Место под солнцем

Альтернативные источники финансирования нуждаются в развитии

Место под солнцем

Деньги по оптимальной стоимости — ключевая задача большинства средних и крупных компаний. Источники таких средств есть, однако некоторые из них мало знакомы потребителям, а другие находятся на стадии становления.

Дорогой наш факторинг

Коммерческие банки предлагают несколько вариантов получения коротких и быстрых денег для ликвидации кассовых разрывов: овердрафт, гарантию, факторинг. Поскольку процедура значительно упрощена, их выдают «проверенным» лицам, имеющим оборот по счетам в банке-кредиторе, зачастую под ликвидный залог (в случае с факторингом — под уступаемую дебиторскую задолженность).

Многие залоги потеряли свою рыночную стоимость, поэтому компаниям реального сектора совсем непросто предоставить требуемое банку. Но даже если банк не просит залога, он вынужден сформировать провизию на сумму выданных средств, извлекая их из оборота, что банку совсем невыгодно. Здесь у небанковских факторинговых организаций (факторов) есть преимущество — они освобожден от выполнения пруденциальных нормативов, им легче финансировать оборотные средства реального сектора. Главная проблема факторинга — отсутствие знаний об этой услуге у большинства отечественных компаний. Для них привычней обратиться в банк за новым кредитом или добиться реструктуризации старых долгов.

Сами банки не пиарят факторинг — в линейке инструментов есть более прибыльные продукты, те же кредиты, которые после кризиса требуется перезапустить. Анализ услуг банков корпоративным клиентам показал убывающую тенденцию по факторингу, несколько крупных игроков, предлагавших ранее эту услугу, исключили ее.

Предлагают факторинг небанковские компании, чей бизнес как раз заключается в продвижении этой услуги. Именно их усилиями насаждается финансовая грамотность в корпоративном секторе, особенно в регионах. Чтобы они появились в достаточном количестве, требуется недорогое фондирование, и тут без помощи государства не обойтись. Ведь именно стоимость денег в конечном итоге определяет популярность факторинга у потребителей.

В данный момент у независимых компаний есть два источника фондирования — собственные средства учредителей и займы банков. Оба они не идеальны. Количество и стоимость собственных денег ограничены возможностями владельцев бизнеса и их аппетитами по получению прибыли. Займы факторы получают на общих основаниях под 17% годовых. К этой стоимости они накручивают свою маржу, закладывают прибыль, в конечном итоге для потребителя стоимость факторинга составляет 35%, тогда как банки предлагают от 25%. Стоимость денег, превышающая банковскую, понятна, ведь беззалоговое финансирование под накладные и акты выполненных работ более рисково и его стоимость должна быть выше. Однако развитие факторинга может быть продолжено лишь за счет предложения относительно дешевых денег. Для предпринимателей 25% — верхний порог приемлемой ставки. Если бы факторы имели возможность предлагать услугу по такой ставке постоянно, число их клиентов возросло бы в 5 раз.

Поэтому факторы считают, что если бы государство субсидировало кредитную ставку на оборотные средства, востребованные сектором торговли и услуг не через коммерческие банки, а через факторинговые компании, такой шаг позволил бы быстро нарастить спрос на факторинг как еще один источник фондирования для МСБ. Факторы готовы ради этого даже на ужесточение к себе требований со стороны государства.

Меняем долг на капитал

Фонды прямых инвестиций (ФПИ) дают возможность привлекать долгосрочные инвестиции для роста компании, не ухудшая структуру капитала. Хотя private equity сравнительно дорогой вид инвестиций да еще и накладывает дополнительные обязательства на компанию. Как правило, фонд рассчитывает на активное участие в разработке стратегии развития компании, и на этой почве часто бывают расхождения с владельцами бизнеса. Однако фонд считает, что как совладелец компании он несет такие же риски, как и нынешние собственники, поэтому хочет принимать участие в решении всех важных вопросов, касающихся долгосрочных и стратегических рисков компании. Как правило, процент покупки составляет от 25 до 50% доли компании. ФПИ не заинтересован в приобретении контрольного пакета компании, поскольку это не профильный для фонда вид деятельности, но в исключительных случаях может купить больше.

Когда ФПИ входит в компанию, он буквально перекраивает бизнес, совершенствует бизнес-процессы, улучшает корпоративное управление, привлекает финансирование, отлаживает сбыт продукции. Новейший продукт крупных ФПИ — мезонин (mezzanine) — удобный вид структурированных сделок. Это комбинированное (гибридное) финансирование, когда часть денег поступает в компанию в виде капитала, а часть в виде долговых инструментов, которые конвертируемы в акции. Преимущество такого инструмента для компании — в диверсификации источников финансирования и сохранении баланса заемных и акционерных средств. А для фонда — в сокращении рисков, фиксированная ставка по долгу выступает защитой от негативных событий, а в случае успешности проекта всегда можно конвертировать долг в акции и заработать на росте стоимости компании. Казахстан особо привлекателен для развития private equity: есть дефицит прямых инвестиций и рынок находится на стадии формирования.

Самый активный игрок сейчас — государство. Фонд «Самрук-Казына» создал управляющую компанию Kazyna Capital Management, что свидетельствует о том, что государство готово вкладывать деньги и делить риски с частными и институциональными инвесторами. С участием KCM работает девять фондов различной стратегии инвестирования, с целевой капитализацией порядка 3,2 млрд долларов. Партнерами казахстанской стороны выступили глобальные финансовые институты — ЕБРР, IFC, а также финансовые компании Китая, Арабских Эмиратов и России.

Эксперты ожидают увеличения числа фондов в несколько раз. Поскольку, во-первых, многие привлекательные компании оцениваются ниже докризисных уровней, что является хорошим условием для покупки доли в компании; во-вторых, стоимость готового бизнеса значительно ниже объема инвестиций по созданию с «нуля»; в-третьих, сегодня конкуренция в секторе equity невелика, ожидается, что через 2—3 года банки вернутся на рынок прямого инвестирования и конкуренция за хорошие проекты обострится.

Однако вряд ли увеличение ФПИ произойдет за счет частных денег. Частные фонды, которыми владеют физические лица или финансовые компании, слабокапитализированы, объем их инвестиций редко превышает 5—10 млн долларов в одну компанию.

За кризис число интересных и привлекательных компаний сжалось. Для их поиска и проведения грамотной оценки, а также эффективного управления в целях увеличения оценки бизнеса требуются квалифицированные менеджеры, которых частным ФПИ привлечь гораздо труднее, чем крупным прогосударственным фондам. Нет у частных инвесторов и достаточных денег для наращивания объемов работы.

Горизонт инвестирования, как правило, составляет 3—7 лет с доходностью в этот период на уровне 30—40% годовых. Способы выхода из проекта также разные. Чтобы выйти через биржевое размещение (IPO), нужен масштаб бизнеса. Надо найти компанию с продажами как минимум 50—70 млн долларов, чтобы через 3—4 года их продажи были достаточны для IPO. Компанию в 5 млн можно продать через привлечение стратега или выкуп акций действующим бизнесом. Понятно, что IPO, проведенное в удачное время, может принести ФПИ больше отдачи, чем реализация вне биржи. Поэтому не стоит ждать, что private equity станет массовым инструментом для реального сектора.