Американские горки

Американские горки

Осеннее ралли, так ожидаемое инвесторами под занавес года, откладывается. А ведь предпосылки для его реализации были. Летний информационный фон был окрашен в позитивно-умеренные тона из-за ожиданий стабильности американской валюты и преодоления пика проблем еврозоны. Но не срослось. Биржевой индекс KASE по-прежнему в просадке, торги по акциям вялые, инвесторы в унынии. Почему же так происходит? Давайте разбираться.

Давно известно, что наш фондовый рынок всецело зависит от сырьевой конъюнктуры и курса доллара. Если мировой рынок излишне волатилен, то именно он определяет события на развивающихся рынках, т.е. и на нашем, в то время как при более благоприятной и устойчивой ситуации динамику казахстанского рынка формируют местные корпоративные события.

Поскольку сырье в последние месяцы пусть не так активно, но все же росло, это поддерживало акции наших сырьевых гигантов. А позитивная информация от мирового банковского сектора спасала от падения котировки ведущих банков страны. Рынок ждал более четких сигналов о том, что мировая экономика более уверенна, чтобы начать покупки.

Однако вместо уверенности пришла неопределенность. Плохая статистика из США (рост безработицы и снижение потребительского спроса и как следствие — падение промпроизводства в сентябре на 0,2%) на фоне неплохих показателей Германии и Франции привела к волатильности пары доллар—евро и укреплению европейской валюты. Причем ослабление доллара многие аналитики называют долгосрочным трендом. Слухи о новом вливании средств в экономику США (подробности в рубрике «Прогнозы») понижают ликвидность доллара, так как инвесторы не хотят покупать валюту, которая может со временем подвергнуться инфляции.

Карты спутал Народный банк Китая, повысив ставку по годовым кредитам на 0,25% в целях остужения национальной экономики и сдувания пузырей в кредитовании и на рынке недвижимости (ВВП Китая в III квартале вырос на 9,6%, во II квартале — на 10,3%).

Следствием действий Китая стало падение стоимости нефти до 81,1 доллара за баррель, доллар же вырос. Однако на следующий день нефть отыгралась и превысила отметку в 83 доллара.

В свою очередь известный спекулянт Джорж Сорос предсказывает Европе затягивание в дефляционную спираль.

Разношерстный информационный поток усилил ценовую волатильность сырья. Как следствие, за последние десять дней акции казахстанских сырьевых компаний, входящих в индекс KASE, показали разноплановую динамику, прогибаясь с мировым товарным рынком.

Тем самым на сегодняшний день основное влияние на биржевую торговлю оказывает внешний фон, тогда как внутренняя казахстанская статистика вполне положительна. За девять месяцев 2010 года экономика страны выросла на 7,5%, в том числе промпроизводство — на 10%. Следовательно, улучшились показатели компаний, что должно толкать вверх котировки их акций.

Индекс поддержали отечественные банки за счет спекулятивного роста котировок в последние дни. В среднесрочном периоде эксперты по-прежнему осторожно оценивают возможности банков. Портфель плохих долгов рассасывается очень медленно, с начала года объем кредитов экономике снизился на 2,5%, в отраслевой разбивке наиболее значительная сумма кредитов все так же приходится на услуги — торговлю (23,2%) или «заморожена» в строительстве (18,9%). Промышленность занимает лишь одну десятую портфеля (9,8%), а сельское хозяйство и того меньше (4,0%).

Даже такая положительная новость для банков, как инициатива правительства страны внести в Налоговый кодекс поправки, разрешающие банкам выводить безнадежные кредиты за баланс, а проще говоря, списывать их, не повлияла на котировки акций. По мнению аналитиков БТА Секьюритис, новость для рынка умеренно позитивная, «поскольку была отчасти ожидаемой, хотя данные послабления позволят банкам расчистить баланс и снизить давление на прибыли и капитал при списании неработающих активов за баланс».

Плохо стимулирует биржевые покупки укрепляющийся тенге, который, по идее, не делает казахстанские активы более дешевыми, а значит, и более привлекательными для инвесторов.

Тем не менее количество денег в стране увеличивается. За август 2010 года денежная масса выросла на 0,3% до 8,4 трлн тенге (с начала года — рост на 12,5%) за счет роста чистых внешних активов банковской системы. Эти деньги не направляются в экономику и не идут в корпоративный сектор фондового рынка. К примеру, доля акций в портфеле банков сократилась с 4,1% (56,7 млрд тенге), данные на 1 июля 2009 года — до 1,5% (35,2 млрд тенге) на 1 июля 2010 года. Зато удвоилась доля госбумаг, с 21,5% до 51,1% (299,7 млрд и 1,1 трлн тенге соответственно). Опять же не снижает активность в заимствовании Минфин: объем госбумаг в обращении на конец сентября составил 1,6 трлн тенге, увеличившись по сравнению с предыдущим месяцем на 2,8%.

Судя по всему, волатильность мирового рынка продлится до конца года. И лишь с более устойчивым ростом мировых экономик возобновится спрос на металлы, что в свою очередь спровоцирует подъем акций сырьевых компаний, которые зададут динамику всему биржевому рынку.

В представительстве «БрокерКредитсервис» в Казахстане указывают, что темпы восстановления спроса замедлились начиная с третьего квартала текущего года, и такая ситуация продлится вплоть до первых месяцев 2011 года. При этом грядущее возрождение спроса в большей степени будет зависеть от роста экономик развитых стран. Эксперты ожидают, что в ближайшие 12—18 месяцев на рынках металлов, где уже начинает ощущаться нехватка предложения, спрос будет высоким.