Лизинг с акцентом на логистику

«Райффайзен Лизинг Казахстан» ждет от государства упрощения процедуры изъятия предмета лизинга и модернизации судебно-исполнительной системы, в частности — принятия строжайших антикоррупционных мер

Лизинг с акцентом на логистику

ТОО «Райффайзен Лизинг Казахстан» создано в феврале 2005 года и является универсальной лизинговой компанией, которая занимается финансированием юридических лиц путем предоставления полного комплекса услуг лизинга.

Это единственная на казахстанском рынке лизинговая компания со 100-процентным иностранным участием. Акционером является австрийская «Райффайзен Лизинг Интернэшнл».

О солидности учредителей свидетельствует 35-летний опыт австрийской группы «Райффайзен» на рынках лизинга стран Центральной и Восточной Европы. При этом группа без единого случая банкротства развивается на протяжении 140 лет.

О качестве казахстанского рынка лизинга и перспективах компании рассказал генеральный менеджер «Райффайзен Лизинг Казахстан» Егор Журавлев.

О бизнесе замолвить слово

— Почему группа зашла на казахстанский рынок только лизинговой компанией, а не банком, как принято?

— Для группы «Райффайзен» ситуация с ее активами в Казахстане уникальна: здесь присутствует только лизинговая компания. Вы правы, обычно на новый рынок приходит банк, и уже потом он обрастает дополнительными финансовыми услугами, в том числе и лизинговыми. В связи с высокой насыщенностью банковского рынка Казахстана до кризиса вхождение с нуля представляло собой малоэффективную стратегию, поэтому «Райффайзен» искал возможность приобретения местного игрока в качестве стартовой платформы. Первостепенной задачей являлось получение контрольного пакета БТА Банка, так как развитие банковского бизнеса на базе 20 процентов участия в капитале не соответствовало политике и интересам группы «Райффайзен». Однако договориться с владельцем БТА Банка не удалось, и «Райффайзен» продал свою долю, обратив свои взоры на другие финансовые институты. Но и здесь предпринятые попытки не увенчались успехом по причине завышенной стоимости банков, предлагаемых к продаже.

В тот момент, когда кризис пришел в Казахстан, здесь находилась команда, которая готовила почву для открытия банка. Естественно, команду отозвали, и возник вопрос о будущем лизинговой компании. Акционерами группы было принято решение приостановить работу до тех пор, пока не будет исследован рынок.

Не менее важный вопрос: что делать с деньгами, которые лизинговая компания получила от банковской группы? Деньги лежали на нашем счете мертвым грузом, а между тем проценты по кредиту нам приходилось платить.

Вариант возврата оказался дорогим удовольствием. Штрафные санкции оказались существенными, что и подвигло нас разместить их на казахстанском рынке. Ужесточили отбор компаний, основное внимание сконцентрировав на качестве заемщика и проработке предлагаемой лизинговой сделки. Приоритет отдали клиентам из крупного корпоративного сектора и бизнесу, связанному с транспортом (вагоны, коммерческие и легковые автомобили).

— Чем конкретно брали казахстанский рынок?

— Во-первых, нам легче продвигать на рынок собственные продукты, используя международный опыт в сфере лизинга и бренд «Райффайзен». В-вторых, мы имеем возможность предоставлять конкурентные ставки и применять скорринговые схемы для оперативного принятия решений. Еще одно наше преимущество — это профессиональная команда высококлассных специалистов.

— Какие предметы лизинга оказались более всего востребованными?

— На первом месте железнодорожные вагоны, второе и третье места делят между собой специальная техника и коммерческий транспорт. Причем интерес к коммерческому транспорту растет как на дрожжах. Многие казахстанские компании заинтересовались логистикой и понимают, что будущее за Таможенным союзом и следующим его этапом — единым экономическим пространством.

— На какую категорию клиентов ориентируетесь?

— Основные наши клиенты — сервисные и транспортные компании, обслуживающие нефтегазовые месторождения. Как правило, в мире «Райффайзен» воспринимается как компания, работающая в основном с розничными клиентами. Но так сложилось на постсоветском пространстве, что здесь мы сфокусированы на работе с крупным корпоративным сегментом.

Об этом говорят суммы одобренных нами сделок. До конца 2008 года средняя сумма сделки составляла 66 млн тенге, теперь на уровне 15 млн тенге.

В 2008 году у нас было всего 12 клиентов. Сегодня, когда объемы сделок резко снизились, клиентов стало более пятидесяти. Просто увеличили количество сделок, в то же время предметы лизинга потеряли в цене.

У кризиса глаза велики

— Без сомнения, кризис напугал инвесторов, некоторые вообще запаниковали. Как отреагировали ваши акционеры?

— Они взяли паузу. Ввели мораторий на новое финансирование, чтобы проанализировать ситуацию на рынке.

Их волновали два события — реструктуризация задолженности казахстанских банков и вступление Казахстана в Таможенный союз. В результате реструктуризации суверенный рейтинг Казахстана понизился, а следом подорожали кредитные ресурсы.

Отношение же к Таможенному союзу неоднозначное. На бытовом уровне он вызывает по большей части негативную реакцию, мы же подмечаем лишь позитивные тренды. Союз будет способствовать увеличению товарооборота с Россией, что весьма положительно скажется на состоянии казахстанской экономики.

Однако для того, чтобы все осознали необходимость Таможенного союза, его эффективность, потребуется некоторое время, в первую очередь для решения следующих вопросов: отработки новых таможенных процедур, унификации национальных законодательств, а также устранения несогласованности в действиях союзных государств, наглядно продемонстрированной в вопросе введения, а потом отмены таможенных льгот по ввозу легковых автомобилей.

— Вы сказали, что получили дешевые деньги. Насколько велика маржа?

— Даже увеличение процентной ставки от исходной на 2—3 процента не станет критичным для нас. Мы сможем продолжать финансирование лизинговых сделок на приемлемых условиях для наших клиентов.

— Но акционеры, очевидно, ввели лимиты на финансирование?

— Это естественно. В группе давно используется практика лимитирования финансирования по регионам. Кризис эту практику ужесточил. Причем от снижения лимита финансирования пострадали не только филиалы группы, но и наш головной банк, одним из клиентов которого является госхолдинг «Самрук-Казына».

Вернемся теперь непосредственно к нашему бизнесу. Так, в 2009 году около половины всех заявок есть не что иное, как просьбы о рефинансировании. К нам шли заемщики других финансовых институтов. Если мы их рефинансируем, то фактически примем проблемных клиентов. Наш головной офис наложил запрет на такое рефинансирование.

— Несмотря ни на что, 2010 год вы завершаете с неплохими показателями.

— В текущем году суммы сделок превысили этот показатель по итогам 2009 года. Но фундамент под сегодняшние результаты был заложен в прошлом году.

Еще два года назад мы работали кулуарно: рынок лишь догадывался о нашем существовании. В 2009 году мы хорошо поработали с поставщиками автотранспорта и специальной техники. Ко всему прочему неплохо стимулирует рынок начало строительства автокоридора Западная Европа — Западный Китай, а также снижение цен на предметы лизинга.

Как только в 2010 году цены на предметы лизинга стали расти, клиенты почувствовали ценовое дно и стали активно покупать: дальше цена на предметы лизинга будет только расти. Эти факторы, вместе взятые, благоприятно сказались на объемах финансирования в 2010 году.

Проблема только в голове

— Ваша главная головная боль?

— Мы отдаем себе отчет в том, что законодательная база под лизинг в Казахстане одна из лучших в масштабах СНГ. Это в первую очередь касается налоговых льгот и преференций, которых более чем достаточно.

Но есть проблемы, которые затмевают собой все достоинства, например, фактическая сложность изъятия предмета лизинга. Лизинговым компаниям очень сложно забрать предмет лизинга в случае, если лизингополучатель не осуществляет платежи. На Западе лизинговая компания спокойно забирает предмет лизинга, и только потом лизингополучатель может инициировать судебный процесс о правомочности изъятия.

Нам же нужно в судах доказывать свою правоту, и только после вынесения судебного решения попробовать изъять предмет лизинга, то есть предмет, право собственности на который лизингополучатель не имеет согласно лизинговой сделке.

Судебные тяжбы целенаправленно затягиваются и могут продолжаться годами, поэтому лизинговая компания изначально оказывается в проигрышном положении. Пока суд рассматривает дело, предмет лизинга используется лизингополучателем для извлечения прибыли. Вот такой правовой нонсенс.

На сегодняшний день мы ждем от государства только одного: упрощения процедуры изъятия предмета лизинга и модернизации судебно-исполнительной системы, в частности — принятия строжайших антикоррупционных мер.

— Как вы относитесь к льготам для лизинговых компаний?

— Согласно казахстанскому законодательству, они должны действовать до 2012 года, после чего их, по всей видимости, отменят. Мы считаем, что в рамках Таможенного союза их следует отменить, чтобы унифицировать условия работы лизинговых компаний в странах ТС.

Если Казахстан льготы не отменит, то станет неким подобием оффшора на территории Таможенного союза, что однозначно невыгодно России и Беларуси.

Очень сложно администрировать такие вещи, как льготы, в Казахстане при их отсутствии в России и Беларуси. Возьмем, например, льготный режим на ввоз легковых автомобилей в Казахстан с последующим запретом их реализации в России. То же самое произойдет с льготами для лизинговых компаний. Отследить, как предмет лизинга ушел в Россию и кому там перепродан, практически невозможно.

— Каков потенциал рынка лизинга, по вашей оценке?

— Потенциал казахстанского рынка огромный. Он обусловлен не только наличием большой ресурсной базы и удачным местоположением, но и хорошим инвестиционным климатом, который способствует приходу в Казахстан иностранных инвесторов.

Но есть и сдерживающие факторы, среди которых наиболее существенными являются высокий уровень коррупции, низкая плотность и отсутствие естественного прироста населения.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики