Деньги в обмен на лояльность

Сокращение банковского кредитования открывает для фондов прямых инвестиций яркие перспективы. Чтобы ими воспользоваться, фонды должны убедить собственников поделиться бизнесом

Деньги в обмен на лояльность

В иерархии финансовых инструментов фонды прямых инвестиций (ФПИ) занимают нишу акционерного финансирования, альтернативного долговому капиталу. И в первую очередь считаются инструментом расширения бизнеса, ведь реализуя инвестиционные проекты, лучше привлекать не долговой, а акционерный капитал как более дешевый и долгосрочный. В условиях кризиса ФПИ имеют еще больше шансов для развития, поскольку большинство субъектов реального сектора нуждаются в оборотных средствах, в расшивке долгов, а также в деньгах на развитие бизнеса, не все же, в конце концов, сократили объемы производства.

Монетизация возможностей

Суть бизнеса ФПИ легка и понятна и заключается в том, чтобы вложить деньги в компанию с хорошей бизнес-моделью и перспективами роста на стадии расширения ее деятельности. За время сотрудничества ФПИ активно помогают компании деньгами и консалтингом, вплоть до того, что могут находить выгодные контракты на сбыт товара или же новых поставщиков товаров и услуг. Когда компания выходит на проектную мощность, ФПИ выходят из состава акционеров, продав долю менеджменту или сторонним лицам.

Для предприятия преимущество работы с ФПИ огромны. Во-первых, инвестиции осуществляются не под залог активов компании и не требуют выплаты фиксированного годового процента, как это происходит с обслуживанием ссуды или облигационного займа. Деньги ФПИ могут давать на срок до пяти лет, тогда как банки стараются не выдавать кредиты сроком свыше трех лет. Кроме того, компания получает возможность привлечь дополнительные источники финансирования под гарантии и репутацию фонда. Во-вторых, кроме денег, фонд приносит в компанию управленческий опыт, накопленный при работе с другими проектами, в частности, помогает наладить финансовый учет, оптимизировать сбыт и закупки, разработать маркетинговый план. В-третьих, ФПИ способствуют повышению внутренней корпоративной культуры. Фонд активно участвует в работе совета директоров компании или иного руководящего органа и оказывает весомое влияние на формирование управленческой команды, разработку стратегии развития компании, прозрачности бизнеса и получения опыта работы с внешними акционерами. Вследствие чего компания увеличивает стоимость и ликвидность своих ценных бумаг или долей. Известны данные статистического исследования профессора Ноттингемского университета Майка Райта по 4877 промышленным предприятиям мира: фабрики и заводы, куда приходили фонды, повысили производительность на 50—90%.

Финансовый кризис и последовавшая рецессия экономики не изменили смысл работы ФПИ. Их цель все та же: поиск перспективных и растущих компаний. При этом случившийся кризис даже упростил задачу вычленения стабильных бизнесов из общей массы компаний, поскольку ясно показал, какая компания что из себя представляет. К тому же фонды считают, что перекредитованность отечественного бизнеса вкупе со слабой банковской активностью и сложностями рефинансирования долга представляет собой комфортные условия для роста индустрии ФПИ.

«Даже если компания перегружена долгами, но имеет устойчивую бизнес-модель, способную генерировать денежный поток, она интересна для ФПИ. Мы можем дать дополнительные средства на оборотку или же закрыть часть долгов для освобождения денежных потоков, чтобы наладить производство или реализацию, — отмечает управляющий директор компании REALInvest.kz Тимур Салимов. — Сейчас многие компании оказались в ситуации, когда банки не кредитуют, сторонних заимствований нет, поскольку компании недостаточно крупные для портфельных инвеститоров, и ФПИ — реальный способ финансирования».

Критерий величины долгов зависит от сектора экономики. «Если брать сферу услуг, то леверидж* — финансовый рычаг — здесь может составлять один к сорока на каптал, то есть на один собственный тенге приходится сорок заемных. Поскольку в услугах оборачиваемость средств всегда выше, заемные деньги не так давят, — объясняет Тимур Салимов. — В то же время в производстве леверидж один к одному уже считается рисковым».

Наибольшие предпочтения фонды отдают компаниям из секторов розничной торговли, IT и телекома, обрабатывающей промышленности и производства продуктов питания и потребительских товаров и услуг, а также сельскому хозяйству.

Фонды бизнес не забирают

Как правило, крупные отечественные ФПИ, имеющие возможность вкладывать в проект до 50 млн долларов, присматриваются к среднему и крупному бизнесу с годовой выручкой от 10 до 50 млн долларов. Средние фонды выдают компаниям до 5 млн долларов, их внимание привлекает бизнес, генерирующий до 10 млн долларов выручки в год. А нишу небольших ФПИ занимают фонды, инвестирующие в бизнес до 1 млн долларов.

Но диапазон выручки не исключает работу фонда с компаниями, которые в него не попадают. Фонд может рассматривать заявки от компаний как с большими, так и меньшими объемами продаж. Все зависит от привлекательности компании и рынка, на котором она работает. «Такой показатель, как оборот компании, для фонда не главный, он зависит от сектора экономики, в котором работает компания. Например, для небольшого бизнеса в пищевом секторе нам интересны компании с оборотом в 30—40 тыс. долларов в месяц», — рассказывает Тимур Салимов.

У каждого фонда индивидуальные требования к бизнесу. Но для большинства из них главное условие — прозрачность компании, в первую очередь они смотрят на финансовую отчетность, которая должна быть достоверной, кроме того, компания должна работать в легальной плоскости, то есть платить налоги. Сейчас, кстати, многие компании стремятся к финансовой прозрачности, отмечают опрошенные эксперты. Даже малый бизнес, где многие субъекты работают в качестве индивидуальных предпринимателей, то есть покупают патент, в который уже заложены налоговые отчисления.

При наглядной выгоде ФПИ их нельзя назвать популярными в среде предпринимателей. Менталитет собственников противится привлечению в бизнес сторонних лиц из-за боязни рейдерства. Здесь специалисты советуют правильно выбрать фонд: если он действительно инвестор, то не заинтересован в захвате бизнеса. Его задача — капитализировать компанию и заработать на ее перепродаже.

Покупаемый пакет компании зависит от стратегии фонда. Она прописана в инвестиционной декларации и определяет цели покупки компании, а также то, какую долю компании можно приобретать, какую максимальную сумму можно уплатить за пакет акций одной или группы компаний и в каких секторах экономики, а также величину блокирующего пакета. Как правило, ФПИ не ставят своей задачей получение контроля над бизнесом, в основном речь идет о блокирующем пакете, за исключением отдельных случаев.

В Казахстане несколько иная ситуация. Отечественные ФПИ интересует контрольный пакет, однако не стопроцентный, поскольку в бизнесе, куда входит фонд, существует своя специфика.

«Какого-то идеального варианта или идеальной формулы нет: все зависит от каждого конкретного случая. Обобщая, можно сказать, что инвесторы зачастую хотят получить акционерный контроль в силу слабости законодательства и неразвитости практики корпоративного управления в Казахстане, — поясняет Руслан Егембаев, партнер компании Ways. — Поэтому во многих случаях, но опять же не всегда, фонды также стремятся иметь акционерный контроль. Однако здесь надо понимать, что акционерный контроль подразумевает и полную ответственность за бизнес. Как правило, контролирующий акционер назначает менеджмент и глубоко вовлечен в операционные дела компании. В функцию фонда прямых инвестиций это не входит. Управляющие компании и фонды в большинстве своем не занимаются операционным управлением компаний. Гораздо чаще они присутствуют на уровень выше — в совете директоров, и через него влияют на формирование стратегии, содействуют в развитии, выходе на новые рынки, привлекают новых инвесторов и партнеров и назначают менеджмент. Операционный контроль фонды зачастую реализуют через назначение независимого или подконтрольного фонду штата наемных менеджеров, которые не являются частью управляющей компании фонда и занимаются ежедневной работой в компании».

Поэтому идеальный вариант купить 75% плюс один голос, оставив четверть голосов или же 25% минус одна акция у текущего собственника. При этом операционное управление обычно остается за старым менеджментом, который лучше знает текущий бизнес, сам его, скорее всего, и начинал.

Понять друг друга

Найти хороший фонд так же сложно, как свою вторую половину, шутят инвесторы. И здесь «зарыт» секрет успеха совместного проекта. Впуская в капитал «чужие» деньги, предприниматель отдает часть управления бизнесом и обязан иметь с новым партнером единое видение развития, поскольку «разделенный дом» долго стоять не может.

«По поводу “второй половины” — это во многом правда: многие сделки с капиталом сильно смахивают на женитьбу и семейную жизнь. После сделки вы не можете игнорировать партнера, хотя у него могут быть свои интересы и проблемы, может обнаружиться что-то, что вы как партнер будете с трудом переносить. Поэтому во многом такого рода сделки мотивируются рациональными доводами, но осуществляются с большой долей субъективного видения сделки, — говорит Руслан Егембаев. — Как и в обыденных человеческих отношениях, должна быть “химия” между партнерами — общее видение как развиваться, согласованные ожидания по поводу будущего проекта, выхода из капитала и прочего. Даже если вы как фонд найдете интересный бизнес для инвестирования, далеко не факт, что это будет действительно хороший инвестиционный проект. Управляющий фондом не может игнорировать человеческий фактор — репутацию партнера, потенциал, возможности менеджеров и многое другое. Здесь не работает математика. В конечном счете вы инвестируете деньги в своего партнера, в менеджмент и в их способности. Бизнес-план может быть написан идеально, но именно его фактическое исполнение имеет значение».

Менталитет собственников противится привлечению в бизнес сторонних лиц из-за боязни рейдерства

Однако найти сегодня компанию с посильной долговой нагрузкой, стабильными финансовыми потоками и перспективами роста непросто. Такие клиенты нужны даже банкам. Поэтому портфели фондов не так велики, как им бы хотелось. Поскольку фонды заточены на получение прибыли от роста компаний, они хотят иметь как можно больше инвестиционных проектов. Для них интересней как можно быстрее наполнить проектами портфель, чтобы деньги «не висели» и зарабатывалась доходность, но количество не всегда приводит к качеству. Большинству претендентов на привлечение ФПИ следует кардинально перестроить бизнес-процессы, что на практике оказывается не так быстро. Поэтому пока фонды стараются не распыляться, а концентрироваться на максимизации роста портфеля из нескольких компаний.

* Финансовый леверидж — отношение заемного капитала компании к собственным средствам, характеризует устойчивость компании. Чем меньше леверидж, тем устойчивее положение компании.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики