Во исполнение поручений

Подготовка реформы уголовного законодательства в экономической сфере вновь развела бизнес и власть по разные стороны баррикад

Во исполнение поручений

О том, что казахстанский бизнес нуждается в защите от чрезмерного внимания со стороны правоохранительных органов, говорилось уже давно, но до последнего времени защита эта дальше моратория на проверку субъектов рынка не простиралась. Однако бизнес-сообщество требовало от государства не временных передышек, а пересмотра правил игры и либерализации уголовного законодательства, относящегося к экономической сфере. На прошедшем 23 июня конгрессе предпринимателей гуманизация законодательства в сфере бизнеса была названа одним из важнейших условий экономического развития Казахстана. Непосредственной целью была объявлена замена уголовных наказаний в сфере предпринимательства на штрафные санкции и возмещение причинённого ущерба.

Требования эти становились тем настойчивее, чем больше ведение предпринимательской деятельности было связано с риском привлечения к уголовной ответственности, следствием чего становилась утрата собственности и даже свободы. Насколько обоснованным могло быть это привлечение — отдельный вопрос, силовые структуры вообще не склонны ставить его под сомнение, а предприниматели, напротив, уверены в чрезмерной репрессивности существующего правопорядка. Сходятся они в одном — число уголовных дел в отношении предпринимателей растет. И бизнес-сообщество в целом вынуждено все больше времени и сил тратить не на повышение прибыльности и эффективности своей экономической деятельности, а на самосохранение. На инновации, инвестиции и прочую форсированную индустриализацию ни сил, ни средств уже не остается. Более того, защита своей свободы и собственности от чрезмерно агрессивных правоохранительных органов и тех, кто использует действующее законодательство в рейдерских целях, вынуждает бизнесменов прибегать к различным неинституциональным и попросту коррупционным схемам.

«В Уголовном кодексе экономическим преступлениям посвящена целая глава. Чем грозит возбуждение уголовного дела в отношении бизнесмена? Статус подозреваемого и обвиняемого имеет ряд особенностей. Так, лицо, подвергаемое уголовному преследованию, существенно ограничено в передвижении. В случае если в отношении него избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, то он не вправе покидать пределы населенного пункта. А зачастую успешный бизнес связан с командировками, встречами с партнерами, клиентами в других городах, странах. Кроме того, это обязанность явки к следователю в определенное время, финансовые затраты в приглашении адвоката к защите по уголовному делу. Я не говорю уже об аресте. Неприятные моменты также связаны с тяжелым моральным состоянием. В рамках уголовного дела достаточно одного постановления о наложении ареста на банковские счета, как деятельность компании может быть парализована, если не разрушена. Поэтому специфика экономических преступлений заключается в том, что ограничения, налагаемые на субъекта преступления — предпринимателя, влияют в конечном итоге на бизнес в целом», — сказал «Эксперту Казахстан» председатель Форума адвокатов Таир Назханов.

Постановка задач

17 августа, выступая на совещании по вопросу реформирования правоохранительных органов, Нурсултан Назарбаев сказал: «Большой объем работы предстоит проделать правительству совместно с парламентом по совершенствованию законодательной базы. Прежде всего надо решительно продвинуться в вопросах гуманизации уголовной политики. Для этого будет подготовлен законопроект, направленный на декриминализацию преступлений, не представляющих большой общественной опасности, с переводом их в категорию административных правонарушений и усилением административной ответственности за их совершение. В законопроекте следует уделить особое внимание преступлениям в экономической сфере, с тем, чтобы оградить бизнес от давления со стороны правоохранительных органов и стимулировать развитие бизнеса».

Подписанный в тот же день указ «О мерах по повышению эффективности правоохранительной деятельности и судебной системы в Республике Казахстан» предписывал правительству до конца 2010 года разработать и внести на рассмотрение мажилиса проекты законов, направленные «на либерализацию уголовного законодательства и декриминализацию преступлений, не представляющих большой общественной опасности, в том числе в экономической сфере, с переводом их в категорию административных правонарушений и усилением административной ответственности за их совершение, в том числе путем введения административной преюдиции, а также переоценку степени тяжести отдельных преступлений путем смягчения наказаний».

К подготовке законопроекта сразу же подключилось бизнес-сообщество. 1 октября состоялось совместное заседание президиума и правления Национальной экономической палаты «Союз «Атамекен», которые со времени избрания Тимура Кулибаева председателем президиума приобрели недостававший им в прошлом политический вес. На заседании произошло дальнейшее укрепление союза — в президиум Национальной экономической палаты были избраны Булат Утемуратов (выдвинут одновременно Ассоциацией горнодобывающих и металлургических предприятий и Ассоциацией финансистов) и Нурлан Смагулов (выдвинут Ассоциацией автомобильного бизнеса). Утемуратов и Смагулов — не просто известные бизнесмены, это своего рода знаковые фигуры для двух различных сегментов казахстанской экономики — близкого к государству добывающего и относительно самостоятельного торгового и обрабатывающего. Но важнее то, что на том заседании Тимур Кулибаев представил подготовленный группой экспертов Национальной экономической палаты проект предложений по внесению изменений в действующее законодательство. Этот проект, по словам Тимура Кулибаева, нацелен на кардинальную трансформацию главы 7 Уголовного кодекса (преступления в сфере экономической деятельности) и основывается на взаимосвязанных базовых подходах. Первым является системная либерализация уголовно-правовых норм. В этой связи законопроект предусматривает полную декриминализацию 21 состава преступлений из 77, из которых 15 переводятся в разряд административных правонарушений, а 6 исключаются не только из УК, но и из правовой сферы в целом. «Для примера хочу подчеркнуть, что Союз “Атамекен” предлагает поставить на утрату статью 192  “Лжепредпринимательство”, по которой больше всего поступает жалоб от предпринимателей», — сказал Тимур Кулибаев.

Второй подход — сбалансированная оптимизация санкций за экономические преступления. Она предполагает беспрецедентное сужение сферы применения лишения свободы путем полного исключения данного вида наказания из санкций всех экономических преступлений небольшой и средней тяжести. Это касается 42 составов, или 85% видов наказаний седьмой главы УК, предусматривающих лишение свободы.

Серик Абдуллаев, президент АО «Центр международного делового сотрудничества «Атакент», рассказал о международных тенденциях гуманизации хозяйственного права. В Германии прокуратура может прекратить производство расследования правонарушения с согласия обвиняемого, если тот произведёт определённую компенсацию (платёж) в возмещение причинённого деянием ущерба. Именно таким путем прокуратурой разрешается до половины всех дел небольшой и средней тяжести. Гуманизация уголовного права США получила свое выражение в широком использовании такого вида наказания, как штраф. Штраф применяется в соответствии с кодексами штатов как в качестве альтернативной санкции за тяжкие преступления, причем предусматривается уплата крупных сумм, так и в качестве основной меры наказания при совершении преступлений небольшой и средней тяжести. В 2003 году вносится целый пакет поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации. Этот федеральный закон изменил значительное количество статей УК РФ, увеличив возможности назначения альтернативного наказания и смягчив наказания за налоговые преступления. При активном содействии Российского союза промышленников и предпринимателей из Уголовного кодекса Российской Федерации изъято понятие «лжепредпринимательство» и связанные с ним наказания.

Интерпретация задач

По мнению Еркебулана Ильясова, вице-президента АО «Alageum Electric», необходимо законодательно определить, что нарушением экономической деятельности является нанесение ущерба, а не извлечение незаконной прибыли; поскольку прибыль, полученная без нанесения ущерба чьим-либо интересам, не может считаться незаконной. Кроме того, считает он, следует закрепить порядок исчисления этого ущерба, при котором в него не могут включаться фактически уплаченные расходы, входящие в себестоимость операций. «Сегодня имеется масса примеров, когда предпринимателей судят за суммы, в сотни раз превышающие реальные объемы их нарушений: например, при полученной прибыли в 1,5 млн тенге предпринимателя осудили за нарушения на 120 млн, куда входят и оплаченная стоимость товара, и расходы по транспортировке, и зарплата работников. В результате происходит искусственное «раздувание» дела: вместо рядового административного нарушения создаются основания для уголовной ответственности. Зачастую это потом используется для вымогательств и захватов бизнеса», — сказал он на заседании «Атамекена». Предприниматель считает, что практически все виды возможных нарушений, связанных с лжепредпринимательством, предусмотрены отдельными статьями в Уголовном кодексе, а статья 192 на деле используется для наказания не самих мошенников, а тех, кто имел неосторожность с ними заключать сделки. Вывод — эта статья не нужна.

Президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности РК Михаил Глухов убежден, что из-за несовершенства законодательства больше всего страдают предприятия, которые работают легально. «Для государства очень важно, чтобы бизнес успешно работал, больше создавал рабочих мест, платил налоги и выпускал продукцию. Зачем государству сажать предпринимателей и банкротить бизнес? Государство, напротив, должно создавать выгодные и привлекательные условия для ведения и открытия бизнеса, так как от этого зависит развитие экономики. Сегодня же, по сути, получается, что госорганы наказывают самый активный класс общества — предпринимателей», — сказал он нашему журналу. «Понятно, что нужно перевести некоторые экономические нарушения из уголовной в административную сферу, но это лишь полумера, так как остается несовершенство законодательства. Нужно проанализировать все законодательство, найти причину, почему компании работают по серым схемам? И дело не в том, что все бизнесмены такие жадные, что готовы рискнуть и в случае неудачи сесть в тюрьму. Нет, так сложились обстоятельства. Все проблемы от несовершенства законодательства. Нужно не бояться выносить эти проблемы на обсуждение общественности, на круглых столах дискутировать с властью. Пока лишь “Атамекен” не боится поднимать такие важные вопросы», — считает предприниматель.

А финпол против

28 октября АБЭКП выступило с разъяснением своей позиции по лжепредпринимательству. Официальный представитель агентства Мурат Жуманбай начал с заявления о том, что противодействие лжепредпринимательству как одному из источников теневого капитала является не прихотью финпола, а приоритетом, проистекающим из поручения главы государства. Финпол выступает против декриминализации лжепредпринимательства, поскольку оно представляет существенную угрозу экономической безопасности страны и наносит значительный ущерб государству и гражданам, а также является питательной средой для коррупции. В доказательство этого тезиса агентство привело данные из своей собственной оперативно-следственной практики.

В 2007 году по фактам лжепредпринимательства было возбуждено 315 уголовных дел, в 2008 году — 360, в 2009 году — 560, а за 9 месяцев 2010 года — уже 607 уголовных дел. Сумма установленного ущерба с начала года составила 59,6 млрд тенге (55,4 млрд — государству, 64 млн — юридическим лицам, 4,1 млрд — гражданам), что в пять раз больше, чем в прошлом году (12,4 млрд тенге). Практически все выявленные факты обналичивания имеют коррупционную составляющую, связанную с «откатами» и хищением бюджетных средств по государственным закупкам.

В настоящее время, сообщил Мурат Жуманбай, посредством лжепредприятий обналичиваются уже не только «откаты», а похищаются миллионные и миллиардные суммы государственных денег, после чего перечислил имена, названия компаний и похищенные суммы. В этой связи, резюмировал он, противодействие лжепредпринимательству органами финансовой полиции будет усилено и активизировано. Его аргумен­ты звучали достаточно убедительно. Почти так же убедительно, как аргументы бизнес­менов за отмену 192-й статьи, поскольку она ­попросту разоряет бизнес. «Под эту статью может попасть любое предприятие вне зависимости от рода и вида деятельности. Особенно тяжело было в кризис, когда из-за финансовых проблем многие компании не могли вовремя платить налоги и другие социальные отчисления. Налоговый комитет судится с данной компанией и потом объявляет ее лжепредприятием, несмотря на то что эта организация добросовестно работает много лет. И часто речь шла о недоплате буквально двух тенге. Более того, из-за этих копеечных сумм все контрагенты данного предприятия становятся соучастниками лжепредпринимательства. Это бред. Для самих бизнесменов легитимность предпринимательства крайне важна. Предприниматели стараются работать по закону, но вот такими поступками государство просто добивает бизнес. Нужно вообще из законодательства убрать такую статью, как лжепредпринимательство», — сказал «Эксперту Казахстан» председатель Ассоциации таможенных брокеров Геннадий Шестаков.

Таир Назханов согласен с тем, что сами предприниматели далеко не ангелы. «Да, действительно, бизнес “кошмарят” и зачастую это делают сотрудники правоохранительных органов. С другой стороны, нередко предприниматели сами нарушают закон. Нередко я слышал от своих клиентов  вопрос о том, почему только он подвергается уголовному преследованию, все же так делают. Но у нас ответственность индивидуальная, и что именно тебя не коснется пристальное внимание со стороны правоохранительных органов — это трагическое заблуждение», — говорит он.

Промежуточные итоги

4 ноября в комитете по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса состоялась презентация поправок в уголовное законодательство — Генеральная прокуратура представила проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам дальнейшей гуманизации уголовного законодательства и усиления гарантий законности в уголовном процессе». Печально известная 192 статья осталась в Уголовном кодексе без изменений. Депутат Владимир Нехорошев в довольно резкой форме высказался по этому поводу: «Сегодня лучшие предприниматели или в тюрьме, или в могиле».

Защищавший законопроект первый заместитель генпрокурора Иоганн Меркель заявил, что есть много аргументов против декриминализации этой статьи, однако раскрывать их не стал, лишь отметил, что разработчики «не должны были лишить правоохранительные органы реальных рычагов защищать наших граждан, не должны были разрешить ущемлять интересы государства». В итоге, по его словам, 20% декриминализировали, по остальным ввели наказание, не связанное с лишением свободы.

Рассмотрение законопроекта продолжится в рабочей группе, которую возглавил депутат мажилиса Ерзат Альзаков, но уже сегодня ясно, что изменение сложившегося правопорядка не может быть достигнуто исключительно изменением текста закона. Генпрокуратура часто говорит об интересах государства, пристально следит за тем, чтобы эти интересы не ущемлялись, но не вспоминает о том, что у государства есть и обязанности. Кроме того, все достоинства либерального законодательства могут быть сведены к нулю репрессивной правоприменительной практикой.

Сама уголовная репрессия не должна быть чрезмерной. Когда АБЭКП говорит об опасности лжепредпринимательства, возникает ощущение, что лишение свободы — это единственный надежный метод борьбы с экономическими преступлениями. А в конце прошлого месяца делегация финпола к тому же побывала с визитом в Китае. Хочется надеяться, что она критически отнеслась к опыту борьбы с коррупцией в КНР, где расстрел (часто публичный) является достаточно распространенным наказанием за коррупцию. Только вот коррупция в Китае сохраняется, как и различные виды экономических преступлений.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?