Где бы гайки подкрутить?

Оттепели в 2012 году не случилось. После трагедии в Жанаозене власть избрала тактику постепенной и поэтапной делиберализации общественного и политического пространства. Конечно, да 37-го года еще далеко, но некоторые тревожные сигналы в уходящем году заставляют задуматься о том, почему происходит смена властной парадигмы

Где бы гайки подкрутить?

После инцидента в Мангистауской области страну ждало первое в 2012 году знаковое общественно-политическое событие – выборы в парламент. Из-за настойчивой критики Западом  монополии партии власти в парламенте страны «наверху» созрели для перехода к многопартийности.

Имитация бурных выборов

В парламентских выборах приняли участие семь политических партий, три из которых по итогам преодолели семипроцентный барьер и прошли в мажилис: Народно-демократическая партия «Нур Отан» набрала  80,99 % голосов, демократическая партия Казахстана «Ак жол» 7,47 %, а коммунистам перепало  7,19 %. 6 из семи участвовавших в выборах партий признали их итоги, однако  оппозиционная общенациональная социал-демократическая партия посчитала их нелегитимными и призвала своих избирателей выйти  17 января к монументу независимости в Алматы.

Людей собралось немного, около 250 человек; по сути, проигнорировав этот митинг, общество согласилось с результатами выборов. Однако если казахстанцы к заметному общественно-политическому процессу в своей стране оказались безучастны, то Запад проявил к нему пристальное внимание.

Согласно отчёту наблюдателей Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ,  выборы не отвечали основополагающим принципам демократии. Ход голосования вызвал даже ироническую усмешку у главы миссии БДИПЧ/ОБСЕ Миклоша Харасти, который сказал, что многопартийность в Казахстане получена путем «аккуратно контролируемого процесса»; что же касается высокой явки, то, по словам наблюдателя, она  тянет на включение в книгу рекордов Гиннеса.

Общественный фонд «республиканская сеть независимых наблюдателей» сообщал о нарушениях на выборах: так, по данным РСНН, были зафиксированы случаи вброса бюллетеней, многократного голосования по форме «карусели» и многое другое. Критика не понравилась официальной Астане, и президент Нурсултан Назарбаев заявил, что «мы больше не будем приглашать в Казахстан нанятых кем-то экспертов, которые критикуют наши выборы» 

Застава Челаха

Трагедия на погранзаставе Аркан-Керген взбудоражила все общество. Гордившиеся миром и стабильностью казахстанцы вдруг в одночасье почувствовали иллюзорность этих понятий. Даже сегодня, когда суд вынес приговор молодому пограничнику и вся его жизнь пройдет в застенках, вопросов по факту массового убийства больше, чем ответов. 

Число людей, уверенных в невиновности Владислава Челаха, крайне значительное, и власти не могут с этим не считаться. 

Судьба рядового поделила общество на два лагеря: тех, кто за него, и тех, кто против. 4 июня президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил однодневный национальный траур по жертвам бессмысленной и беспощадной бойни  на заставе. Этот случай стал первым в истории независимого Казахстана, когда в стране объявлялся общенациональный траур.  «Пограничники погибли на посту, когда несли службу по охране рубежей нашей страны, оберегали покой и безопасность всех казахстанцев. Свои молодые жизни они отдали во имя мира и будущего Казахстана», - прокомментировал тогда трагедию Назарбаев.

Дальнейшие события вокруг Аркан-Кергена  развивались по  принципу латиноамериканских мыльных опер.

Смерть 15 человек превратилась в предмет политического торга, обрастала слухами и инсинуациями, а суд над пограничником стал массовым зрелищем, которое можно было смотреть с поп-корном в руках. Кажется,  массовое убийство на границе никого ничему так и не научило. Военные оправдывали собственные огрехи безумством молодого рядового, власти пытались поскорее замять случившееся, СМИ явно ждали сенсаций на крови убитых. Конечно, и в других странах к подобным громким процессам приковано всеобщее внимание, но именно процессы на постсоветском пространстве – к примеру, тот, же суд над Pussy Riot в России и дело Челаха – показали, насколько можно опошлить систему судопроизводства.

Мир, труд, июль 

Какой мощный стимул может придать всему обществу всего одна статья в прессе, когда под ней в качестве автора указан Нурсултан Назарбаев. «Социальная модернизация Казахстана: двадцать шагов к обществу всеобщего труда», – именно так называется программный документ главы государства, опубликованный в центральной печати. И ряд экспертов всерьез заговорили, что казахстанцы пришли не только в неописуемый восторг от него, но и началось реальное движение к тому идеальному обществу, которое описано в статье. Тут на самом деле поверишь, что вначале было слово – тем более, если оно напечатано, то производит должный эффект.

Конечно, сама идея президента не кажется революционной: нечто подобное при внимательном прочтении можно найти и в небезызвестной утопии Томмазо Кампанеллы «Город солнца».   В произведении повествуется об идеальном, с точки зрения автора, обществе, где трудятся все и нет «праздных негодяев и тунеядцев». Примечательно, что именно в этом году в Казахстане вновь в обиход стало входить понятие, за которое в свое время был осужден окололитературный трутень Иосиф Бродский, – тунеядство. Так что труд облагораживает, а некоторые уверены, что именно он и стал первопричиной трансформации обезьяны в человека.

Отметим, что в документе действительно отражены крайне важные для общества приоритеты внутренней политики государства.

Итак, президент предложил провести инвентаризацию законодательства в социальной сфере и разработать новые идеи для его реформирования. Среди других предложений главы государства – организация, начиная с 2013 года, системы всеобщего обучения работников основам трудового законодательства. 

Назарбаев предложил включить в трудовой, административный и уголовный кодексы положения об ответственности за умышленное провоцирование трудовой конфликтности и  обеспечить разработку пятилетних прогнозов развития рынка труда, начиная с 2014 года. По мнению президента, необходимо проработать вопрос о введении обязательного страхования профессиональной ответственности врачей за причинение ущерба здоровью гражданина при  небрежном или халатном отношении со стороны медицинского работника.

Разработать  и принять отраслевой пятилетний план модернизации отечественной социально-культурной продукции, формирующей позитивное отношение к труду, честному профессиональному успеху, служению Родине, патриотизму, и даже разработать кодекс этики журналиста.

Примечательно, что все эти новеллы были озвучены главой государства после трагедии в Жанаозене, когда трудовой конфликт перерос в политический и мог иметь разрушительные последствия для всего государства. Однако трудовые конфликты продолжаются по всей стране, а предложенный властями инструмент медиации так и не стал универсальным механизмом для их предотвращения.

Парк кровавого периода

Первая половина года в Казахстане прошла под знаком кровавых расправ и массовых убийств. Не успела страна отойти от трагедии на Аркан-Кергене, как в ночь на понедельник 13 августа в Алма-Атинской области, в Иле - Алатауском национальном природном парке, в Аксайском ущелье произошла массовая резня. В результате 12 человек погибли. Мотивы этого страшного преступления долгое время никто не мог понять.

Убийство егеря, непримиримого борца с браконьерами, стали связывать именно с его деятельностью, а люди начали понемногу осознавать, что вопросы безопасности выходят на повестку дня. 

В конце сентября МВД Казахстана сообщило о том, что в совершении преступления подозреваются радикальные исламисты; из тех, кто принимал участие в дерзком преступлении, в живых осталось лишь два человека, которые объявлены в розыск. Это 37-летний Саян Хайров Саян Махсотулы и 34-летний Заурбек Ботабаев, поиск которых продолжается.

Радикалы постоянно меняют место жительства, используя арендованные помещения. Так, они снимали дома в поселке Таусамал Алматинской области, где в июле этого года произошел самопроизвольный взрыв, и в поселке Баганашил, где в ходе спецоперации большая часть группировки была уничтожена. На розыск оставшихся в живых радикалов ориентирован личный состав органов внутренних дел Казахстана.

Премьера премьера

Смена правительства, пожалуй, стала ключевым политическим событием года. Тяжеловес Карим Масимов, прославившийся на Западе после депеш Викиликса, где рассказывалось о его танцевальных талантах, наконец уступил кресло премьер-министра.  Масимов дольше всех из премьеров возглавлял правительство Казахстана, он работал в этой должности с января 2007 года.

Новым главой кабмина с согласия нижней палаты парламента стал Серик Ахметов, работавший в  предыдущем кабинете министров первым вице-премьером. Назарбаев связал назначение нового премьера не с системными проблемами, с которыми сталкивается правительство страны, а с тем, что общество созрело для перемен, да и появилась хорошая кандидатура. "Он начал с рядового рабочего, инженера-металлурга на Карметкомбинате, руководил городом Темиртау, Карагандинской областью, был министром, первым заместителем премьер-министра. Он в курсе дел, это обеспечит преемственность и мягкую передачу власти правительства", - сказал президент о Серике Ахметове.

Смена правительства внесла коррективы во всю систему государственной власти в стране. Абай Бисембаев был назначен новым управляющим делами президента. Новым главой счетной палаты стал Аслан Мусин. Прежний глава ведомства Омархан Оксикбаев, а также бывший управляющий делами президента Серик Умбетов получили мандаты депутатов от партии «Нур Отан». Знаковым событием при смене главы кабмина можно назвать и то, что рокировка никак не повлияла на международные рейтинги Казахстана, нельзя говорить и о кардинальной перемене самого курса правительства.

Как отмечали аналитики, один технократ сменил другого, да и повестка дня осталась прежней. Представители рейтингового агентства Standard & Poor’s в распространенном по факту смены правительства сообщении отмечали, что  процесс принятия политических решений полностью контролируется главой государства Нурсултаном Назарбаевым и "частые перестановки в правительстве являются характерной чертой политики президента".

Международные эксперты сошлись во мнении, что произошедшие изменения не внесли ясности в политические перспективы государства, а также оставили открытым один из ключевых вопросов: о преемственности президентской власти,  что является фактором, ограничивающим уровень рейтингов. "Президент планирует оставаться у власти в обозримом будущем, и на сегодняшний день его правлению ничто не угрожает. Однако преемник господина Назарбаева пока не назначен и не определен", - отмечалось в сообщении.

Козлов отпущения

Если не учитывать суд над Владиславом Челахом – пожалуй, самым громким политическим процессом года стало осуждение оппозиционного политика Владимира Козлова. Лидер незарегистрированной партии “Алга” получил срок за разжигание социальной розни: 7,5 лет заключения с конфискацией имущества.

По версии прокуратуры, Козлов приложил максимум усилий, чтобы превратить трудовой спор в Жанаозене в акцию политического сопротивления, намеренно говорил о колоссальном разрыве между доходами бастующих нефтяников и зарплатами топ-менеджеров компаний. Сам факт существования этого разрыва прокуратура не отрицала, но, как оказалось, озвучивать эту информацию было преступлением.

Правозащитники отмечали ряд процессуальных нарушений в ходе судебного процесса; к примеру, подсудимых практически лишили возможности ознакомиться с обвинительным заключением. Козлову на ознакомление с текстом на 1000 страницах дали всего один день, в то время как закон предписывает, что этот срок должен быть три дня. Также адвокат Козлова заявил жалобу, в которой говорил о том, что обвинительное заключение, предоставленное ему, отличалось от того, который прокурор зачитывал в суде. Жалоба не была принята в расчет.

Мира Ритман, сотрудница международной правозащитной организации «Human Rights Watch», анализируя процессы в  Центральной Азии, сказала, что отсутствие "скрупулезного справедливого суда" усиливает вероятность того, что  это "дело не обосновано и имеет политическую мотивацию".

Председатель американской Хельсинкской комиссии по правам человека, конгрессмен Кристофер Смит после вынесения приговора Козлову заметил, что больше всего его возмутил факт  признания на суде участия Козлова во встрече комиссии ОБСЕ по соблюдению прав человека, как свидетельство его вины. «Казахстанские власти проигнорировали свидетельства о том, что полиция применяла пытки, чтобы извлечь нужные показания по делу о событиях в Жанаозене», - заявил тогда Смит. 

Конечно, политизировать Жанаозенскую трагедию не имеет смысла: это, по сути, ящик Пандоры. Но когда оппозиционные лидеры получают реальные сроки, а полицейские и начальники, отдававшие приказ стрелять и исполнявшие его, – нет, возникает вопрос об избирательности судопроизводства.

В Ветхом Завете описывается такой ритуал. В праздник Йом-Кипур в Иерусалимский храм приводили жертвенный скот:  овна, тельца и двух козлов одинаковой масти.

Первосвященник  бросал жребий, и по его выбору первого из козлов приносили в жертву вместе с тельцом. В жертву его приносили за грехи священника, правителя и народа, их кровью освящали скинию, а туши позже выносили и сжигали вне стана; а на второго козла первосвященник символически возлагал грехи всего еврейского народа, и его уводили в пустыню. Отсюда пошло понятие  «козёл отпущения». По другой версии, козла уводили в Иудейскую пустыню, где сбрасывали со скалы под названием Азазель в пропасть. Таким образом, безвинный козел брал на себя грехи, сосем небезвинных людей.

Чиновничья доля 

В ноябре политическая жизнь в стране перестала быть томной. В воздухе завитал дух корпуса «А» – элитного отряда государственных чиновников, которые должны решить одну из главных задач государства: возвести принцип меритократии в ранг национальной идеи. То есть только умные и достойные должны отныне занимать руководящие посты во всей властной иерархии. 

"В корпус «А» войдут управленцы, элита. Высшими административными лицами корпуса "А" будут руководители аппарата, ответственные секретари госорганов, председатели комитетов и акимы городов и районов. Политическими у нас остаются первый руководитель ведомства, министр, вице-министр, на уровне областей – это аким, замакима и аким областного центра", - поведал заместитель руководителя администрации президента РК Бауыржан Байбек. 

Как пояснили в Агентстве по делам государственной службы (АДГС), основными приоритетами нововведений  являются: усиление принципа меритократии при отборе и продвижении кадров, создание высшего управленческого корпуса «А», совершенствование институтов и механизмов управления персоналом, повышение роли кадровых служб, усиление дисциплинарного и этического контроля.

Глава АДГС Алихан Байменов уже даже приступил к воплощению в жизнь всех замыслов. Так, он вместе с коллегами посетил недавно Южную Корею, где набирался опыта и ума от южнокорейских чиновников.

Сезон закрытий

Венчающий весь год месяц декабрь прошел под знаком борьбы с оппозиционными СМИ. Аккурат к годовщине трагедии в Жанаозене замолчали практически все вражеские голоса в республике, а вихри враждебные перестали нас злобно гнести.

На три месяца заблокирован сайт Guljan.org, курируемый журналистом Гульжан Ергалиевой. Прокуратура Алма-Аты направила в суд иск о запрете выпуска и распространения восьми газет и 23 интернет-изданий, принадлежащих редакции "Республика", а также газеты "Взгляд", телеканалов "К+" и "Стан-ТВ" и дублирующих их интернет-ресурсов.

«Анализ содержания передач телеканала "К+", публикаций в газетах "Взгляд", "Голос Республики", интернет-порталах "Республика", "Стан-ТВ" и других материалов показал нали­чие в них пропаганды насильственного захвата власти и под­рыва безопасности государства», - заявил официальный представитель Генеральной прокуратуры Казахстана Нурдаулет Суиндиков.

Прокуратура обвинила все причисленные СМИ, партию «Алга» и объединение «Халык майданы» в разжигании социальной розни и призывах к насильственному захвату власти во время семимесячной забастовки нефтяников в Жанаозене; в конечном итоге все они закрыты. Напомним, что в Казахстане действует принцип прецедентного права: если после кассации судебное решение о признании какой-либо газеты экстремистской осталось в силе, то это решение может быть использовано в других судах без необходимости доказывания этого факта.

В целом дело со свободами в этом году обстояло не лучшим образом. Сначала все стали свидетелями громкого процесса по делу главного редактора запрещенной отныне газеты «Взгляд» Игоря Винявского; его посадили, затем под нажимом правозащитников и западных организаций выпустили, та же участь постигла режиссера Болата Атабаева. Сегодня Винявский живет в Польше, а Атабаев в Германии. Казахстан, по сути, потерял двух моральных авторитетов, которые могли бы принести немало пользы своей стране.

Еще один громкий процесс, по делу Вадима Курамшина, тоже стал штрихом к картине 2012 года; к этому ряду можно отнести административный арест президента общественного фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожиной, избиение журналиста Лукпана Ахмедьярова и попытку похищения живущего в России оппозиционного политика Айнура Курманова.      

Итого 

Год в Казахстане запомнится переосмыслением трагедии Жанаозена, но пока что  выводы из нее сделаны, видимо, не самые верные. Повторение 37 года – это тупик, и очевидно, что сегодня власть вместе с обществом должны выработать новую модель: когда и низы, и верхи слышат друг друга, а главное – могут совместно принимать решения по назревшим проблемам. К тому же – совсем рядом, в близком окружении есть примеры, когда, начав постепенно перекрывать кислород, власти получили аналог Северной Кореи в Центральной Азии; ни к чему хорошему это не привело. Казахстан пока еще остается если и не островком демократии в ЦА, как раньше, но все же адекватным государством, где нет реалий Туркменистана или Узбекистана. Однако масштаб борьбы с инакомыслием заставляет задуматься. Понятно, что ни казахстанцам, ни главе государства Нурсултану Назарбаеву не нужно то, чтобы страна шла по пути вышеназванных соседей, поэтому стоит надеяться, что наверху это осознают и начнут в 2013 году вырабатывать новый стиль взаимоотношений с обществом.       

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности