Соотечественники-невидимки

Казахстанских писателей поддерживают российские фонды, их произведения чаще печатают в России, чем на родине. Неудивительно, что читатели считают их российскими авторами

Соотечественники-невидимки

Недавно в Национальной республиканской библиотеке состоялась on-line-конференция казахстанских и российских писателей, посвященная проблемам казахстанской литературы. С московской стороны во встрече участвовали главный редактор «Дружбы народов» Александр Эбаноидзе, зав. отделом прозы этого же журнала Владимир Махнов и зав. поэзией «Нового мира» Юрий Кублановский. Организатором встречи стал казахстанский писатель Дюсенбек Накипов. В ней приняли участие Мурат Ауэзов, Умит Тажекенова, Аслан Жаксылыков и другие. Из круга молодых алматинских писателей присутствовали Павел Банников, Юрий Серебрянский, Айгерим Тажи, Иван Бекетов. Предположительно это должен был быть диспут. Но по техническим причинам он не совсем получился. Разговор шел о том, насколько интересуются в России казахстанской литературой, и о возможностях сотрудничества. Основной вывод, сделанный организаторами с казахстанской стороны — в России не знают казахскоязычную литературу, нужно создать переводческую структуру. Хотя очевидно, что перевод казахской литературы — это не прерогатива россиян, а задача самих казахских писателей. Сейчас в стране развернута активная переводческая деятельность, особенно на местных телеканалах, и она поддерживается государством. Главное, чтобы было что переводить и желающие это прочитать, а переводчики найдутся.

Если же говорить о русскоязычной литературе Казахстана, то она, может быть, и слабо, но все же представлена в России. Наши писатели публикуются в российской литературной периодике. Более того, молодые авторы в последнее время встречают наибольшую поддержку со стороны российских фондов. Что касается наших общественных организаций, то после закрытия фонда «Мусагет», активно поддерживавшего молодых писателей и преимущественно на зарубежные деньги, таковых фактически не осталось.

Центробежные силы

О ситуации с казахстанской литературой мы побеседовали с одним из участников on-line-конференции, молодым казахстанским писателем Ильей Одеговым. Недавно Илья вместе со своей женой, поэтессой Айгерим Тажи вернулись с литературного форума в Липках. Поездкой они остались довольны. По итогам форума произведения Ильи рекомендовали для издания отдельной книгой. «Это лишь шанс, выйдет ли она, еще неизвестно. После окончания форума, в течение нескольких месяцев, проходит редакционный совет, на котором решают, какого из рекомендованных авторов опубликовать, их обычно около 10—12 человек, по количеству семинаров форума. А издается, как правило, три-четыре книги», — уточняет он. В прошлом году прошел ежегодный форум молодых писателей России, стран СНГ и дальнего зарубежья, по результатам которого произведения Одегова вошли в сборник 2010 года «Новые писатели России», сейчас его можно приобрести в российских книжных магазинах. Рассказы Ильи включены в каталог «Лучшие произведения молодых писателей России 2010 года». Форумы и издательская деятельность финансируются фондом СЭИП Филатова и фондом СНГ.

—Илья, каково положение казахстанской литературы на отечественном рынке? Почему казахстанские писатели хотят попасть на российский? Насколько это осуществимо?

—Желание понятно — центр русскоязычной литературы находится в России, в Москве. Только в Москве существует около десятка толстых литературных журналов плюс региональная периодика, печатающая не только местных авторов, но еще и зарубежных. Например, только в прошлом году мои произведения были опубликованы в литературных журналах Чечни, Удмуртии, Пятигорска. Мои рассказы выходили в «Дружбе народов» и «Новой юности». В российских журналах печатаются также Михаил Земсков, Юрий Серебрянский, Айгерим Тажи и другие казахстанские авторы. В Казахстане только два литературных журнала — «Простор» и «Нива». И они довольно закрытые. Региональных изданий практически нет. Есть отдельные альманахи, проекты вроде литературной газеты «Ышшо одын». На данный момент альманах «Аманат» представляется мне наиболее интересным и открытым периодическим изданием в Казахстане, которое публикует также молодых писателей. Вот и вся печатная русскоязычная литературная периодика Казахстана.

—Твои произведения выходили в местных журналах?

—В названных мной «Просторе» и «Ниве» я не печатался. Отдельные редкие публикации авторов моего поколения выходили, как правило, в сопровождении довольно резкой критической оценки со стороны издателей этих журналов.

—Как насчет представления нашей литературы в Интернете?

—Можно найти казахстанских авторов, но преимущественно, опять-таки, на российских сайтах. Смещение идет в сторону Рунета, Москвы, как центра российской литературы.

Гений без места

—Российский поэт и издатель Дмитрий Кузьмин, приезжавший в Алматы два года назад, отстаивал точку зрения децентрализации литературного процесса, предлагая поддерживать самобытность. Значит, центробежные тенденции усиливаются и местные авторы стремятся в Москву?

—Мы смешали два разных понятия — особенности стиля и место проживания. Есть представители Ферганской школы, которые живут в Москве и при этом не утратили своеобразия своего языка и стиля. Они, как и раньше, представляют свою школу.

—Но это до поры до времени, а как насчет традиции, которую питает гений места?

—С этим все нормально. По крайней мере, творчество наших авторов отличается, например, от творчества российских. Есть множество примеров, когда авторы перебирались в Россию и жили в Москве. Если переезд и оказывал влияние, то только в плане оттачивания самобытного стиля.

—Ты считаешь, что можно говорить о самобытности алматинской литературной школы? Насколько это устоявшееся явление?

—Российские писатели и критики, в свое время приезжавшие на семинары «Мусагета», в один голос утверждали, что имеют дело с определенной школой и местным стилем. Благодаря деятельности «Мусагета» что-то сложилось, и это отмечают сторонние наблюдатели.

—В каком направлении ситуация развивается сейчас, можно говорить о формировании традиции?

— Сейчас с закрытием «Мусагета» появилось ощущение распада, каждый стал сам по себе. Что с ним и куда его несет — знает только он сам.

—Что ты можешь сказать об открытой в прошлом году в Алматы литературной школе? Достигнуты ли тут успехи?

— Школа — довольно зыбкий проект. Если «Мусагет» был системой с продуманными механизмами поиска авторов, их обучения и регулярного издания, то школа — скорее попытка поддержать интерес к писательству, чтобы молодым людям было куда пойти со своими текстами. У школы нет схемы поиска и отбора авторов на конкурсной основе, не очерчены дальнейшие перспективы для выпускников. В прошлом году я вел самый многочисленный семинар по прозе. Уровень участников был весьма средним. Пришлось вести речь о грамматических и стилистических ошибках, а не о сюжете, композиции и героях. Я читал и лекции, которые были посвящены технике публичных выступлений. Когда я составлял программу, я не знал, что они преждевременны, что участниками семинара станут люди, не готовые проводить свои творческие вечера. В «Мусагете» все было серьезнее — отбирались те, у кого были, может быть, еще сырые, но интересные тексты. На открытие пришло много людей, но постепенно они рассеялись. На мой семинар ходило вначале тридцать человек, а к концу их осталось всего десять. Набор на другие семинары — поэзии и детской литературы —оказался еще меньше. И это учитывая, что взяли всех желающих.

—Кто спонсирует школу? Тебе платили за преподавание?

—Да, но чисто символически. В прошлом году курсы спонсировало казахстанское издательство «Дайк-пресс». В этом году я отошел от организационных дел. Знаю только, что «Дайк-пресс» отказался от этого проекта. И помещение для занятий предоставила театральная студия «Образ». Официальных спонсоров у школы нет. Может быть, кто-то из организаторов вложил свои деньги.

На отдельном стеллаже

—Как ты оцениваешь присутствие отечественной литературы в казахстанских книжных магазинах?

—Для отечественных авторов в наших книжных магазинах существует отдельная полка. Если приходят покупатели и хотят почитать современный роман, они идут к полке «Современный роман», если хотят почитать детскую литературу, то к полке «Детская литература». Казахстанская литература стоит особняком, как правило, это отдельный стеллаж. Если посмотреть, что стоит на его полках, то по большей части это самиздат, когда авторы печатают книжки в типографии, а затем приносят в магазин. Если же это книги, изданные издательствами, то большинство из них посвящены определенной серьезной тематике. Например, национальным вопросам. В то же время здесь можно увидеть и маститых отечественных авторов.

—Можно заметить во всем этом какие-либо тенденции?

—Я вижу две основные тенденции. Первая — издание казахстанских авторов бессистемно, мы видим отдельные всплески — то какое-нибудь издательство решит издать автора, то автор сам найдет где-то деньги и заплатит издательству. Системное издательство основано на выборе авторов, их раскрутке и серийном издании. Оно предполагает институт литературного редактирования, механизмы продвижения автора к читателям. Каждым из этапов занимаются профессионалы. У нас же — кто во что горазд.

Вторая тенденция — отечественные авторы предпочитают работать с российскими издательствами, в которых механизмы уже отработаны и поставлены на коммерческую основу. Поэтому их книги появляются на тех полках, где и должны появляться, — современного романа, современной поэзии, детской литературы и т.д., где они стоят рядом с российскими авторами. И если читатели не знают автора как своего соотечественника, то они его считают российским. Например, роман Михаила Земского «Перигей» продается в наших магазинах среди книг той же серии, изданных в России, а не на стеллаже казахстанской литературы. А это несправедливо по отношению к отечественному читателю, который не знает, что наши авторы прячутся на полках российских изданий.

Случаев коммерческого сотрудничества российских издательств с нашими отечественными авторами я не припоминаю. На ум приходит разве что уже давнишний прецедент с фантастикой Сергея Лукьяненко. В основном молодых писателей если и публикуют, то на благотворительной основе, на гранты государственных и частных фондов России. Для наших авторов важно получить возможность публикаций и выхода к читательской аудитории, что и обеспечивают литературные журналы. Серьезных примеров коммерческого сотрудничества казахстанских писателей с российскими издательствами я не знаю, но уверен, уже скоро они появятся.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?