах на строительство трубопровода.

Интересно, что в информации NGPI не упоминается Туркменистан. Возможно потому, что, заключив сделки на поставки газа с Россией, Китаем и Ираном, он при нынешних объемах производства не имеет физической возможности участвовать в проекте Nabucco, по крайней мере, в его нынешнем формате.

Реальный конкурент

Задуманный для поставок газа в Европу из Каспийского региона в обход России трубопровод Nabucco должен был лишить привлекательности российский проект «Южный поток», по которому предполагается ежегодная прокачка в Европу по дну Черного моря 63 млрд куб. м газа. Однако на практике вышло иначе. Все больше государств присоединяется к «Южному потоку», строительство которого начнется нынешней осенью: здесь есть газ, потребители, инвесторы. К примеру, строительством «Южного потока» «Газпром» занимается вместе с итальянской Eni. Кроме того, до 20% проекта может получить французская EdF. Долго тянувшая время Болгария в июле текущего года дала добро на прокладку этой трубы по своей территории. Некоторые страны (Австрия, Венгрия), на словах поддерживая Nabucco, одновременно ведут торги с «Газпромом».

Какие долгосрочные последствия это будет иметь для переформатирования геополитического пространства, покажут ближайшие годы. Поскольку газ занимает весьма значительную часть в энергетическом балансе Прикаспийского региона, то реализация одного из проектов его экспорта — серьезная заявка на пересмотр расстановки сил и сфер влияния в регионе.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики