Акиматы пойдут в розницу

Министерство сельского хозяйства РК предлагает акиматам выстроить вертикаль от производителей продовольствия до розничной сети. Она призвана притормозить рост цен и стабилизировать ситуацию на продовольственном рынке. Но без укрупнения сельхозформирований и строительства инфраструктуры на селе долгосрочного эффекта не получить

Акиматы пойдут в розницу

Всю прошлую неделю правительство посвятило выработке дополнительных мер, которые призваны не допустить роста цен на продовольствие. И тому есть очевидные предпосылки.

Так, в конце октября рост цен зафиксирован в Петропавловске. К примеру, яйца подорожали на 13%, и сегодня цена варьируется от 170 до 210 тенге за десяток. Подорожала гречка до 210—280 тенге за кг, а также помидоры с 250 до 330—380 тенге. В течение всего месяца обещание местного акимата удержать цену булки хлеба на уровне 40 тенге так и не было выполнено.

В начале ноября власти Актобе подписали меморандум с товаропроизводителями, согласно которому последние обязались не допускать необоснованного роста цен на производимую продукцию, применять торговую наценку не более 10% и за 10 дней информировать власти об изменении отпускных цен.

А по всей республике еще с начала нынешней осени росли цены на мясо птицы и яйца. Причиной стал рост цен на корма: стоимость фуражного зерна по сравнению с прошлым годом выросла в 2—3 раза.

Для стабилизации продовольственного рынка Минсельхоз предложил акиматам выстроить вертикаль между производителями и розничной сетью. Эффективность данной схемы покажет время, но уже сейчас очевидно, что для получения долгосрочного эффекта необходимо укрупнять сельхозформирования и строить за государственные деньги инфраструктуру на селе.

Пессимизма кусок

По словам советника председателя правления Национального аналитического центра при правительстве РК Шамиля Дауранова, в централизованной экономике бразды правления всегда находились наверху. В АПК же эти функции выполняют одновременно министерства и акиматы. «Получается много управляющих, но нет ответственного за всю работу», — говорит г-н Дауранов.

По сути, Минсельхоз планирует задействовать аппараты акимов в цепочке, которая связывает производителей и розницу. Что же касается производителей из близлежащих государств (Узбекистан, Кыргызстан, Китай, Россия и Таджикистан), то они как бы выпадают из предлагаемой Минсельхозом схемы. При этом Казахстан завозит около 40% молочной, 29% — мясной и около 43% — плодоовощной продукции. То есть все эти объемы останутся вне контроля вертикалей, выстроенных акиматами.

С другой стороны, надо признать, что зачастую по критерию цена—качество казахстанское продовольствие существенно уступает импортному. В данном контексте Минсельхоз, оставляя за бортом импорт продовольствия и акцентируя внимание на внутреннем рынке, поступает вполне разумно. И раньше, и сейчас импорт обострял конкуренцию и способствовал снижению цен. Но лишь в том случае, если в дело не вступали субъективные (сговор посредников, задержки на таможне и т.д.) и объективные (к примеру, неурожай) факторы.

Главная цель предлагаемой Минсельхозом схемы — устранить посредников, в которых правительство видит главную причину роста цен на продовольствие. «К примеру, 1 кг помидоров, стоящий 80 тенге в Урумчи, проходя через руки посредников, дорожает в Астане уже до 350 тенге», — заявлял ранее министр сельского хозяйства РК Акылбек Куришбаев.

Глава Союза фермеров Казахстана Канай Жунусов считает сбыт продукции довольно сложным занятием. «На рынке существует своя, грубо говоря, мафия. Туда просто так со своей продукцией не заявишься. Постоишь день — мясо испортится, и отдашь задаром. К этому можно добавить целую цепочку посредников. Все против крестьянина, ни одного фактора за крестьянина нет, кроме как заявлений от государства, что оно его (крестьянство) поддерживает», — продолжает г-н Жунусов.

Закидать проблему нефтедолларами

Остановившись на причинах роста цен на продукцию животноводства, ответственный секретарь МСХ Евгений Аман рассказал об отдельном сценарии поддержки птицеводства. По его словам, он «может быть подобен тому, как мы уже делаем по поддержке животноводов и сохранению маточного поголовья крупного рогатого скота». Поддержка животноводства осуществляется согласно постановлению правительства «Об утверждении правил выплаты субсидий из местных бюджетов на поддержку развития животноводства». В частности, государство возмещает до 50% затрат на приобретение, содержание высококлассных племенных животных поставщикам услуг по искусственному осеменению сельскохозяйственных животных, стоимости приобретенного специального технологического, лабораторного оборудования и спецтехники, используемой для искусственного осеменения животных, стоимости концентрированных кормов, используемых на повышение продуктивности и качества продукции животноводства, производство и заготовку грубых и сочных кормов, строительство и реконструкцию объектов животноводства и птицеводства.

Какие деньги будут потрачены местными бюджетами, пока непонятно, но то, что речь идет о сотнях миллионах или даже миллиардах тенге, очевидно.

Согласно данным Минсельхоза, государственная поддержка аграрному сектору за последние пять лет составила примерно 500 млрд тенге (4 млрд долларов). Еще 1 млрд долларов выделен через «КазАгро».

Экономист Канат Берентаев считает, что в условиях отсутствия ядра агропромышленного комплекса (АПК) — производства минеральных удобрений, дорог, элеваторов и подготовленных кадров — финансовые вливания бесполезны.

Представитель Института политических решений Ерлан Смайлов указал, что государство, закачивая ресурсы в АПК, предполагает индустриальный уровень развития отрасли, тогда как на самом деле он мелкотоварный.

Понятно, что мелкие хозяйства также необходимы, они способны обеспечивать рынок свежими фруктами и овощами в межсезонье. «Но для промышленной переработки, индустриального производства они не пригодны», — считает генеральный директор АО «Голд Продукт» Андрей Ганжа.

Г-н Жунусов считает, что начинали правильно, когда говорили, что мы (государство) не будем поддерживать сельское хозяйство. «Это было, по крайней мере, честно, крестьяне на себя полагались. А сегодня государство говорит, что поддерживает, а реальной поддержки нет. Если говорится о выделении каких-то денег, то будьте добры, обеспечьте прозрачность, доложите, на что конкретно эти деньги идут», — подчеркнул эксперт.

Как правило, государственные дотации до конкретных крестьян практически не доходят.

По словам г-на Жунусова, крестьяне в субсидиях не заинтересованы. «По субсидиям называю конкретные цифры: на 1 гектар посевов зерна — 300 тенге (2 доллара), а затратная часть — 100 долларов, то есть 2 процента — это субсидии. Для того чтобы этот крестьянин получил свои 2 доллара с каждого гектара, он приезжает в акимат, сообщает, что он засеял, условно, 10 гектаров, за что ему причитается три тысячи тенге. При этом он узнает, что если применять ресурсосберегающие технологии, то ему причитается в 2 раза больше — шесть тысяч тенге. Но он ведь должен это доказать, предоставить справки разные. А затраты на дорогу в акимат? Из Каракастека в Узун-Агач потратишь 300 тенге. Сколько раз он так может приехать?» — спрашивает он.

Значит, необходимо укрупнять сельхозформирования, а госдотации перенаправить на строительство инфраструктуры на селе.

Разовое, не системное

По словам президента BISAM Central Asia Леонида Гуревича, государство оказывает на рынок плодоовощной продукции неформальное административное давление с целью снижения цен.

Инициатива Минсельхоза и есть еще один метод стабилизации продовольственного рынка. Контролируя цепочку от производителя до розницы, акиматы смогут четко определить наиболее уязвимые звенья и в случае необходимости их подрегулировать.

Во многих развитых странах государственные дотации направлены, в первую очередь, на то, чтобы фермеры не перепроизводили продукцию. То есть правительства платят за непроизводство или уменьшение производства.

На постсоветском пространстве до перепроизводства еще далеко. Например, в конце августа по поручению президента Украины Виктора Януковича правительство, Антимонопольный комитет и региональные органы исполнительной власти проверили обоснованность роста цен на продовольственные сельскохозяйственные товары, в частности на гречневую крупу. До 10 сентября по поручению премьер-министра была осуществлена интервенция на рынок продтоваров за счет запасов Госкомрезерва и Аграрного фонда Украины.

В Казахстане также используется опыт проверки обоснованности роста цен, в то же время продовольственные интервенции чиновники Минсельхоза считают пока излишними.

Кстати, украинским сельхозчиновникам было поручено провести переговоры со странами — экспортерами гречневой крупы для обеспечения покрытия спроса в Украине, рассмотреть вопрос внедрения дотаций на посевы гречневой крупы и фьючерсных контрактов на закупку гречневой крупы Аграрным фондом у сельскохозяйственных производителей. А до конца года правительство обязано обеспечить составление долгосрочных прогнозов балансов производства, потребления и экспорта-импорта сельхозпродукции с целью предотвращения возникновения дисбалансов.

Те же самые приемы используются и в Казахстане.

Сегодня акиматы активно используют такую форму стабилизации рынка, как подписание меморандумов с производителями. Другая форма — это активно обсуждаемая в правительстве инициатива Минсельхоза наделить местные акиматы функцией административно ограничивать цены на социально значимые продукты, если в течение месяца они вырастут в цене более чем на 30%. Теперь акиматы должны будут заниматься выстраиванием цепочки от производителя до розничных сетей. Но все это половинчатые меры, так как до системных мер — необходимости укрупнения сельхозформирований с повышением их инвестпривлекательности и строительства инфраструктуры на селе — руки пока так и не дошли.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики