Купцы готовы, товара нет

Казахстанские компании слабо ориентированы на биржевое фондирование

Купцы готовы, товара нет

Рост экономики вернул оптимизм инвесторам: многие компании, отложившие IPO, вновь засобирались на рынок. По данным компании «Эрнст энд Янг», за три квартала 2010 года в мире было привлечено более 152 млрд долларов в рамках более чем 860 сделок. По отношению к аналогичному периоду 2009 года рынок IPO вырос в десять раз. Открылось «окно» и для привлечения долгового капитала, чем воспользовались многие крупные компании из стран СНГ.

К сожалению, Казахстан внес слабый вклад в позитивную статистику. С января по октябрь листинг на KASE прошли 19 инструментов, из которых лишь пять были выпущены новыми эмитентами, то есть в основном на рынок выходят существующие эмитенты.

При этом условия для листинга улучшились: слились торговые площадки KASE и РФЦА, предложены льготы по возмещению части затрат на аудит и уплаты листингового сбора, да и ликвидность, способная переварить крупные размещения, в достатке.

Акции? Вы о чем?

Почему же повышательный тренд не затронул казахстанский рынок? Важнейшим фактором неразвитости казахстанского рынка IPO является неготовность компаний становиться публичными, несмотря на ощутимые преимущества листинга. Главная из них — получение долгосрочного источника финансирования. Компания не только привлекает деньги в процессе IPO, но и получает рыночную оценку собственных акций, которые в дальнейшем можно использовать в качестве залога при получении кредитов. Не говоря уже о том, что компания получает более гибкую структуру капитала, улучшает статус и репутацию, снижает стоимость заимствований и обеспечивает ликвидность компании для акционеров.

Конечно, все плюсы инвесторы сравнивают с количеством рисков, сопровождающих IPO. К ним можно отнести большие затраты на организацию процесса (1—3% от суммы размещения возьмут за услуги финансовый консультант и андеррайтер), издержки публичности (претензии миноритариев, негативные публикации в СМИ), зависимость от конъюнктуры фондового рынка, а самое важное — необходимость осуществить реструктуризацию бизнеса и выстроить прозрачную корпоративную культуру.

Тем не менее компаниям, ориентированным на качественный рост, сложно развиваться в рамках финансовых возможностей текущих акционеров, конечными бенефициарами которых часто выступают физические лица. Также трудно думать о новых проектах в условиях перегруженности долгами. В этом случае IPO — просто «палочка-выручалочка». Однако казахстанские компании пока предпочитают не доставать ее.

Перекредитованность компаний и перекос структуры капитала в сторону долга не стимулирует компании выходить на открытый рынок. Флагман нефтяной индустрии — КазМунайГаз — столь ожидаемое инвесторами IPO поменял на выпуск евробондов, разместив одиннадцатилетние бумаги объемом в 7,5 млрд долларов под 6,75% годовых. Это хорошая стоимость денег. В сентябре Минфин разместил на локальном рынке десятилетние бумаги под 5,8%, а Алматинский акимат пятилетние бонды под 6,2%.

Возможно, компания посчитала потерю части контроля над бизнесом слишком дорогой ценой за рефинансирование существующей задолженности (именно на эти цели и были выпущены облигации) и отложила IPO на капиталоемкие инвестиционные проекты.

Другие компании, пережив кризис, предпочли наращивать активы путем размещения акций с правом преимущественной покупки существующими акционерами. При этом цена внутреннего размещения, как правило, оказывается ниже рыночной, что позволяет текущим акционерам нарастить долю в активе по более выгодным ценам или же перепродать акции по спекулятивной цене. Так, в начале ноября акционеры «Дельта банка» приняли решение о размещении 2 млн простых акций с учетом реализации акционерами права преимущественной покупки. Цена размещаемых акций определена в размере 1300 тенге против 1500 тенге по последней биржевой сделке.

Не избежали искушения и акционеры KASE во главе с мажоритарием — РФЦА (12,2% акций), объявив о размещении 85 тыс. простых акций по схеме преимущественной покупки. Акции предложены к покупке по цене 3 707 тенге на фоне 6 тыс.тенге по последней биржевой сделке. Несмотря на то что акции KASE торгуются на бирже, ликвидность по ним отсутствует, что не позволяет адекватно оценить капитализацию торговой площадки, а хотелось бы.

Резюмируя, можно отметить, что листинг остается прерогативой крупных компаний, интересных институциональным инвесторам с большими лимитами инвестирования. Средний бизнес не видит своего инвестора: ПИФы и физические лица только нарождаются как класс среднесрочных инвесторов и спекулянтов. Но главное, чтобы быть интересным инвестору, нужно постоянно работать над развитием бизнеса, тогда как многие компании просто не хотят напрягаться. А неликвидные акции не нужны никому. Не зря же из почти ста биржевых акций постоянные сделки проходят лишь с десятком из них.

Риски страшнее денег

Не лучше обстоят дела и в секторе корпоративного долга. За текущий год инвесторам предложили 16 корпоративных выпусков. Этого мало для существующей ликвидности, к тому же большинство выпусков — банковские, что не дает возможности отраслевой диверсификации.

Отсутствие большого навеса первичных размещений связано с тем, что 29 заемщиков допустили дефолт по своим долговым бумагам, доверие к корпоративному сектору заимствования упало, а требования к финансовому состоянию компании и нефинансовым условиям выпуска повысилось. «Пенсионные фонды не готовы вкладывать инвестиции в корпоративный сектор в связи с произошедшими в 2008—2009 годах дефолтами, — комментирует директор департамента корпоративных финансов компании «Асыл Инвест» Владимир Герасименко. — Инвесторы тщательней взвешивают риски при инвестировании, смотрят на наличие рейтинга от международных рейтинговых агентств. Минимальный рейтинг для инвестирования пенсионных фондов — ВВ «минус» по шкале Standart & Poor’s. Такие требования могут выполнить не более 30 процентов потенциальных эмитентов среди крупных и средних компаний, не считая мелкий бизнес. Но даже при выполнении и этих условий риск неразмещения долговых инструментов очень велик».

Чтобы задобрить инвесторов, эмитенты должны предложить всяческие ковенанты, которые им невыгодны. Например, запрет на привлечение дополнительных беззалоговых заимствований без согласия держателей облигаций, запрет на продажу существующих активов и изменение состава крупных акционеров, поддержка финансовых показателей на время обращения бумаг и др. На фоне прошлых «сытых» лет, когда инвесторы поглощали любые мало-мальски привлекательные выпуски, эмитентам сложно перестроить сознание и нести в полной мере ответственность перед держателями облигаций.

«В связи с последними изменениями в законодательство, а также повышенными требованиями со стороны инвесторов, главным образом пенсионных фондов, не все заинтересованы в выпуске долговых ценных бумаг, — отмечает партнер консалтинговой компании Synergic Horizon Евгения Боженко. — Но эмитенты все же готовы идти навстречу инвесторам по ужесточению параметров выпуска, а именно в части обязательств. Я считаю, что сейчас достаточное количество копаний рассматривают долговой рынок как дополнительный источник финансирования, возможно, это представители агропромышленного сектора, представители производственного сектора, а также финансовые институты».

Делать прогнозы на 2011 год по количеству первичных размещений довольно сложно. Возможно, сохранится тенденция прошлого и текущего годов, когда основными заемщиками долгового рынка были крупные компании с государственным участием. Высокие риски инвесторы закладывают в стоимость заимствования, несмотря на период относительно низких ставок: инфляция с начала года составляет 6,2%, ставка рефинансирования Нацбанка — 7%. «На наш взгляд, низких ставок сейчас на рынке просто нет. Для таких компаний, как КазМунайГаз, Казатомпром, ставки на уровне 6—8 процентов оправданны, а для компаний без участия государства ставки должны начинаться как минимум от 13 процентов в зависимости от внутреннего финансового положения компании», — считает Владимир Герасименко.

Еще один немаловажный аспект — отсутствие цивилизованного законодательства по реструктуризации долгов небанковских заемщиков. Как правило, облигационные займы не обеспечены залогами, их выкупило множество разрозненных кредиторов со своей инвестиционной политикой, и привести к компромиссу несговорчивых кредиторов зачастую не удается. А для успешной реструктуризации нужно согласие всех кредиторов. Повисшие долги «съедают» рентабельность текущего бизнеса, но компании не могут привлечь новые средства. Инвесторы их справедливо боятся, а банки не хотят ухудшать качество ссудных портфелей. Пока не будет решена проблема с расшивкой долгов, новых размещений на долговом рынке в большом количестве не будет.

Нужны решительные действия

[inc pk='1384' service='media']

Казахстанский фондовый рынок исчерпал возможности поступательного роста. На фоне роста борьбы глобальных бирж за качественных эмитентов мы начинаем терять бумажную ликвидность, вслед за которой в Европу и Азию перетекает ликвидность денежная. Своим мнением о том, как развивать местный рынок, поделился с «Экспертом Казахстан» вице-президент Казахстанской фондовой биржи (KASE)Андрей Цалюк.

— KASE уже 15 лет является торговой площадкой для рыночного привлечения инвестиций и вложения средств. Однако на ней по-прежнему нет больших оборотов денег, достаточного выбора акций и облигаций. Есть ли идеи, каким образом развивать фондовый рынок страны после кризиса?

— Ключевой идеей является проведение всех IPO казахстанских компаний прежде всего в Казахстане. Если раньше мы говорили о том, что согласно законодательству 20 процентов объема размещения следует предлагать здесь, а остальное — на мировых финансовых центрах, то сегодня мы хотим принципиально заявить: весь объем необходимо размещать именно здесь. На вопрос о том, как в таком случае наши бумаги смогут купить иностранцы, отвечаю: они должны зайти в Казахстан и купить их здесь, на нашем рынке. Только при таких условиях мы можем надеяться на развитие внутреннего фондового рынка. Задача амбициозная, но решаемая уже сейчас. Если здесь будут предложены действительно интересные бумаги в достаточном количестве и по разумной цене, нерезидентов не остановит ни наша схема расчетов, ни отсутствие прямого доступа, ни низколиквидный вторичный рынок. И опыт России прежних лет это наглядно показывает.

— Оппоненты утверждают, что инвестиционный потенциал Казахстана невелик, а иностранцы сюда не пойдут….

— По поводу потенциала они лукавят, так как, по большому счету, никто еще не пробовал в Казахстане сделать крупное IPO, были только небольшие. Даже РД КМГ проводила размещение в 2006 году без роуд-шоу как такового, без рекламной кампании, без рассказов широкому кругу инвесторов о привлекательности своих акций. Тогда было привлечено в Лондоне и Алматы немногим более 2 млрд долларов, из которых 64 процента дали казахстанские инвесторы. Пусть 800 млн из этих денег являлись достаточно специфичными инвестициями. Но оставшиеся 840 млн долларов дали казахстанские пенсионные фонды и розница. А это — великолепный результат.

Я считаю, что прецедентов крупного IPO в Казахстане не было и оценить реальную инвестиционную активность казахстанского населения, по сути, никто как следует не пробовал.

Мы предлагаем это сделать при помощи государственных компаний — дочек ФНБ «Самрук-Казына». Если стране нужен развитый фондовый рынок, то кому, как не им, причем крупнейшим из них, должно быть суждено, если можно так выразиться, сыграть решающую роль в развитии этого рынка. Хотелось бы, чтобы для таких компаний настоящее IPO в Казахстане, проведенное для населения страны и ее институциональных инвесторов, стало бы почетной обязанностью. Ведь в отличие от частного бизнеса для государственных компаний важна не только эффективность бизнес-процессов, но и полная прозрачность деятельности на родине, репрезентативная рыночная цена и возможность делиться с населением прибылью.

Я понимаю, что IPO — не самый хороший метод привлечения денег для контролирующих акционеров. Я бы сказал, даже самый хлопотный. Появится множество мелких акционеров, с которыми придется наладить диалог, возникнет необходимость публичности и открытости, при большой доле акций в свободном обращении увеличится риск контроля над компанией сторонними лицами. Однако нужно помнить, что компании являются государственными, и у них должно быть больше обязательств перед страной, чем у частных компаний.

— А что делать с частным бизнесом, его же нельзя в административном порядке «позвать» на биржу?

— Нужно сделать так, чтобы крупному частному бизнесу было интересно не только листинговаться на местной бирже, но и проводить здесь IPO или хотя бы обеспечивать относительно высокий фри флоут. Мы давно предлагаем, чтобы государство разработало налоговые и другие материальные преференции для компаний, листингующихся на KASE с целью открытого размещения своих акций для неограниченного круга лиц. Например, разместил 10 процентов акций на IPO, значит, 10 процентов корпоративного подоходного налога можешь не платить какой-то существенный период времени, разместил 25 процентов — не плати 25. Хочешь поддержку государства в виде субсидирования банковских ставок, крупного госзаказа или попасть в программу ФИИР — проходи листинг и размещай акции, то есть становись прозрачным, понятным, и твои активы пусть оценивает рынок.

Если вопрос будет так решен, то на биржу выстроится очередь. Но я еще раз хочу повторить: все нужно делать профессионально, вовлекая широкий круг инвесторов в покупку ценных бумаг. Нужна массированная рекламная кампания. Нужна правильная цена размещения, которая позволит акциям потом расти, и купившие акции при IPO люди могли бы в будущем заработать. Это создаст прецедент, и идущим следом компаниям будет уже легче.

Как я уже говорил, все это придумали не мы, так делается во многих странах.

Биржа тоже не сидит сложа руки. Помимо реализации проектов, которые сделают рынок и биржу более привлекательными для инвесторов, в том числе и иностранных, с сентября текущего года KASE внесла изменения в листинговые правила, предусматривающие льготы по уплате листингового сбора для эмитентов, которые выводят акции на биржу с целью IPO. Если проведенное IPO будет настоящим, а мы предусмотрели определенные параметры размещения, за счет этих льгот компания сможет сэкономить до 57 тыс. долларов. При этом мы совершенно бесплатно предлагаем компаниям использовать всю биржевую инфраструктуру распространения информации для популяризации эмитента, идущего на IPO.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности