И не понадобятся импортеры

Alma Prodex запустил своим яблоком в индустриализацию казахстанского агропрома

И не понадобятся импортеры

Один из самых интересных объектов казахстанской индустриализации сельского хозяйства находится в четырех часах езды от Алматы. В конце сентября тут еще по-летнему жарит солнце, но в выбоинах на сельских дорогах стоит вода. Именно здесь, в Уйгурском районе Алматинской области, в считаных километрах от приграничного с Китаем райцентра Чунджа располагается интенсивный сад компании Alma Prodex. Эта фирма — одно из предприятий агрохолдинга Raimbek Group — выращивает товарные яблоки, персики и абрикосы, которые уходят в крупнейшие розничные сети Алматы. Фруктовые деревья, посаженные менее трех лет назад и взращиваемые по передовым технологиям, уже дают высокую урожайность, а бизнесмены подумывают о расширении площади сада и аргументированно разъясняют свой план завоевания рынков стран Таможенного союза.

Вместе с группой журналистов в интенсивном саду компании Alma Prodex побывал корреспондент «Эксперта Казахстан», убедившийся в том, что в деле сельхозинноваций нет ничего лучше натурализованных итальянских сортов яблок и абрикосов и толковых казахстанских бизнесменов.

Почему не апорт

Последнюю естественную преграду перед фруктовым садом журналистский автобус не преодолел. Горбом над грунтовкой возвышалась насыпь, скрывающая бегущий поперек арык. Журналисты, довольные, что им не придется больше сидеть в душной машине, пешком отправились к воротам сада, до которых оставалось метров пятьдесят, а водитель побежал в арык купаться.

В воротах нестройную группу с аппаратурой встретил директор ТОО Alma Prodex Максим Коваленко. «Сад, который мы вам будем показывать, посадили три года назад», — начал рассказывать он, ведя за собой по пыльной тропе мимо стройных рядов фруктовых деревьев. Общая площадь фруктового сада — 25 га, из которых 20 га заняты под яблоки, а на оставшейся земле выращивают абрикосы и персики. Стоимость инвестиций — около 200 млн тенге.

Весь интенсивный сад состоит из карликовых деревьев  высотой не более полутора метров, высаженных рядами и уставленных неотесанными столбами, на которых держатся два ряда проволоки. Верхний ее ярус служит для поддержания стволов деревьев в строго вертикальном положении, по нижнему проходит шланг, подающий воду. Расстояние между растениями строго выдержано, а в шлангах сделаны соответствующие отверстия, из которых к основанию ствола постоянно капает вода. Это и есть капельное орошение — одна из тех инновационных технологий в сельском хозяйстве, о которой много говорят казахстанские аграрии.

На ближних к тропе столбах висят таблички, на которых написано название сорта, выращиваемого фрукта: Golden delicious (у нас этот сорт известен как «Золотое превосходное»), Gala, Fuji, Red delicious. «Сорта персика и абрикоса завезены из Италии, — на ходу поясняет г-н Коваленко. — Яблоки тоже». Естественно, фермеру не удалось избежать вопроса, почему его компания не работает с казахстанскими селекционерами и не выращивает отечественный апорт. «С нашими местными селекционными институтами мы, к сожалению, пока не работаем, потому что они не могут предложить именно те сорта, которые можно было бы культивировать в промышленных объемах, — сказал он. — То есть посадочный материал, те сорта, которые на рынке сейчас востребованы». А итальянские саженцы привезти не составило большого труда: на таможне их проверили на наличие болезней, а потом дали фито-карантинное разрешение.

Поднимая пыль, группа углублялась в сад. «Если есть яблоки, должен быть сидр», — мечтательно сказал один из журналистов, проходя мимо палатки, где работали какие-то агрегаты и раздавался мерный шум льющейся жидкости. К разочарованию визитеров, это оказалась простая насосная станция с фильтрационной установкой.

«Суперстарый» бренд для ТС

Когда до конца сада оставалось с десяток рядов, группу встретили двое в белоснежных рубашках. Это были глава Raimbek Group, председатель Форума предпринимателей Казахстана Райымбек Баталов и районный аким Коюмчан Омаров.

«В основном мы сконцентрированы на косточковых, потому что Чунджа самое благоприятное место для них…» — начал было г-н Баталов. «Природно-климатические условия очень позволяют!» — эмоционально вступил в беседу г-н Омаров и рассказал, что в их районе всего 160 зимних дней в году, а в соседнем — 220. «Да, природно-климатические условия, можно сказать, идеальные», — поддержал г-н Баталов.

Далее, увлекая гостей вглубь яблоневого ряда, он рассказал, в чем же заключается программа «Возрождение садов», промежуточные результаты которой презентуются СМИ. «Наша первая задача — получить урожай яблок зарекомендовавших себя иностранных сортов, а потом начать восстановление сортов национальных, — разъяснил г-н Баталов. — Гораздо правильнее возрождать казахстанские сады, когда ты имеешь новейшие технологии, опыт, который ни в каком учебнике не прочитаешь».

По его словам, нынешний урожай сада — 100 тонн продукции — это только 30-процентный успех, ведь на полную мощность сад выйдет на пятый год. «Земля у нас приготовлена, — заверил бизнесмен, имея в виду еще 150 га, на которых сейчас высаживаются саженцы. — Акимы области и района нам в этом помогают». Также в ближайшие пару лет Raimbek Group перейдет и к переработке продукции: планируется построить консервный завод. Он приводит расчеты: например, чтобы обеспечить Казахстан концентратом персика, необходимо всего 300—400 га такого сада (при текущей урожайности 30 тыс. тонн с га).

«Это почти безотходное производство. Мякоть персика пойдет на концентрат, косточка на фармацию», — говорил Райымбек Баталов. Сразу вспомнилась английская пословица An apple a day keeps the doctor away (зарифмованный русский перевод звучит так: «Ешь яблоко в день, и не понадобится доктор тебе») — как слоган для экспорта. Если верить г-ну Баталову, это предвидится, ведь Alma Prodex готов осваивать новые рынки: «По сбыту первая задача — обеспечить внутренний рынок, второй этап — экспорт, прежде всего в Россию. Заработал Таможенный союз, и нам легче будет экспортировать. А алма-атинское яблоко — это бренд еще по старой памяти».

Позже Максим Коваленко рассказал о схеме, по которой его яблоки попадают на стол к алматинцам. «Мы договорились с хранилищем (ТОО Kazakh Cool, находится в Шамалгане), которое аккумулирует наши яблоки и распределяет их по ретейлерским сетям. У них есть договоры с METRO, с “Рамстором” и с другими», — объясняет г-н Коваленко. По его словам, плоды 1-го сорта они сдают по 150 тенге за килограмм, при себестоимости в 80.

Радиации нет

Делясь планами с журналистами, Райымбек Баталов крутил в руках сорванное яблоко. «У вас фотогеничная внешность и красивые зубы. А как насчет укусить?» — лестно, но не без хитринки, попросил один из фотокорреспондентов. До этого журналисты подняли тему радоновых источников, находящихся неподалеку. Г-н Баталов, не смутившись, протер яблоко и откусил. Фотографы в восторге прильнули к объективам и щелкали с полминуты.

«Проект включен в какую-нибудь карту индустриализации?» — поинтересовался я у Коюмчана Омарова. «Да, в карту Алматинской области, — ответил аким. — Все упирается в финансирование. Они хотят за семь лет добиться площади более чем две тысячи гектаров. На шестьсот разрешение уже получили, но посадили только двадцать пять. Все-таки это первый интенсивный сад. Они боялись, что дело не пойдет. Двести миллионов тенге грохнуть!.. Гектар где-то обходится в 40—50 тысяч долларов. Тем более тогда начался кризис, было очень рискованно».

Журналисты тем временем продолжали расспрашивать бизнесмена и уверенно поедать яблоки. «Гербицидами и пестицидами мы пользуемся, но не превышая норму, — ободрял гостей глава Raimbek Group. — Даже если на продукте стоит значок “экологически чистый”, это не означает, что дерево ничем не обрабатывают. Но Китай просто заливает химикатами. Рассказывают, что тут на таможне арестовали груз китайских яблок, он лежал два года. Даже крысы не подошли». Журналисты одобрительно рассмеялись. «Золотое превосходное» пришлось им по вкусу настолько, что они даже не огорчились, что пропустили такое событие.

Смит в агропроме

«Мы получили опыт, как нужно делать индустриализацию сельского хозяйства. Эти небольшие деревца дают не меньше урожая, чем старые. Теперь мы хотим подключиться к возрождению апорта», — подытожил г-н Баталов. Он поведал, что готовит целую программу, посвященную тому, как надо развивать подобный бизнес, и представит ее в правительстве в рамках Единого координационного совета по вопросам предпринимательства.

«А субсидии вы получили?» — поинтересовался кто-то. «Нет», — печально сказал г-н Баталов. «Там есть специальные сорта, которые в Казахстане растут, — вступился г-н Омаров, — поэтому субсидии они не получили». «Но мы сейчас наши сорта районируем, — продолжил г-н Баталов. — Практически прошли все процедуры, будем надеяться, что со следующего года нам дадут субсидии». Оказывается, проект все же взялось рефинансировать АО «Каз­АгроФинанс».

А средства и вправду нужны, ведь к непосредственным проблемам бизнесменов — незапланированным издержкам, кадровому дефициту (нет даже профессиональных сборщиков, отчего много падалицы; технологов г-н Баталов возит учиться за рубеж) — прибавляются инфраструктурные: плохие дороги, полуразрушенная система орошения.

Впрочем, все эти трудности существовали и три года назад, когда под Чунджой было голое поле. И это не помешало возвести сад, ведь занимались этим бизнесмены, которые ставили главной задачей извлечение прибыли. Так старая схема Смита сработала в казахстанском агропроме: каждый делает полезное для себя, и пользу получают все. Перед тем, как уехать, я поинтересовался у г-на Коваленко, имеет ли он какое-то специальное агрономическое образование. «Нет. Образование у меня экономическое и юридическое, — признался Максим Коваленко. — Просто у меня и отец садом занимался, и я с детства. Опыт-то есть».

Статьи по теме:
Тема недели

Симбиоз предпочтителен

Лучшим вариантом развития финансового рынка станет объединение усилий МФЦА и KASE

Казахстан

Сценическое взросление

На сцене алматинского театра «Жас Сахна» состоялась премьера спектакля «Эти свободные бабочки»

Казахстан

Эксперимент за пределами Эго

Театральный сезон в «ARTиШОКе» завершился пьесой Сары Кейн "Психоз 4.48" в постановке художницы Дарьи Спиваковой

Люди и события

Понедельник начинается с обстрела

Алматинский стрелок убил троих полицейских и одного гражданского