Стране нужны подъемные

Доля несырьевого бизнеса в доходах 100 крупнейших компаний Казахстана выросла за 2009 год с 20 до 23% — таков один из итогов второго национального рейтинга грандов нашей экономики. Дальнейшая диверсификация ее структуры потребует максимального привлечения внутренних инвестиций

Стране нужны подъемные

Первый национальный рейтинг крупного бизнеса Казахстана мы составили по итогам 2008 года — на рубеже вхождения экономики страны в полномасштабный кризис. Нынешний, второй по счету, топ-лист казахстанского бизнеса фиксирует показатели в разгар этого кризиса. Столь высокая внутри- и внешнеэкономическая «турбулентность» — не самый хороший фон для проведения исследования, способного выявлять долгосрочные тенденции. И все же материала для анализа положения дел в нашей экономике мы получили достаточно — совокупная выручка 100 участников нашего рейтинга по отношению к ВВП Казахстана составила 60,1%. Этого вполне достаточно, чтобы на основе полученных цифр делать выводы об основных трендах отечественной экономики. Что это за тренды?

Суммарная выручка 100 корпораций Казахстана по итогам прошлого года составила 10,2 трлн тенге, что ниже прошлогоднего показателя на 761,2 млрд тенге, или на 6,9%. На фоне кризиса финансового и добывающего секторов экономики неплохо показали себя обрабатывающие производства и прочие несырьевые компании: заметное «похудание» сырьевиков позволило переработчикам нарастить свою долю в структуре доходов крупного бизнеса с 20% до 23%. И хотя этот показатель обусловлен больше конъюнктурными, чем глубинными причинами, он дает хороший повод посмотреть на потенциальные точки роста, а также подумать над созданием сбалансированной системы инвестиционной подпитки диверсификации экономики Казахстана.

Металлом и нефтью

Обвал цен на нефть и другое сырье с последовавшим их постепенным повышением, а затем и стабилизацией обусловили не самые радужные для кризисного года показатели двух основополагающих отраслей казахстанской экономики — нефтегазовой и горно-металлургической промышленности (см. графики 1 и 2).

На их долю в общем объеме выручки списка топ–100 за 2009 год пришлось 62,9%. Это почти на 2 процентных пункта ниже показателя 2008 года. При этом нефтяники сумели удержать падение реализации на уровне –6,9% к 2008 году, тогда как металлурги, до которых повышательная ценовая волна дошла позже, упали гораздо заметнее — на 18,1%.

Большая часть (8 из 12) нефтегазовых компаний нашего списка показывала снижение доходов в 2009 году относительно предыдущего. АО «НК “КазМунайГаз”» (КМГ, 2-е место в рейтинге) получило на 15,7% доходов меньше, чем в 2008 году, в связи с чем уступило место лидера нашего списка ТОО «Тенгизшевройл» (1-е место), которое увеличило свою выручку на 3%. Рост выручки этой компании был обеспечен ростом добычи нефти на 30% — с 17,3 млн тонн в 2008 году до 22,5 млн тонн в 2009 году, в то время как рост добычи КМГ составил 4%.

Что касается горно-металлургической отрасли, то самое значительное в относительном выражении снижение доходов из компаний, вошедших в рейтинг, показали ENRC (3-е место в общем рейтинге) и Kazakhmys (4-е место): минус 31% и минус 12% соответственно. Такое существенное падение выручки флагманов казахстанской металлургии было вызвано падением спроса, преимущественно внешнего, на их продукцию. Впрочем, снижение доходов не помешало ENRC приобрести перспективный актив на африканском континенте — Central African Mining & Exploration Company Plc (CAMEC) за 955 млн долларов, а также, несмотря на кризис, сохранить звание самой рентабельной компании горно-металлургического комплекса Казахстана по итогам 2009 года (ее рентабельность оказалась на уровне 27,3%, тогда как у Казатомпрома — 23,2%, у Kazakhmys — 15%).

Надтреснутые банки

Если сырьевым компаниям одномоментная девальвация тенге позволила смягчить удар кризиса (их выручка в пересчете на национальную валюту увеличилась), то для крупнейших банков это событие оказалось ударом. Ведь у отечественных кредитных организаций до кризиса именно на валюту приходилось около 60% всех обязательств. Обесценивание активов и общее падение спроса на банковские услуги (вернее, неспособность предоставлять эти услуги в прежнем объеме) обусловили сокращение в 2009 году выручки банкиров, представленных в нашем рейтинге, на 15,3%, или на 263,2 млрд тенге. Такой показатель находится в резком диссонансе с показателями российских финансистов, суммарная выручка которых за тот же срок выросла более чем на треть. Наиболее очевидное объяснение этому явлению — различие в масштабах экономики, в месте, занимаемом в ней финансовым сектором, а также в структуре собственности этого сектора у нас и в России. Помимо очевидной несопоставимости по размерам помощи, которую государство смогло оказать банкам в Казахстане и в РФ, на состоянии финансовых структур двух стран сказался и тот факт, что у россиян крупнейшие банки принадлежат государству, а у нас (по крайней мере, так было до кризиса) — частникам. А потому и возможности по перекачке средств из финансового сектора в нефинансовый у наших властей в кризис оказались скромнее, чем у россиян. Сами же банки проявляли вполне понятную осторожность при кредитовании предприятий, что очевидным образом мешало банкирам заработать. И вот результат: доходы, к примеру, БТА Банка (12-е место в рейтинге), спасение которого оказалось для казахстанских властей наиболее затратным, упали на 51% за 2009 год, Альянс Банка — на 48% (23-е место), Темiрбанка — на 15% (37-е место).

В итоге самые крупные из попавших в наш рейтинг банков ни сами не заработали, ни экономике помочь не смогли. Впрочем, и среди банкиров оказались «счастливчики». Среди наименее болезненно перенесших кризис оказались те структуры, которых ранее обвиняли в излишнем консерватизме и неумении «поймать рыночную волну». Так, Народный банк Казахстана (10-е место в нашем нынешнем рейтинге), который весьма осторожно вкладывался в развитие бурно росшего до кризиса сектора недвижимости, неохотно кредитуя строительные и девелоперские компании (согласно аудиторским отчетам за 2009 год на долю строительных компаний в структуре кредитного портфеля у Народного банка приходилось 14%, Казкоммерцбанка — 24%, БТА Банка — 24,3%; на долю инвестиций в недвижимость у Народного банка — 7%, Казкома — 14%, БТА Банка — 16,9%). В результате, когда пузырь на этом рынке с грохотом лопнул, выяснилось, что такая консервативность обернулась для Народного банка благом. В 2009 году прирост доходов этого банка составил 13,8 млрд тенге (+6,3% к 2008 году). Иная природа роста доходов у Сбербанка (+60,1%), который переместился за год сразу на 20 позиций в нашем рейтинге, с 70-го на 50-е место. Здесь, безусловно, сыграл свою роль эффект низкой базы, а также возможность при необходимости опереться на помощь могущественной российской материнской структуры.

Рост есть, но вес маленький

Перечислив основные пострадавшие отрасли, перейдем к тем, для кого прошлый год оказался удачным. Сырьевиков в этом списке немного, а точнее, там представлена всего одна отрасль — добыча драгоценных металлов (рост выручки к 2008 году 36,7%). И это неудивительно: в кризис инвесторы всегда предпочитают консервативную политику, когда не до приумножения средств, сохранить бы накопленное; как следствие, повышается спрос на золото и другие «вечные ценности».

А вот несырьевой сектор Казахстана в 2009 год совершил маленький подвиг, увеличив свою долю в нашем рейтинге с 20% до 23% (см.  график 3). Во многом этому помогло существенное падение доходов сырьевых компаний и банков, о котором уже сказано выше. Однако нельзя уменьшать и заслуги компаний списка, работающих в других секторах экономики. Их суммарные доходы увеличились на 6,7%.

Робкий оптимизм внушает агропромышленный комплекс, доходы которого выросли в 2009 году на 7%. Самую высокую динамику здесь показало АО «Холдинг Казэкспортастык», выручка которого выросла на 72,6% и составила 59,4 млрд тенге, а сама компания поднялась на 8 позиций — с 36-го на 28-е место. Выросли доходы (на 61,6%) у государственной Продовольственной контрактной корпорации (30-е место), которая занимается скупкой продукции у фермерских хозяйств для ее дальнейшей реализации. Впрочем, значительная роль в успехах аграриев в 2009 году принадлежит, как уже отмечалось, благоприятной мировой конъюнктуре, проявившейся в высоких ценах на зерно и рапс.

Иные причины роста у компаний строительного сектора. Рост доходов строительных компаний (на 132,2%) был обеспечен только одной компанией — АО «НГСК КазСтройСервис» (16-е место), которая осуществляет ряд крупных проектов в нефтегазовой отрасли. Следует отметить, что в этом году в рейтинге осталось всего три строительных компании из семи представленных в прошлом рейтинге. Что, впрочем, было вполне предсказуемо. Из рейтинга выпали именно те компании, которые занимались преимущественно жилищным строительством, а также строительством коммерческих объектов.

Электроэнергетические компании, входящие в сотню крупнейших, также показали рост доходов, который составил в 2009 году 11,4%. Наиболее динамичным ростом отметилась Центрально-Азиатская топливно-энергетическая компания (32-е место), которая сумела увеличить доход на 75,3%. Эта компания привлекла в состав акционеров своих энергетических активов Европейский банк реконструкции и развития, который софинансирует модернизацию ее основных генерирующих мощностей — ТЭЦ-2 в Петропавловске и ТЭЦ-3 в Павлодаре.

Отечественному машиностроению, если судить по итогам нашего исследования, в 2009 году не повезло — оно ушло в минус. Суммарная выручка компаний этого сегмента, из Эксперт-100-Казахстан, снизилась на 17%. Причем рост доходов не показала ни одна машиностроительная компания.

Страна зарубежного солнца

Разносторонне направленная реакция отраслей отечественной экономики на кризис пока, впрочем, не смогла изменить ее преимущественно сырьевой структуры. И это очень четко видно по верхним строчкам рейтинга компаний по объему реализации продукции и по прибыльности: в первом случае нефтегаз плюс ГМК дают 7 позиций из 10, во втором — 8 из 10.

Задать новые тренды развития экономики призвана программа форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана на 2010—2014 годы (ФИИР), разработанная нашими властями в конце прошлого года. Хотелось бы назвать этот документ стратегией ухода от сырьевой направленности, однако это было бы явным преувеличением. Из запланированных в рамках программы инвестиций в размере 45,5 млрд долларов значительная часть — около 43% — приходится на топливно-энергетические и горно-металлургические проекты (см. график 4). Что, впрочем, вполне предсказуемо и, наверное, правильно — компании данных секторов в 2009 году принесли почти 65% суммарной выручки Эксперт-100-Казахстан и 40% ВВП, а их продукция наиболее конкурентоспособна на мировых рынках и составляет львиную долю нашего экспорта. При этом сами компании обладают достаточными финансовыми, управленческими и технологическими ресурсами для освоения указанных внушительных средств.

Вопросы вызывает не отраслевая структура запланированных инвестиций, а их источники. Когда программа разрабатывалась, состояние финансовой системы Казахстана было предынфарктным, что обусловило появление такой модели финансирования, которая слабо учитывала сам факт существования внутренних институциональных инвесторов.

В результате основными источниками инвестиций в самые «сладкие» проекты — нефтянку и ГМК — помимо собственных средств компаний, а также государственных институтов развития стали зарубежные займы. Причем «зарубежные» в данном случае почти что синоним слова «китайские». При активном содействии и под гарантии правительства и фонда «Самрук-Казына» именно китайские госбанки открыли Казахстану ряд кредитных линий на общую сумму 13 млрд долл. (30% всех запланированных инвестиций на ФИИР). Деньги эти достаточно длинные и сравнительно дешевые. Впрочем, дешевизна эта (ровно по пословице про сыр и мышеловку) обусловлена рядом обязательств в виде китайских же подрядчиков, поставщиков и рабочей силы. Так, при всесторонней помощи китайцев предполагается построить Бозшакольский и Актогайский ГОКи, создать интегрированный газо-химический комплекс на западе Казахстана, реконструировать Атырауский НПЗ и организовать производство дорожных битумов на Актауском заводе пластмасс.

Другие крупные зарубежные инвесторы более диверсифицированы как по национальному составу, так и по отраслевому. Большой объем инвестиций идет от южнокорейских инвесторов — около 4 млрд долларов. Одна половина этих средств (от консорциума KEPCO-Samsung) пойдет на строительство Балхашской ТЭЦ, другая (от LG Chem) — на возведение второй очереди действительно прорывного для Казахстана проекта: газо-химического комплекса, основной продукцией которого станут ароматические углеводороды, полиэтилен и полипропилен.

В числе прочих иностранных инвесторов следует отметить международные институты развития в лице Всемирного банка, Азиатского банка развития и других участников финансирования транспортного коридора Китай — Западная Европа, общий объем инвестиций которых в данный проект составляет порядка 3,4 млрд долларов. В сумме запланированные иностранные инвестиции в проекты программы ФИИР составляют 23,5 млрд долл. США, или 51,6% от общего объема запланированных инвестиций.

При этом, согласно подсчетам Института экономических исследований, большая часть (39,7%, или 18 млрд долларов) проектов, которым не нашлось иностранного инвестора, финансированием так и на обеспечена. Что характерно, в основном это проекты, где окупаемость дольше, а гарантии возврата вложенных средств — меньше, чем у уже «разверстанных» по иностранцам.

Впрочем, странно было бы ждать от зарубежных финансистов горячего желания вкладываться в серьезную диверсификацию казахстанской экономики. Мировой опыт убедительно показывает, что достижение такого рода структурных изменений возможно лишь при слаженном участии национального бизнеса и власти.

Есть ли у нас внутренние источники для таких инвестиций? Несложные расчеты позволяют примерно прикинуть объем средств, которые находятся в распоряжении казахстанских финансовых структур. Активы НПФ — это более 14,2 млрд долл., вклады населения в банках — 14,5 млрд долл., активы страховых компаний — 2,3 млрд долл., активы паевых фондов еще 1,7 млрд долл, не менее 1,3 млрд долларов в фондах прямых инвестиций. Суммировав, получаем 34,2 млрд долл. (см. график 6). Безусловно, нельзя предполагать, что всю эту сумму можно использовать в финансировании программы модернизации экономики. Но масштаб впечатляет. Ведь это 30% ВВП и даже больше, чем размер Нацфонда, который составляет 34 млрд долларов.

Существенный импульс модернизации нашей экономики может дать и развитие экономических процессов на пространстве Таможенного союза, а затем и ЕЭП. В конце концов мы не должны забывать о том (а регулярные мировые кризисы забыть об этом и так не дают), что наш внутренний рынок недостаточно велик, чтобы пренебрегать возможностями международной интеграции и кооперации.

[inc pk='76' service='table'][inc pk='77' service='table'][inc pk='78' service='table'][inc pk='79' service='table'][inc pk='80' service='table'][inc pk='81' service='table'][inc pk='82' service='table']
Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики