В тисках прогресса

Прогрессивное налогообложение населения может принести пользу только в сочетании с декларированием, чтобы граждане не смогли спрятать свои доходы

В тисках прогресса

Битва по введению прогрессивной ставки индивидуального подоходного налога (ИПН) со следующего года закончилась счетом один — ноль в пользу противников этой инициативы Минфина: на прошлой неделе мажилис во втором чтении одобрил законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам налогообложения», исключающий введение прогрессивной шкалы до 2013 года. Суть нововведения в том, что доходы до 300 тыс. тенге облагаются по ставке 10%, с суммы, превышающей этот порог, но ниже 500 тыс. тенге будет взиматься 15%, с 500 тыс. и выше — 20%.

Впрочем, трудно назвать битвой то, что происходило в течение двух месяцев с момента объявления главой Минфина Болатом Жамишевым о планах властей ввести прогрессивную шкалу с 2011 года. Скорее это было похоже на ленивое перекидывание мяча через сетку. Обошлось без дебатов депутатов, экспертов, представителей общественности, как это было, например, в России, где также пытаются ввести прогрессивную шкалу. Да и Минфин до конца не отстаивал свою позицию. Так, несколько статей в СМИ в защиту действующей сегодня «плоской» шкалы налогообложения и несколько выступлений Болата Жамишева на различных мероприятиях, в которых он обосновывал необходимость введения прогрессивной шкалы.

Решающий мяч забили предприниматели и профсоюзы, направив обращение в адрес депутатов парламента, в котором они мотивировали свою просьбу не спешить с одобрением инициативы Минфина тем, что доходы вновь уйдут в тень. Внезапный отказ от прогрессивного ИПН, как, кстати, и столь же неожиданное предложение Минфина о его введении, заставляют предполагать, что правительство (от чьего лица и действует Минфин) просто забросило пробный шар, а когда он не достиг цели, пошло на попятный. Большая часть населения, чья зарплата, как сказал глава Минфина, так и будет облагаться по ставке 10%, осталась безучастной к возможной смене принципа налогообложения.

Бизнес боится собственной тени

Увидев предложения о введении прогрессивной шкалы подоходного налога, бизнес-сообщество и работники предприятий, что называется, выразили свою озабоченность по данному поводу. В адрес депутатов было направлено обращение, подписанное 16-ю ассоциациями, профсоюзами и крупными компаниями. Среди них — НЭП Казахстана «Союз Атамекен», Федерация профессиональных союзов РК, Ассоциация легкой промышленности, Ассоциация финансистов и др. Предприниматели обратились с убедительной просьбой отклонить предложения по переходу к прогрессивной шкале индивидуального подоходного налога. Бизнес-сообщество не устроил довод об увеличении доходной части бюджета «в свете хронического недоосвоения расходной части бюджета на сотни миллиардов». Не понравились и попытки представить этот шаг как некую «социальную справедливость», и в целом «уравниловка» доходов не нашла здесь сторонников. Как говорится в обращении, в условиях рыночной экономики мерилом социальной справедливости выступает именно достойная заработная плата за совершенный труд. Бизнес боится, что дополнительная налоговая нагрузка ляжет на наиболее квалифицированные кадры, которые зарабатывают деньги честным трудом.

Прозвучал, конечно, и самый распространенный аргумент против прогрессивного налогообложения. «По оценкам специалистов, непосредственной реакцией на ее <прогрессивной шкалы> введение станет сокращение официальных зарплат на малых и средних предприятиях, а также возврат к теневым схемам через “обнальные” фирмы», — говорится в обращении.

Однако аргумент о том, что предприниматели по призыву правительства поднимают зарплаты и такая работа теперь может не дать результатов, также может быть подвергнут критике, как и прочие аргументы о несправедливости уравнения доходов и опасности для работников. Все-таки была предложена шкала не от 0% до 45%, как это часто бывает в других странах. Под действие новой шкалы в первую очередь попадут высокооплачиваемые менеджеры, все же не часто работники малых и средних предприятий получают зарплату более 300 тысяч тенге в месяц! Да и для менеджеров рост налоговой нагрузки может быть не так силен. Человек, получающий зарплату 500 тысяч тенге, теперь заплатит не 43 400 тенге, а 49 980 тенге по новой шкале — не такая уж большая разница.

В целом можно сказать, что бизнес-сообщество не нашло в словах Минфина достаточной аргументации в пользу новшества и не увидело экономической целесообразности введения прогрессивной шкалы подоходного налога.

Революция наоборот

Плоская шкала ИПН в размере 10% действует в Казахстане сравнительно недавно — с 2007 года. До тех пор существовала прогрессивная шкала налогообложения физических лиц. В тот момент возникла необходимость вывести доходы населения из тени и увеличить собираемость налогов, чему снижение ставки способствовало в немалой степени. То же самое произошло в России: там еще в 2001 году заменили прогрессивный налог единой ставкой, чтобы вывести зарплаты из тени. В принципе, все страны, вводя «плоскую» шкалу, хотят снизить объем теневых доходов. В Казахстане власти, можно сказать, достигли своей цели: в 2007 году сумма индивидуального подоходного налога резко увеличилась. И продолжает расти вплоть до сегодняшнего дня.

Действовавшая до 2007 года норма налогообложения физических лиц предусматривала более дифференцированную шкалу прогрессивного налога, нежели предложенная Минфином. Минимальная ставка составляла 5%, годовой доход работника, облагаемый у источника выплаты, не превышающий 12-кратного размера минимальной зарплаты, подлежал обложению по нулевой ставке. По предложенной сейчас схеме, как говорилось выше, минимальная ставка ИПН остается на уровне 10%, максимальная составит 20%.

Замену в 2007 году прогрессивной шкалы единой ставкой ИПН доктор юридических наук, директор НИИ финансового и налогового права Евгений Порохов назвал революционным шагом для налоговой системы Казахстана в то время, «потому что намного легче по всем параметрам внедрить плоскую шкалу и отказаться от прогрессивной шкалы, чем наоборот».

Почему же Минфин, не боясь трудностей, решил вернуть прогрессивную шкалу? На этот вопрос ответил сам Болат Жамишев в своем блоге. Плоская шкала была введена в Казахстане временно, и наступил момент республике встать в один ряд с развитыми странами, где как раз действует прогрессивная шкала: кто больше получает, тот больше платит. Кроме того, существует чисто техническая необходимость прогрессивного налога в преддверии введения всеобщего декларирования. Глава Минфина напомнил, что с 2014 года налоговые декларации должны будут сдавать госслужащие, а с 2016 года — все граждане страны.

«С этого времени налоговая система и будет ориентироваться на так называемых конечных бенефициаров любой экономической деятельности, то есть на доходы физических лиц», — отмечал г-н Жамишев.

Но ниже названа еще одна причина возврата к прогрессивной шкале ИПН, которую, на наш взгляд, Минфин рассматривает как основную.

«20% вводится для исключения арбитража с корпоративным подоходным налогом. Для малых и средних предприятий возможность использования этого арбитража, безусловно, существует. Прежде всего для малых. Так как если нет никаких финансовых ограничений по заработной плате, то весь чистый доход удобно выводить через заработную плату и вложить в бизнес, на его дальнейшее развитие. При этом не обременяя его налогами, как это было бы, если показать чистый доход и с него заплатить КПН. То есть необходимо уйти от системы, при которой существует возможность арбитража», — читаем мы в блоге министра.

Как нам удалось выяснить, многие предприниматели действительно так делают, чтобы избежать штрафных санкций за несвоевременную уплату корпоративного подоходного налога. Таким образом, повышение ставок ИПН в какой-то мере преследует цель увеличения собираемости КПН, то есть одного из основных источников пополнения бюджета, хотя общая сумма индивидуального подоходного налога сегодня и составляет почти половину от суммы КПН.

Евгений Порохов предположил, что еще одной причиной, не декларируемой властями, могут быть интеграционные процессы в рамках создания единого экономического пространства России, Казахстана и Белоруссии. «Накануне заявления министра финансов Жамишева его российский коллега тоже делал аналогичное заявление (о прогрессивной шкале ИПН. — “ЭК”). Однако такой аргумент уже вызывал нарекания со стороны общественности в связи с введением Таможенного союза, и, может быть, именно поэтому его не рискнули озвучивать еще раз в таком непопулярном деле, как повышение ставок налога, в качестве основного. Ведь до заявления Жамишева не было никаких предпосылок, симптомов или сигналов для этого», — подчеркнул г-н Порохов.

При верстке бюджета-2011 прогрессивный налог был принят в расчет как фактор увеличения поступлений в госказну наряду с удвоением размера экспортной таможенной пошлины. Однако из последующих высказываний министра финансов можно сделать вывод, что экономическая эффективность от введения прогрессивной шкалы будет небольшой, а именно поступления в местный бюджет увеличатся всего на 12,5 млрд тенге, или на 1,3%.

В ожидании эффекта

Большего и не стоит ожидать, ведь, по подсчетам Минфина, нововведение затронет доходы всего лишь 2% населения, 98% как платили 10% со своей зарплаты, так и будут платить. Как говорит старший юрист юридической компании Lex Analitik Марина Камендровская, из анализа проекта становится понятно, что государство, вводя прогрессивную шкалу, не преследует достижения экономических целей. Во всяком случае, на данном этапе. «При такой ситуации за подобной мерой должен быть иной смысл, больше носящий регулятивный характер, хотя нельзя отрицать, что это все-таки отразится на части населения страны», — отмечает эксперт. Кстати, обращал внимание на то, что это лишь начало и министр финансов. «Нельзя считать, что прогрессивную шкалу бессмысленно вводить, если мы получим незначительный фискальный эффект. Это всего лишь начальная стадия», — заявлял он. Со временем будут расти доходы граждан, а всеобщее декларирование позволит увеличить собираемость налогов. Он подчеркивал, что прогрессивная шкала и декларирование взаимосвязаны. «В систему будет включена именно та категория населения, которая сегодня, может быть, ИПН и не платит в полной сумме, поскольку имеет возможность от этого уклониться, в дальнейшем она (категория), однозначно станет плательщиком», — полагал г-н Жамишев.

Но эксперты считают, что не стоит так уж уповать на всеобщее декларирование, пока не сняты все проблемы налогового администрирования. «Введение всеобщего декларирования выходит за рамки вопроса прогрессивной шкалы налогообложения. Практика такой системы, означает, что государство имеет достаточно высокий уровень администрирования, позволяющий собирать налоги и отслеживать данные, предоставляемые как юридическими, так и физическими лицами в своих налоговых декларациях. То есть необходим хорошо организованный административный аппарат», — уверена Марина Камендровская. По ее словам, тенденции к усилению административного аппарата наметились при реализации программы по борьбе с лжепредпринимательством. «Насколько административная система будет сильной к моменту введения всеобщего декларирования, сейчас можно только предполагать. Однако, оценивая текущие тенденции, это вполне реально. И в этом смысле прогрессивную шкалу можно рассматривать как первый и необходимый шаг к внедрению этой системы», — считает г-жа Камендровская.

Однако этот путь не будет легким. Напомним, что средняя зарплата на август 2010 года составила около 81 тыс. тенге. У 98% казахстанцев доходы не дотягивают до 300 тыс. тенге, как сказал министр финансов. Доходы, с которых уплачиваются налоги, имеют, если можно так выразиться, официальный статус, то есть заработаны. Если государство хочет увеличить налог с физических лиц, нужно вытаскивать на свет теневые доходы, получаемые вовсе не от трудовой деятельности. А значит, нужно контролировать не только доходы, но и расходы граждан. «Даже при всеобщем декларировании принять и документально проверить правильность составления деклараций и уплаты налогов — задача не из легких и достаточно капиталоемкая для нашего государства. Проверять будем каждого как полноценного налогоплательщика — юридическое лицо, со всеми атрибутами проверки: с проверяющим, с уведомлением, с доначислением, а вот само доначисление может не оправдать затраты на проверку. При существующем же уровне налогового администрирования доходов и имущества граждан основная часть доходов и имущества граждан остается неохваченной эффективным налоговым контролем, попросту говоря, в тени», — утверждает г-н Порохов.

Социальная справедливость

Нам очень много говорят о социальной справедливости, которая достигается прогрессивным налогообложением. Граждане с более высокими доходами должны отдавать государству, а значит, и обществу больше по сравнению с другими налогоплательщиками. По словам Марины Камендровской, прогрессивная шкала в мире широко распространена и считается более эффективной для решения социальных задач, нежели единая ставка ИПН. «Использование фиксированной ставки больше можно рассматривать как государственную меру, направленную на повышение уровня собираемости налога за счет невысокой ставки, поскольку правосознание и законопослушность в таких странах ниже», — отмечает она.

Но при предлагаемой небольшой разнице между минимальной и максимальной ставками (10 и 20%) вряд ли мы в полной мере используем прогрессивную шкалу для достижения социальной справедливости — уж слишком невелика разница между богатыми и бедными. В развитых странах разброс ставок — от 0 до 60% — действительно позволяет значительно увеличить поступления в бюджет, и там бедные на самом деле живут за счет богатых. Не в прямом, конечно, смысле: государство как посредник между наиболее и наименее обеспеченными гражданами расходует деньги так, чтобы удовлетворить потребности всего общества.

Предложенные ставки ИПН слишком усреднены, чтобы говорить о достижении истинной справедливости: и тот, кто получает 50 тыс. тенге в месяц, и человек с зарплатой в 299 тыс. тенге будут платить один и тот же процент.

По словам Евгения Порохова, на Западе существует концепция налоговой неприкосновенности минимального уровня доходов каждого человека, необходимого на достойную жизнь и реализацию своих человеческих прав. «Так называемый не облагаемый налогом минимум на Западе в несколько раз, а то и десятки раз выше нашего необлагаемого уровня минимальной заработной платы. Суть такого минимума заключается в том, чтобы позволить каждому налогоплательщику-гражданину достойно восстановить из своих доходов свой личный жизненный человеческий потенциал и потенциал членов его семьи, а уже сверх этой суммы обязать его уплатить подоходный налог. Государство не претендует на такие доходы своих граждан, — говорит он. — В этой связи и уровень минимальной заработной платы в Казахстане, и официальный размер прожиточного минимума вызывают у большинства не то что экспертов, а рядовых граждан недопонимание и раздражение».

Чтобы завоевать репутацию социально ориентированного государства, недостаточно внедрить принцип социальной справедливости через сбор налогов. Нужно и собранные налоги тратить на улучшение качества жизни населения. Нам кажется, что именно это должно было бы стать предметом дискуссий при обсуждении налоговых новаций.

[inc pk='84' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?