Жадные до развития

Выплате дивидендов компании предпочитают рекапитализацию дохода

Жадные до развития

Казахстанские компании плохо платят дивиденды. Если не брать в пример выплаты по привилегированным акциям, по которым общество обязано выплачивать акционерное вознаграждение, львиная доля эмитентов не имеет грамотной дивидендной политики и не старается привлечь инвесторов стабильными дивидендами. Это наносит ущерб привлекательности наших компаний и снижает интерес инвесторов.

Очередной дивидендный сезон не порадовал инвесторов. Лишь десяток компаний объявили о выплате дивидендов по простым акциям. Самой щедрой и стабильной в вопросе дивидендной политики оказалась «Разведка Добыча «КазМунайГаз». После народного IPO в 2006 году, следуя стандартам мировой корпоративной практики, компания имеет четкую дивидендную политику, выраженную в ежегодной выплате акционерам части заработанной прибыли. Большим плюсом компании является ежегодное повышение величины дивиденда на акции: в последующий год она старается заплатить по акциям чуть больше, чем в предыдущий. Если в 2006 году РД КМГ выплатила акционерам 500 тенге на акцию, то в последующие годы цены росли: 2007 год — 563 тенге, 2008 год — 656 тенге, 2009 год — 704 тенге. Такой подход считается весьма позитивным в мировой акционерной практике. Дивидендная история — это постоянный сигнал инвесторам о том, что компания считает себя ответственной и заботится о последовательном увеличении дивидендов.

К примеру, в США даже существует специальный индекс «дивидендных аристократов», в который включаются компании, стабильно повышающие выплаты акционерам на протяжении 25 лет. Если компания хоть один раз пропустит повышение, ее вычеркивают из элитного списка. А присутствие в нем дает компании немалые преимущества. Исследования американцев показывают, что щедрые компании имеют лучшую динамику цен своих акций, чем их скупые конкуренты. За последние десять лет средний ежегодный прирост котировок щедрых компаний составил 9,1%, а у простых представителей индекса S&P капитализация росла на 6,6%.

Самым прижимистым оказался банковский сектор. Их дивидендную политику иначе как жадностью не назовешь. Даже в тучные докризисные годы, когда активы и капитализация банков удваивались в течение года, крупные акционеры банков не стремились делиться прибылью с миноритариями, направляя деньги на развитие бизнеса, а в кризис — на формирование резервного фонда. В нынешних условиях сокращения банковской маржи и комиссий те банки, которые получат прибыль, тем более воспользуются возможностью не платить дивиденды.

По мировым стандартам дивидендной культуры каждая публичная компания указывает в корпоративных документах, обычно в уставе, минимальную долю чистой прибыли, направляемую на дивидендные выплаты, как правило, в размере 15%. Крупнейшие листинговые российские компании уже переняли такую практику, например Магнитогорский металлургический комбинат, НОВАТЭК, Лукойл четко ориентируют потенциальных инвесторов о том, какой доход они получат за период владения акциями компании.

Изучение корпоративных документов казахстанских листинговых компаний показало отсутствие информации по минимальным выплатам по простым акциям. Компании выплачивают вознаграждение, что называется, «на глаз».

Например, национальная Продовольственная компания направила на дивиденды за 2009 год половину своей прибыли, а национальный телекоммуникационный оператор «Казахтелеком» решил выплатить в качестве дивидендов 17,5% чистого дохода. Принадлежность данных компаний к государству легко объясняет стабильность их дивидендных выплат, за счет распределенной прибыли национальных компаний государство пополняет бюджет.

Нежелание наших листинговых компаний делиться прибылью с мелкими акционерами имеет разные причины. Решение о выплате дивидендов фактически является решением о финансировании, поскольку увеличение дивидендных выплат уменьшает объем реинвестируемой прибыли. И перед руководителем акционерного общества всегда стоит дилемма: отдать часть прибыли на дивиденды или реинвестировать ее в дальнейшее развитие компании. Ведь реинвестирование прибыли — наиболее дешевый, доступный и эффективный вид привлечения ресурсов.

Поскольку права миноритарных акционеров в Казахстане защищаются слабо, в частности право на получение дивидендов по итогам года, решение отнесено к компетенции общего собрания акционеров, где правят бал крупные акционеры, поэтому большинство компаний, даже имея возможность выплатить дивиденды, предпочитают финансировать за счет всей прибыли будущий рост.

Общепринятым рыночным показателем щедрости эмитента считается дивидендная доходность — величина дивиденда, отнесенная к цене акции. Если ставка дивиденда не превышает уровень инфляции, он выполняет ту же функцию, что и процент в сберегательном банке. Дивидендная доходность казахстанских компаний находится на низком уровне. В среднем она составляет 1,3%, тогда как на российском рынке этот показатель выше — 2,5%, но владельцы акций второго эшелона даже могут рассчитывать на доход свыше 10%. Это не красит казахстанские компании и не повышает спрос на их простые акции, поскольку инвестор желает получить прибыль не только от роста стоимости акции при ее перепродаже, но и заработать годовую ренту за счет владения данной бумагой.

Если мы хотим привлечь на фондовый рынок розничного инвестора, ориентированного на долгосрочный горизонт вложения средств, необходимо стимулировать компании платить дивиденды по простым акциям, в противном случае долгосрочный инвестор упустит дополнительную прибыль и потеряет интерес к тому, чтобы держать бумаги «в рост».

Еще одна закономерность, касающаяся дивидендной политики. Доходность привилегированных акций превышает доходность простых бумаг. По итогам 2009 года средний показатель по префам составляет 3%, а по обыкновенным — 1,2%. В 2008 году связка доходностей была идентичной — 2,8% против 1,3%.

Устав компании четко прописывает способ определения дивиденда по префам, например, в Народном банке Казахстана гарантирован размер в 11 тенге 52 тиына, Мангистауская распределительная компания дает 10% от номинала, а Альянс Банк — 1 тыс. тенге. Хотя в большинстве компаний он все же привязан к выплате по простым акциям, т.е. не ниже величины дивиденда по простым акциям. Такой подход делает получение дохода по префам более предсказуемым. Хотя не факт, что запись в уставе дает максимальную гарантию. Дивиденд может быть начислен, но не выплачен, либо по итогам года компания понесет убытки, которые не позволят ей отдать часть прибыли на выплаты акционерам. К тому же закон разрешает в случае невыплаты дивиденда по префам их владельцам иметь право голоса на собраниях. Значит, могут возникнуть ситуации, когда экономически выгодней заменить капитал правом голоса.

Судя по результатам 2009 года, компании все еще не осознают роль дивидендов в качестве сигнала инвесторам об инвестиционной привлекательности компании и перспективах будущего роста.

Не выплачивается в компаниях и промежуточный дивиденд (по итогам квартала и полугодия). Данная тенденция будет продолжаться до тех пор, пока в листинговых компаниях не ослабнет влияние доминирующего акционера, и права миноритариев будут на деле, а не на словах защищать независимые директора.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?