Коридорами инфляции

Если предложение денег не увеличится, уровень инфляции в Казахстане не выйдет из запланированного коридора, несмотря на наметившийся к осени рост потребительских цен

Коридорами инфляции

В августе-сентябре начали расти цены на продукты питания. Пожалуй, этот факт стал основной темой разговоров если не во всей республике, то в обеих столицах, где цены растут активнее, чем в любом другом регионе. Быстро меняющиеся в сторону увеличения цифры на ценниках вселяют тревогу и вызывают ощущение дежавю: в седьмом году вверх полезли цены на основные продукты питания — растительное масло, муку, хлеб, а инфляция за год превысила 18%. Тогда, по данным Национального банка (НБРК), продовольственные товары стали дороже на 26,6%, непродовольственные — на 10,5%, платные услуги — на 15,4%. Правда, на этот раз статистика констатирует даже снижение цен на муку, а также умеренное подорожание хлеба и подсолнечного масла. При этом в отдельных регионах пекари повысили отпускные цены на хлеб. В Костанае булка из муки первого сорта подорожала с 39 до 42 тенге. В Северо-Казахстанской области стоимость хлеба первого сорта выросла на 5 тенге, причина — в подорожании муки на 25%. Антимонопольщики не замедлили обвинить мукомольные предприятия СКО в сговоре. То же самое в Южно-Казахстанской области: Агентство по защите конкуренции судится с предприятиями, необоснованно повысившими цены на хлеб. Скорее всего, мукомолы и пекари с выгодой для себя использовали ситуацию в России, где засуха уничтожила урожай.

По итогам сентября уровень инфляции по отношению к августу вырос на 0,6% (в августе к июлю сложилась нулевая инфляция), а годовая составила 6,7%. Однако рост цен тревожит не только обывателей.

Все съедим сами

На последнем сентябрьском заседании правительства глава Министерства экономического развития и торговли Жанар Айтжанова сообщила коллегам о том, что темпы роста инфляции в нынешнем году превышают прошлогодние: ее уровень в августе к декабрю 2009 года превысил показатель за аналогичный период прошлого года на 0,3%. По ее словам, основной вклад в рост цен внесло продовольствие, которое в среднем по республике подорожало на 5,5%, что в два раза выше, чем в прошлом году. Снижение цен на непродовольственные товары уравновесило этот рост. «Для вхождения в запланированный коридор инфляции на 2010 год <6—8%> рост цен на продовольственные товары не должен превышать 9,7%», — отметила г-жа Айтжанова.

Отметим, что глава Минэкономразвития озвучила на заседании правительства цифры, которые почему-то не нашли отражения в данных Госагентства по статистике. В частности, по ее словам, в сентябре цены на муку высшего сорта выросли на 8,3%, на муку первого — на 10%, на растительное масло — на 11,3%, гречневую крупу — на 52,8%, причем только с августа гречка подорожала на 48%.

Как пояснила г-жа Айтжанова, основной причиной повышения цен на растительное масло являются неблагоприятные погодные условия и снижение прогноза по сбору урожая в основных зерносеющих странах, а также возросшие объемы экспорта.

Засуха в России привела к тому, что в этой стране запретили экспорт зерна. По тому же пути для предотвращения роста цен на растительное масло и гречневую крупу намерены пойти и власти Казахстана. На том же заседании правительства министр сельского хозяйства Ахылбек Куришбаев выразил опасение, что снижение валовых сборов масличных культур в России и Украине может стать причиной оттока сырья и создания дефицита на внутреннем рынке и, соответственно, роста цен. Он предложил по примеру России ввести экспортные таможенные пошлины для третьих стран на семена масличных культур, а также временно запретить вывоз семян для производства растительных масел и гречневой крупы.

Продовольствие дорожает и в других странах (см. «Ситуация в мире»). В то же время Национальный банк РК пока не связывает повышение инфляции в Казахстане с ростом мировых цен. По словам главы Нацбанка Григория Марченко, основное повышение инфляции в сентябре произошло за счет коммунальных услуг и удорожания услуг высшего образования на 11%. «С нашей точки зрения, оптимальная цена на зерно для Казахстана — 220 — 250 долларов за тонну. Ниже — не слишком прибыльно для наших зерновых компаний, выше — отразится на индексе потребительских цен, как это происходило в 2007 году», — добавил он. Но если произойдет существенный рост цен на продовольствие, это отразится и на уровне инфляции в Казахстане, так как ИПЦ рассчитывается, исходя из 508 позиций товаров и услуг, причем более 38% приходится на продукты питания, отметил глава Нацбанка. Однако, по общему мнению опрошенных нами экспертов, инфляция в 2010 году не выйдет из заданного коридора 6—8% и повторение 2007 года нам не грозит.

Рост да не тот

По мнению экспертов АО «Институт экономических исследований» (ИЭИ), несмотря на потенциально возможные риски и угрозы посткризисного периода, текущая экономическая ситуация разительно отличается от сложившейся до кризиса. «Значительный рост инфляции в 2007—2008 годах (до уровня 18—20 процентов) спровоцирован преимущественно монетарными факторами. На тот период казахстанская экономика характеризовалась, помимо прочего, расширением денежной массы, массивным по сравнению с размерами экономики притоком иностранного капитала, огромным потребительским спросом, ростом государственных расходов, резким неоправданным ростом номинальных доходов населения, агрессивной политикой БВУ, повлекшей образование огромной внешней задолженности», — говорит директор Центра макроэкономического анализа и прогнозирования ИЭИ Сара Алпысбаева. Все это в совокупности привело к перегреву экономики, спекулятивным настроениям, неоправданному росту цен, а также образованию так называемых пузырей. Позже обвал мировых фондовых рынков, отток иностранного капитала, резкий спад цен на энергоресурсы обесценили тенге, спровоцировав рост потребительских цен. Усугубил данную ситуацию продовольственный кризис в стране. Это мнение разделяет главный аналитик, управляющий директор АО «АТФ Банк» Ханс Хольцхаккер: «В 2007 году кризис только начался, финансовые активы стали сомнительными, и из-за этого на международных рынках шла сильная спекуляция сырьевыми товарами. Цены на зерно поднялись — это повлияло и на цены в Казахстане. Некая спекуляция сырьевыми товарами существует и сегодня, например золотом, но мы сейчас в посткризисной фазе восстановления экономики, и спекуляция не такая сильная и обширная, как три года назад. Сейчас просто засуха, которая тоже влияет, но меньше».

Сегодня среди факторов инфляции на первый план вышли немонетарные: инфляционные ожидания, рост ВВП, курсовые колебания, монополизация рынков, рост цен на энергоносители. Основным фактором усиления инфляционного давления станет восстановление потребительского спроса, связанное с ростом экономической активности. Но для этого экономика должна получать достаточное финансирование.

Денег мало

В инфляционных процессах денежное предложение является ключевым вопросом. Хотя в 2007 году темпы роста денежных агрегатов снизились, в предыдущий год они удвоились, что с некоторым временным лагом оказало влияние на рост инфляции осенью седьмого года. В 2010 году серьезных монетарных факторов для роста инфляции не наблюдается. Денежная масса в текущем году растет самыми медленными темпами за последние несколько лет. За январь-август рост составил 12,4%. В прошлом году за тот же период — 18,3%, в 2008 и 2007-м — 28% и 27% соответственно.

«Банки ведут осторожную кредитную политику, значительно сократив предложение денег. Имеет место бюджетный дефицит. После резкого снижения экономика страны начала восстанавливаться во второй половине 2009 года в результате стабилизации внешних рынков и роста экономической активности. Однако темпы роста казахстанской, как и глобальной, экономики в ближайшие годы будут ниже предкризисных», — считают в Институте экономических исследований.

Наиболее активно денежная масса росла в летние месяцы. По информации Нацбанка, это произошло в результате увеличения чистых внешних активов банковской системы, что в свою очередь стало следствием снижения обязательств банков перед нерезидентами.

Завершение реструктуризации банков может опосредованно способствовать увеличению инфляционного давления. Можно ожидать, что банковская система выйдет из ступора и начнет все же кредитовать экономику, а значит, увеличится денежное предложение. Во всяком случае, банки, которые реструктурировали свои обязательства, уже активизируются на рынке кредитования. По мнению Ханса Хольцхаккера, реструктуризация является частью восстановления экономики и кредитования. «В среднесрочной перспективе это может укрепить инфляционное давление. Но, с другой стороны, положительный платежный баланс способствует укреплению тенге, что противодействует инфляции», — считает г-н Хольцхаккер. И поясняет, что дорогой тенге в среднесрочной перспективе будет ограничивать инфляцию за счет более дешевого импорта и острейшей импортной конкуренции, что ограничивает и аппетиты местных производителей.

Но у этой медали есть и обратная сторона. Профицит текущего счета платежного баланса по итогам первого полугодия достиг 4,9 млрд долларов против дефицита в 4 млрд в прошлом году. В основном за счет повышения цен на наши основные экспортные товары — нефть и металлы. По мнению Сары Алпысбаевой, положительные изменения сальдо платежного баланса окажут повышающее давление на уровень цен в экономике через рост экспортной выручки, номинальных доходов населения, притока иностранного капитала, что может быть нивелировано оттоком капитальных доходов, погашением внешней задолженности, а также действиями Нацбанка. В связи с этим, считает она, для монетарных властей становится необходимым поддержание уровня инфляции в установленном коридоре (до 8%).

Отход от жесткости

В 2006—2007 годах Национальный банк проводил жесткую денежно-кредитную политику (ДКП), направленную на абсорбирование избыточной ликвидности банков. Была повышена ставка вознаграждения по привлекаемым от банков второго уровня (БВУ) депозитов до 50% от официальной ставки рефинансирования (4,5% и 9% соответственно), прошло поэтапное повышение минимальных резервных требований. В результате удалось снизить темпы роста денежных агрегатов. С 1 декабря 2007 года ставка рефинансирования была повышена до 11%. Соответственно выросла и ставка по депозитам банков до 5,5%. Планировалось увеличить и МРТ. Однако с углублением кредитного кризиса, а затем с началом глобального финансового кризиса Нацбанк был вынужден перейти к более мягкой денежно-кредитной политике. «В 2007—2008 годах НБРК столкнулся с серьезными проблемами при выборе оптимальной политики. С одной стороны, под давлением оттока иностранного капитала и девальвации тенге набирали обороты инфляционные процессы, с другой — жесткие меры могли углубить спад. Однако, на наш взгляд, в период кризиса Нацбанк смог верно определить приоритетные направления кредитно-денежной политики, его действия были вполне правомерны и достаточно эффективны», — так оценивают действия Нацбанка в ИЭИ.

Сегодня в условиях кредитного сжатия у НБРК не много возможностей для маневра, да они и не очень нужны. «Сейчас есть сверхликвидность в банковской системе, но она является последствием слабого роста кредитования, а не инфляционная», — считает Ханс Хольцхаккер.

По словам Мурата Абишева, управляющего директора финансового департамента АО «Банк ЦентрКредит», Национальный банк сегодня в отличие от 2007 года принимает меры, направленные на оживление процесса кредитования БВУ. «Ставка рефинансирования находится на достаточно низком уровне, снижен уровень МРТ, уменьшены ставки по вкладам и депозитам в НБРК, наблюдается снижение доходности краткосрочных нот. Но если Нацбанк посчитает, что динамика кредитования становится слишком высокой либо объем денежной массы достаточно значителен, то действия по стерилизации экономики могут быть возобновлены», — уверен г-н Абишев. Его поддерживает и г-н Хольцхаккер: «В более долгосрочной перспективе при быстром росте экономики, конечно, вопрос ужесточения денежной политики встанет, чтобы не допустить перегрева. Но пока мы не в такой фазе».

А если цены все же начнут расти, кроме монетарного регулирования Нацбанка, существует и прямой контроль над ростом цен со стороны правительства, как это было в 2007-м, когда были установлены максимальные цены на основные продукты питания. «При резком скачке цен на те или иные виды стратегических товаров правительство может применить меры административного характера, в частности, коридоры цен, регулирование экспортных/импортных пошлин, запрет/снятие запрета на экспорт/импорт товаров, а также использование стратегических запасов, что в конечном счете может достаточно серьезно повлиять на ситуацию на рынке», — полагает Мурат Абишев.

[inc pk='89' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?