Каверзные каверы

Неокрепшему казахстанскому року сложно конкурировать с зарубежным — наши музыканты вынуждены играть по клубам не свои, а чужие песни

Каверзные каверы

Из контркультурного протестного явления, выражающего ценности молодых неформалов, рок в алматинских клубах стал досугом как для слушателей, так и для играющих его музыкантов — способом приятного времяпровождения с едой и напитками в компании друзей, возможностью потанцевать у сцены. Городские рок-команды новой генерации если и стремятся выразить себя, то не затрагивая существенных и острых проблем, текстовки их песен незатейливы и понятны простому обывателю, они не претендуют на силу и образность поэтического слова. Невысокий уровень алматинских рок-групп и отсутствие команд с ярко выраженным индивидуальным стилем объясняется культурным уровнем среды, из которой они вышли. По мнению владельцев клубов и рестораций, запросы их клиентов сводятся к каверам, перепевкам известных хитов, которые наиболее популярны у приходящих вечерами покушать, выпить и отдохнуть посетителей. Многие музыканты, в том числе и рок-группы, предпочитают строить свой репертуар не на авторских композициях, а на снятых в ноль копиях чужих записей популярных песен. Поэтому число площадок для желающих донести собственное творчество до широкого слушателя в городе весьма ограничено. Хотя нередко бывает и так, что на них выходят незрелые, любительские молодые команды. Существуют популярные группы, играющие коммерческий рок, которым удалось раскрутиться в пределах города. Но и их участники исключительно этим не зарабатывают. У всех есть профессии и места работы. Примеров того, что рок-исполнитель стал популярен в родном отечестве, гастролирует и выпускает альбомы, фактически нет. Так что ситуация с роком в Алматы — палка о двух концах, когда исполнитель достоин своих слушателей и наоборот.

Все же рок, как раньше, остается востребованной формой обращения музыканта к публике, выполняющей миссию живого обмена энергией, эмоциями и смыслами с помощью песни-послания. Поэтому харизма и артистизм исполнителя по-прежнему неотъемлемые условия успеха.

В этом году особой популярностью у местной тусовки, посещающей рок-концерты в клубах, пользуется группа Stranniki. Признания публики музыкантам удалось добиться профессиональным исполнением авторской программы, состоящей из понятных и близких молодым алматинским рокерам песен. Успех объясняется и тем, что этой весной коллектив представил слушателям свой первый альбом «Я слышу голос». Дебют был встречен на ура — у команды появились свои фанаты, заучившие тексты любимых песен наизусть и выкрикивающие из зала их названия, чтобы они в очередной раз прозвучали.

Перманентный генезис

Stranniki образовались в 2006 году. Идею создания группы ее лидер и вокалист Дмитрий Комлев вынашивал долго. Хотя увлекаться игрой на гитаре начал поздно — с двадцати лет, до этого он просто слушал музыку и был, как принято говорить, меломаном. Мысли о собственной группе возникли, когда он начал сам писать песни. Вначале это был дуэт Димы и бас-гитариста Дастана Кунанбаева. Год ребята репетировали вдвоем — не могли найти единомышленников. Затем дело сдвинулось с мертвой точки — в течение четырех лет коллектив обрастал составом, даже и менялся. Теперь «Странников» шестеро: барабанщик, бас-гитарист, вокалист, два трубача и перкуссионист — состав поменялся после выхода первого альбома. Сейчас ребята уже работают над вторым. При этом все расходы на запись и на концертную деятельность оплачивают из своего кармана. За выступления музыкантам платят небольшие деньги. Но нельзя сказать, что они составляют доход группы. Как признается Дмитрий, расходов пока больше. Рок для группы — хобби и творческий энтузиазм, а не профессия. Участники имеют другой источник заработка. Музыке они уделяют свободное время вечерами. «Мы играем в группе не потому, что хотим заработать, а потому что нам нравится, мы кайфуем. Но хотелось бы заниматься этим профессионально, зарабатывать на жизнь любимым делом», — поясняет лидер группы.

— Дима, как ты оцениваешь состояние нашей рок-тусовки? Можно ли говорить об алматинском роке как таковом? Вокруг чего, помимо музыки, формируются интересы поклонников рока?

— Нельзя сказать, что алматинского рока нет. Немало команд, играющих в различных стилях: регги, хард-кор, хеви-метал, этно-рок. Как мне кажется, алматинский рок на протяжении уже нескольких лет перманентно пребывает в состоянии зарождения. Все время возникает такое ощущение, что пора этому уже вылиться во что-то более серьезное, перейти на новый уровень. Например, как это произошло на российской рок-сцене. Помимо рок-тусовки в Алматы существуют и другие творческие движения поэтов и художников. Но в плане творческого сотрудничества рокеры с ними не пересекаются.

— Что нужно, чтобы рок в Алматы стал сформировавшимся достаточным явлением?

— Я думаю, что одна из причин, по которой этого не происходит, в том, что наши музыканты обречены играть по кабакам кавер-версии — зачастую имеющие к року отдаленное отношение, что-то вроде «Белых роз» или «Владимирского централа». А это для рокера вещь неприемлемая. Это приводит к сужению и даже к исчезновению площадок для авторского рока. Конечно, дать четкое определение, что же такое рок — сложно. Но что можно сказать с уверенностью: рок — это искренность, осмысленные тексты и такая же, заставляющая думать и переживать, музыка. Но наши рок-авторы, пишущие тексты и музыку, имеют мало возможностей донести их до слушателей. Очень немногие клубы идут навстречу и предоставляют свои площадки. Большинство клубов, баров, кафе и других заведений, где играют живую музыку, делают упор на переигрывание известных хитов, которые занимают значительную часть репертуара заведений. Я не против каверов как таковых — мы сами любим исполнять чужие песни. Но мне не нравится, когда мне указывают, что играть. Я против такого диктата рынка. К тому же если мы и играем чужие песни, то в своей интерпретации. И делаем это потому, что нам нравится, а не потому, что за это платят. Да и сами группы не всегда задаются целью донести свое творчество до широких масс. Они довольствуются отдельными концертами, квартирниками и малыми площадками.

Близкие по духу

— Получается, что местный рок не востребован нашей аудиторией. Проблема ли это вкусов публики или самого творчества местных рок-коллективов, не дотягивающих до профессионального уровня?

— Возможно, но я знаю немало групп, создающих качественный авторский продукт, интересные в музыкальном и поэтическом плане песни. Но ситуацию в целом — как с публикой, так и с самими коллективами — определяют культурный уровень алматинской молодежи и, думаю, в какой-то степени восточный менталитет нашего региона.

— Как много у нас групп, выступающих с авторскими программами?

— Заочно знаю многих. Лично хорошо знакомы, организовываем совместные концерты и общаемся с группой «Па кампасам» и ее лидером Антоном Соловьевым. Им мы близки по духу и творчеству. Находимся в постоянном творческом контакте с «Алатау-джем» и «ManGooSt». Знаю, что есть такая неплохая шымкентская группа «Джаз-вода», ребята играют свои песни. Все это группы нашего поколения.

— Можно ли говорить о предыдущей генерации алматинских рокеров, общаетесь ли вы с ними, считаете ли их своими предшественниками, традицией?

— С алматинцами близко не сталкивался. Немного знаком с «Мотороллерами», заочно с «Субкультурой» из Усть-Каменогорска, слушал их песни, и они на меня произвели впечатление.

Не на ПМЖ, а на гастроли

— Можно ли зарабатывать рок-музыкой в Казахстане?

— Судьба музыканта упирается пока в единственное коммерческое направление, которое существует в нашей стране — каверы и стандарты. Часто музыкантам приходится играть каверы, чтобы популяризировать свое творчество и заработать на запись. Площадок, специализирующихся на авторском роке, фактически нет, как нет и некогда популярных с заката советской эпохи и со времен перестройки рок-клубов. Если оценивать ситуацию с рок-движением с современных позиций рынка, то нет и грамотных продюсеров, готовых профессионально заниматься организацией концертов и продвижением исполнителей. Отчасти, возможно, поэтому нет спроса на рок-коллективы, потому что никто не занимается их продвижением. Каждая группа сама себя продюсирует и продвигает.

— Каков выход из ситуации — уехать из страны?

— Мы хотим предпринять ряд выездов, но не на ПМЖ, а на гастроли. Сейчас мы рассматриваем варианты выступлений в московских и питерских клубах. Там есть люди, профессионально занимающиеся организацией концертов, которые считают, что их слушателям будут интересны и группы из Казахстана. Но хотелось бы, чтобы гастроли стали возможны и по городам нашей страны.

— Для доступа к широкой публике помимо физических площадок еще нужны радио, телевидение…

— Сейчас мы принимаем участие в марафоне, организованном радиостанцией «Тенгри FM», — местные рок-исполнители представляют свои треки, а слушатели голосуют за понравившиеся. В итоге 15 исполнителей, которые наберут максимальное число голосов, в течение месяца будут бесплатно звучать в эфире. Но чтобы попасть на телевидение, для начала нужно снять клип на одну из песен. Самый простой, малобюджетный видеоролик стоит не менее двух тысяч долларов. Опять нужны инвестиции, менеджмент, продюсирование.

Возможно, увлеченных местным роком слушателей не так много. Но вопрос в том, как сделать так, чтобы их стало больше. И не так, чтобы уехать в соседнюю Россию, где почва уже подготовлена, а стать популярными в собственном отечестве. И здесь без средств коммуникации — радио и телевидения, а также профессиональных продюсеров не обойтись. Нужно, чтобы поклонники рока не только из Алматы, но и других городов услышали и увидели музыкантов, наглядно познакомились с их творчеством. Для этого нужно отправиться на гастроли в Усть-Каменогорск, Семипалатинск, Караганду, Павлодар и т.д. Stranniki строят такие планы на будущий год — с записей альбома и репетиций они хотят переключиться на гастрольную деятельность.

Рок — это послание

— Первое поколение советского рока из-за железного занавеса с увлечением слушало запрещенных битлов, Боба Дилана, Роллинг Стоунз, Пинк Флойд и т.д. Чем увлечена алматинская рок-среда в эпоху идейной свободы и диктата рынка?

— Лично мне ментально близок российский рок, из-за языка, на котором я думаю, мечтаю и пишу. В русском роке всегда был упор на поэзию и философию. Западный рок дает скорее музыкальную почву и исполнительские идеи. Современное звучание необходимо, чтобы выжить и развиваться. Было время, когда я чувствовал творческую стагнацию в написании текстов и запоем перечитывал Пушкина, Маяковского, Есенина, Высоцкого, Гребенщикова и Шевчука. Переваривал уже когда-то прочитанное и искал свое.

— Стандарты лежат в основе написания песен многих молодых рок-групп. Регги, балладное звучание, блюз, рок-н-ролл, типичные хардовые проигрыши для вас тоже стали неизбежными ориентирами?

— Неизбежно за основу берется то, что уже когда-то было услышано. Мы стараемся отличаться, искать новое в плане звучания и аранжировок. Наш первый альбом — смешение стилей. Это объясняется тем, что на нас повлияли разные люди, с которыми нам приходилось играть. Так, раньше в состав группы входил Саша по прозвищу Варяг, сейчас иммигрировавший в Россию. У него была своя группа «Строг», но он играл и с нами. Он привнес в наше творчество фолковое звучание. Не сказать, что фолк лично мне особенно близок, на меня большее воздействие оказывала сама личность Саши. Когда он уехал, не имело смысла искусственно поддерживать этот стиль. С нами играл и Дима Узбек, который тоже привносил своими гитарными партиями свое звучание. В данный момент новые участники, безусловно, тоже вносят свой вклад. Ведь творчество это живой и постоянно меняющийся процесс.

И чувства добрые…

Изначально рок был не просто музыкой, а позицией, артикулированной взглядом на социально-политические, культурные проблемы. Советский рок сформировался за железным занавесом и был андеграундным протестным движением за свободу самовыражения. Сейчас времена поменялись. Есть ли у современных отечественных рок-музыкантов гражданская позиция? Чем инспирировано их творчество? По словам фронтмена «Странников», его собственное творчество питается встречами с людьми и жизненными ситуациями. «Я не пишу на заказ. Это неконтролируемый процесс, большую роль в нем играют эмоциональные встряски. Всегда ношу с собой ежедневник или телефон, куда можно записать тексты, идеи, мелодии как результат переживания и осмысления жизненных ситуаций», — рассказывает Дима. Основатель классической литературы, ставший архетипом русско­язычной культуры, Александр Сергеевич Пушкин не только чувства добрые лирой пробуждал, но и в свой жестокий век восславил свободу. Алматинского рок-музыканта нового поколения Диму Комлева социально-политические вопросы не волнуют. Для него рок — это обыденная жизнь с ее радостями и огорчениями. Все же, как утверждает «странник», он хочет поделиться с другими не просто хорошим настроением, но и гуманистическими идеями — любовью, дружбой, душевной теплотой.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики