Лечение долгов — ответственный процесс

Перегруженные долгами компании осознают важность снижения долговой нагрузки. Тем не менее у них еще нет понимания, что реструктуризация дает возможность изменить бизнес-модель, которая привела к росту долгов и при этом не способна их обслуживать

Лечение долгов — ответственный процесс

Для предприятий реструктуризация, скорее, получение приемлемых условий погашения кредитов и облигационных займов, нежели возможность принять новые возможности финансирования. Предприниматели опять ждут дешевых кредитов, не обращая внимания на небанковские источники финансирования или иные банковские продукты, не являющиеся ссудами. Хотя потребность реального сектора в деньгах давно уже пора трансформировать в развитие небанковского кредитования, считает председатель правления ИФД «RESMI» Айдар Оспанов.

Неиспользуемые возможности

— Что представляет собой процесс реструктуризации долга?

— Это набор мероприятий и действий, нацеленных на изменение структуры долга компании и условий его возврата. Процесс начинается с того, что должник разрабатывает детальный план реструктуризации. Подчеркну, важную роль играет создание реального плана реструктуризации, подкрепленного объективными цифрами и отражающего текущее состояние компании. План реструктуризации должен содержать все этапы процесса, описание конкретных действий и сделок, необходимых для проведения реструктуризации.

Начав процесс реструктуризации, стороны договариваются о том, что кредиторы на время отказываются требовать немедленного погашения долгов, а должник выполняет план действий. После согласования и одобрения плана реструктуризации всеми сторонами компания-должник приступает к его реализации.

При «мягком» варианте реструктуризации собственники компании не теряют управленческий контроль над бизнесом. При «жестком» варианте кредитор может потребовать назначения своих представителей на ключевые позиции в компании, а также права контролировать все текущие операции, в том числе и путем обязательной подписи на всех финансовых документах.

— Практика показывает, что компании для реструктуризации долгов в первую очередь используют продажу непрофильных активов и сокращения издержек. Какие инструменты еще можно использовать?

— Действительно, тот набор инструментов оптимизации долгов, который сегодня используют казахстанские компании, невелик. К сожалению, порой у менеджмента казахстанских компаний нет полного понимания того, какая схема реструктуризации будет оптимальной в том или ином случае. До кризиса на растущем рынке для компаний существовали хорошие возможности рефинансирования имеющегося долга в банке, и острой необходимости в поиске других вариантов выполнения обязательств не было. То, что инструментарий реструктуризации долгов в Казахстане не развит, прекрасно видно по популярности такого варианта реструктуризации как пролонгации долга — основного на данный момент варианта работы казахстанских компаний с задолженностями. Компании увеличивают срок возврата займов, рассчитывая за этот период реализовать часть активов либо каким-либо иным способом получить дополнительный доход. К примеру, большинство листинговых компаний, допустивших дефолт по облигациям в 2009 году, в своих реструктуризационных планах предлагают именно продление облигационных займов. Хотя на самом деле кроме пролонгации есть и другие инструменты реструктуризации. В частности, результатом реструктуризации кредита или облигационного займа могут быть изменение графика погашения долга без изменения конечного срока; прощение части долга при условии досрочного погашения, так называемое «погашение с дисконтом»; понижение процентной ставки; рефинансирование — замена старого долга на один или несколько новых кредитов или выпуск новых облигаций на более удобных для компании условиях; выкуп долга со скидкой; обмен долга на акции или доли должника.

Практика показывает, что компании не используют в полной мере все перечисленные инструменты. К примеру, весьма интересен такой способ реструктуризации, как привлечение нового акционерного капитала через продажу части акций. Используя этот инструмент, компания уменьшает свою долговую нагрузку, и в то же время у нее нет обязательства возвращать привлеченные денежные средства, так как акционеры могут реинвестировать весь полученный доход в компанию. Конечно, в этом случае собственники бизнеса должны будут разделить контроль над бизнесом с новыми акционерами, но, с другой стороны, привлеченные деньги помогут рассчитаться по краткосрочным займам либо дадут импульс для дальнейшего развития. В целом выбор оптимального варианта реструктуризации должен исходить не столько из текущих возможностей рынка — имеются ли в настоящий момент возможности для реализации какого-либо актива или же стоит начать переговоры с банком о снижении процентной ставки и удлинении срока займа — сколько из потребностей компании. Ключевые цели реструктуризации — сохранение компании и основных активов, возврат компании на безубыточный уровень, а в дальнейшем и повышение стоимости бизнеса. Вполне возможно, что реструктуризация долга — это как раз тот момент, когда собственникам можно пересмотреть свою стратегию развития бизнеса.

Не стоит забывать, что для кредитора банкротство должника также является нежелательным, так как в результате кредитор не может рассчитывать на возврат всей суммы долга. В долгосрочной перспективе стоимость действующей компании всегда выше цены активов, реализуемых при банкротстве. Кроме того, банкротство одной компании может активировать банкротство других компаний, работающих в одной цепочке, — поставщиков, представителей и тому подобное.

— Можно ли по плану мероприятий реструктуризации долгов понять, удачен этот план или нет?

— Непосредственно по плану реструктуризации вряд ли можно сделать такие выводы, прежде всего необходимо изучить бизнес и саму компанию: понять, что для нее необходимо и что она планирует предпринять, насколько планируемые действия являются приемлемыми для компании. Ведь на первый взгляд план реструктуризации может быть вполне выполним, но более детальное изучение покажет сложности его реализации.

Еще раз подчеркну, что реструктуризация долга имеет смысл лишь тогда, когда устраняются причины, приведшие к финансовым трудностям компании, в противном случае она рано или поздно будет объявлена банкротом.

Собственники боятся изменений

— Чего боятся компании, когда им предлагают иные, чем пролонгация, варианты улучшения долгов?

— Когда акционерам компании предлагаешь выпустить акции на сумму долга и привлечь новых акционеров, их пугает сама мысль о том, что посторонние люди могут войти в бизнес. А ведь предприниматель должен быть готов принимать нестандартные решения в целях сохранения и дальнейшего развития своего бизнеса, даже если для этого нужно будет отказаться от части этого бизнеса. Всегда выгодней отдать часть, чем потерять все. Но не каждый собственник понимает, что стратегический инвестор поможет увеличить стоимость акций компании.

— Обязательно ли отдавать контрольный пакет стратегическому инвестору?

— Вовсе нет, есть разные формы взаимодействия с инвесторами. Например, «стратегам» нужен контроль, чтобы приплюсовать «новый» бизнес к своему действующему и получить синергетический эффект. А фонды прямых инвестиций (ФПИ) входят в бизнес на определенный период, чтобы после выйти из компании, реализовав свою долю по цене, выше цены приобретения этой доли. Компания-должник должна сама решать, какая форма взаимодействия для нее комфортней.

— Как вы определяете, какой тип финансирования можно предложить конкретной компании?

— В первую очередь мы оцениваем саму компанию, смотрим, на каком рынке она работает, какой денежный поток генерирует. В результате понимаем, какого типа деньги нужны компании. Если, например, ей требуется заем, то определяем условия и кредитора, который может дать такие деньги. Если нужен капитал, то выясняем, на каких условиях инвесторы могут согласиться войти в компанию. После чего предлагаем владельцам и менеджменту компании самый оптимальный, на наш взгляд, способ снижения долговой нагрузки или финансирования компании. Далее получаем от них ответную реакцию, какие условия привлечения новых денег они готовы принять, а какие нет. Если мы видим их готовность использовать те или иные инструменты, мы идем дальше и ищем инвесторов или новых кредиторов.

— Что, в свою очередь, интересует кредиторов и инвесторов в проблемном предприятии?

— Инвесторов, как правило, интересуют два слагаемых — риск и доходность, так как у каждого инвестора свой уровень риска, на который он может пойти, и исходя отсюда он выстраивает уровень будущей доходности. Эти слагаемые складываются из целого ряда факторов: сферы деятельности, рыночной доли, состояния и перспективы рынка, характеристики оборудования, качества менеджмента компании, то есть оценки всего бизнеса. Иными словами, главный интерес — бизнес-модель компании.

Банкам или потенциальным облигационерам интересна не только доходность, но и возможность управления предполагаемыми рисками, например через резервирование дополнительного капитала, получение ликвидного залога и так далее.

Не решайте проблемы в одиночку

— Бывали ли в практике случаи, когда критерии риск — доходность устраивали инвесторов, однако сделка срывалась из-за того, что инвестор и менеджмент не могли понять друг друга? Насколько важен факт взаимопонимания?

— Если возможный инвестор изучает компанию, это еще не гарантия того, что сделка состоится. Только после завершения процедуры комплексной проверки компании, когда инвестор убедился в том, что финансовая информация достоверна, а производственные показатели реальны, можно начинать переговоры о цене. Стороны могут договориться о цене, но при этом не сойтись во мнениях по поводу новой стратегии развития компании.

Когда в компанию приходит новый акционер или участник, весьма критично, чтобы старые и новые владельцы имели единое представление о будущем компании. Поэтому случаи, когда инвестор не находил общего языка с владельцами или менеджментом, конечно же, есть.

— Насколько сегодня востребованы услуги по реструктуризации долгов?

— Консультантов, обладающих реальным опытом проведения реструктуризации, на нашем рынке, к сожалению, пока немного, в том числе и из-за отсутствия спроса на такой вид консалтинга. В частности, у крупных банков, прошедших процедуру реструктуризации, были иностранные консультанты. Но думаю, что потребность в таких услугах будет расти вместе с развитием финансового рынка.

Почему было много дефолтов в прошлом году? С одной стороны, компании не оценивали риски возможной потери платежеспособности, увеличивали размер долговых обязательств в надежде, что растущие рынки переварят любые новые проекты или продукты. С другой стороны, инвесторы, те же пенсионные фонды, еще год-два назад были не так требовательны к эмитентам облигаций и их уровню платежеспособности. Только сейчас риск-менеджмент пенсионных фондов стал более внимательно оценивать способность компании возвращать долги.

— Когда закончится реструктуризация дефолтных компаний, как будет отлажен процесс работы с компаниями, нуждающимися в привлечении денег или снижении долговой нагрузки?

— Если компания сама не приходит с проблемой, нам достаточно сложно выявить спрос, проанализировать компанию. В идеале, конечно, менеджмент компании не должен доводить ситуацию до состояния дефолта, а заранее искать возможности договориться с кредиторами. И лучше всего не решать проблему в одиночку, а работать с консультантами. Грамотный консультант может заранее предугадать, какие финансовые проблемы ожидают компанию, в первую очередь по той же бизнес-модели компании. К сожалению, на этапе дефолта у компаний меньше возможностей решить проблемы с минимальными издержками.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности