Пока есть кого учить

Редакционная статья

Пока есть кого учить

Проблемы высшего образования можно перечислять долго. Нескончаемые реформы превратили их в запутанный клубок. И уже сложно найти нить, за которую следует ухватиться, чтобы тянуть. Расхождение между теорией и практикой, тем, что представляется на бумаге, и реальным положением вещей, лозунгами и делами, отчетами комиссий и самой «проделанной работой» — симптомы, по меньшей мере, двух опасных заболеваний, которыми страдает не только образовательная сфера, но и общество в целом. Это усиливающаяся бюрократизация и ханжество. Последнее уже почти перешло в стадию слепоты и беспамятства. Можно придумывать разные образовательные системы, чудесные методики преподавания, устраивать «эффективные реформы», создавать наилучшие условия для развития науки. Но только воплощение и десятой доли всего задуманного невозможно без профессиональных исполнителей, желающих что-то менять. Наука держится на ученых, образование — на педагогах. У нас же, похоже, функционеров от образования и науки больше, чем тех и других, вместе взятых. Конечно, все еще есть педагоги, студенты и последние из ученых, но страшно далеки они от тех, кто вершит их судьбы.

Возьмите любой среднестатистический вуз, и вы увидите, как он устроен — административная и преподавательская части, а между ними — пропасть. Прислушивается ли руководство вуза к преподавателям, являющимся наемными работниками по контракту? Могут ли последние влиять на принимаемые вузом решения? Едва ли. Что говорить, если с приходом нового ректора меняется не только администрация университета, но профессорско-преподавательский состав факультетов и кафедр. Кочевье со своими людьми стало почти повсеместным следствием директивного назначения на должность. Ректоры государственных вузов в республике назначаются централизованно сверху. Да и кто знает, не превратились бы они иначе в неуправляемых местных царьков, а ведь кое-где это уже происходит. Сильная же рука баловаться не даст. Что касается преподавателей, то они вкупе со студентами — лишь меняющийся фон. Конечно, в вузах есть и ученые советы, и профсоюзы, и союзы студентов. Но вряд ли их можно отнести к органам самоуправления, поскольку они автоматически перешли по наследству из советского прошлого. Их формальные члены не сильно верят в их действенность, ведь над ними тоже нависает своя сильная рука. Централизованная вертикаль «правительство — министерство — вузы» так и не обросла гражданскими инициативами, независимыми организациями профессионалов и тех, кто покупает их услуги.

В докладах и отчетах говорится об успешном переходе на кредитную систему, основанную на индивидуальном подходе к студенту, о снижении поточной нагрузки на преподавателя, о свободе выбора студентом учебных программ и дисциплин. На деле же происходит обратное — нагрузка на преподавателя растет, количество учебных курсов по выбору сокращается, учебные планы составляются без учета мнений преподающих и обучающихся. Зато административный аппарат продолжает расти, при вузах создаются, также сверху, по велению руководства, научно-исследовательские институты с местами под чиновников, сокращенных из госорганизаций.

Другая важная проблема, которая неизменно возникает как следствие бюрократизации и в то же время является причиной ее роста — коррупция, въевшаяся в сознание почти уже на ментальном уровне. Но взятки со знаниями и навыками не совместимы. И рынок пока слабо, но уже начал регулировать этот процесс, как и процесс почти открытой продажи дипломов, когда студент платит за бумажку, а не за образование.

Количество вузов в стране заметно уменьшилось. Сократилась и численность студентов. Как утверждают эксперты, за счет «ухода» абитуриентов в профессионально-технические училища. Но главная причина их уменьшения — повышение платы за обучение, которая в прошлом году подскочила в два раза. Вопрос в том, насколько качество образования отвечает его стоимости. Поэтому неудивительно, что желающие получить знания «утекают» либо в соседнюю Россию, либо в Малайзию и Новую Зеландию, где цены ниже, а качество выше. Очевидно, сам факт уменьшения числа студентов и вузов на качество образовательных услуг не повлияет. Если мы хотим создать конкурентную среду, которая и порождает качество, нужны независимые механизмы, способные осуществлять мониторинг образовательных услуг. Необходимо активное гражданское участие и их потребителей — студентов и родителей, и, конечно, самих преподавателей. Пока в вузах еще есть те, кто способен преподавать, и те, кто хочет учиться, — не все потеряно.