Новый инвестиционный цикл

Противоречивость экономических интересов развитых и развивающихся стран и попытки выработки компромиссных форм взаимодействия между ними будут определять характер и формы развития рынка инвестиций в ближайшие 5—7 лет

Новый инвестиционный цикл

Медленно, неуверенно и болезненно мировая экономика выбирается из трясины кризисного болота. Кого-то приходится вытаскивать общими усилиями (Греция, Португалия, Ирландия, Испания, ряд стран Восточной Европы), кто-то, напрягая все силы, выбирается сам.

Эйфория от первого этапа глобализации проходит. Мы живем в другой, еще не до конца знакомой экономической действительности. В этой незнакомой реальности изменились география и содержание инвестиционных потоков, трансформировался механизм инвестиционного цикла, модифицировался сам подход к трактовке равенства конкурентных возможностей стран с разным уровнем развития в борьбе за финансовые источники экономического роста. Международное сообщество в поиске новых подходов к выработке современной парадигмы экономического развития.

Из плотного тумана паники, неопределенности, шараханья, необоснованных ожиданий, инертности постепенно проступают пока еще неотчетливые, размытые контуры будущей модели развития мировой экономики.

По экономическим квартирам

На первом плане возрастание роли государства и межгосударственных объединений в регулировании финансовых потоков и не только. Ренессанс неокейнсианства. Курс юаня это уже не личное дело Китая, а величина бюджетных дефицитов стран ЕС — это уже общая проблема. Наступает новый этап глобализации.

Ясно обозначилось стремление «догоняющих» стран, к которым относится и Казахстан, получить возможность гармоничного и самостоятельного развития.

Сегодня мы наблюдаем своеобразный синдром, порожденный кризисом — региональную локализацию экономических связей. Для развитых стран это уход в собственное экономическое пространство — ЕС, США — с целью оперативного решения возникших проблем со всеми вытекающими отсюда последствиями для «чужих» стран: отток капитала из них, резкое сужение возможностей внешнего заимствования и т.д. По данным ВТО, за последние два года разными странами было принято более 400 законодательных решений по защите внутренних рынков. США намерены ввести антидемпинговые таможенные барьеры в отношении импорта из Китая.

Для стран с ярко выраженной сырьевой направленностью экономики характерно стремление к органическому, диверсифицированному развитию. Они хотят обеспечить себе экономическую безопасность, ослабить свою зависимость от экспорта сырья, увеличить валовую добавленную стоимость, создать конкурентоспособный потенциал человеческого капитала. Например, в Казахстане намечается к началу 2015 года увеличить долю несырьевого экспорта до 40%.

В период создания новой матрицы экономического сотрудничества стран с разными уровнями экономического развития резко возрастает политическая составляющая данного процесса. И это понятно. Политические решения формируют базовые принципы, содержание и структуру посткризисной модели экономического взаимодействия стран, в том числе и в инвестиционной сфере (к примеру, создание Таможенного союза как первого этапа интеграции Евразийского экономического сообщества).

Еще одна особенность посткризисного развития мировой экономики — смещение центров экономического роста и инвестиционных возможностей на Восток. Это те черты новой экономической реальности, которые выступают на передний план и которые необходимо в полной мере учитывать в проводимой инвестиционной политике.

Навстречу друг другу

На наш взгляд, заслуживают пристального внимания следующие новые аспекты проблемы современного инвестиционного цикла. Один из основных — движение в выработке новых форм инвестиционного сотрудничества между развитыми странами и странами с переходной экономикой должно идти с двух сторон.

К примеру, в Казахстане необходимо создать действенную систему страхования инвестиционных рисков в обрабатывающей сфере, льготную систему «длинного» кредитования, обеспечить инфраструктурные и кадровые условия реализации проектов, совершенствовать систему административного и налогового стимулирования инвестиционной активности и так далее. Это стимулирует развитые страны участвовать в совместных проектах своими новейшими технологиями, ноу-хау, другими нематериальными активами и, кроме того, будет способствовать развитию локализации совместных производств.

Вместе с тем нам необходимо понимать, что технологически продвинутые страны, мягко говоря, не заинтересованы в том, чтобы Казахстан и Россия развивали у себя переделы 4—8 уровня по переработке сырья. Отсюда актуальность евразийской интеграции. Казахстан и Россия поставили перед собой сходные задачи — в той или иной форме трансформировать конкурентные преимущества сырьевого сектора в инвестиционный потенциал индустриально-инновационного развития, уйти от сырьевой структуры экономики. Добыча и переработка сырьевых ресурсов должна по нарастающей генерировать инвестиционные потоки в развитие обрабатывающих производств. В том числе и в создание переделов 3—6 уровня в сырьевых производствах. При этом страны Таможенного союза, как заметил Руслан Гринберг, директор института экономики РАН, для успешного решения этих задач должны разработать согласованную стратегию модернизации, развивать межгосударственную кооперацию и специализацию.