Отряхнуть старые проблемы

На II экономическом форуме «Эксперт-100-Казахстан» власть призывала бизнес активнее участвовать в ПФИИР, а бизнес объяснял, почему это пока не получается

Отряхнуть старые проблемы

Диверсификация экономики идет недостаточно интенсивно. О том, что этому мешает и что уже достигнуто, шел разговор на II экономическом форуме «Эксперт-100-Казахстан». Национальный рейтинг крупного бизнеса, проведенный во второй раз, подтвердил высокий потенциал экономики, для реализации которого нужны новые шаги и со стороны власти, и со стороны бизнеса.

На втором форуме уже не было той растерянности и прострации, которая отличала настроение участников прошлогоднего аналогичного мероприятия. Нельзя сказать, что аудитория была очень активна в дискуссиях, но все же конструктивных высказываний было больше, чем год назад. Остались взаимные претензии финансового и реального секторов, государственного и частного. Главное — это ожидания бизнеса действенной поддержки от властных структур. Это особенно ярко проявилось в момент, когда после пленарного заседания премьер-министр Карим Масимов, а с ним и руководители ряда госструктур стали покидать зал, вслед за ними ринулись и предприниматели. По ходу назначались встречи, то есть до сих пор в стране нет реальной системы, и каждая проблема по-прежнему решается в индивидуальном порядке. Поэтому награждение компаний — победителей рейтинга ­«Эксперт-100-Казахстан» проходило при изрядно опустевшей аудитории.

Конечно, проблем много, их надо решать всеми средствами. Но есть другой аспект. Пока в Казахстане не многие компании решаются на открытость и прозрачность. Это еще не стало потребностью. ­«Когда мы в России начинали свой рейтинг ­“Эксперт-400”, а он стартовал в 1995 году, многие компании не хотели давать нам информацию, особенно отличались этим иностранные компании, ссылаясь на коммерческую тайну. Лишь с четвертого-пятого рейтинга ситуация изменилась», — заметил научный редактор журнала «Эксперт» ­Александр Привалов. Сегодня в России считается неприличным называться успешной компанией и не быть открытыми.

Между тем результаты второго национального рейтинга отразили все многообразие тенденций в экономике в 2009 году. Второй национальный рейтинг крупного бизнеса «Эксперт-100-Казахстан» зафиксировал снижение суммарной выручки ста крупнейших компаний Казахстана на 6,9% (761,2 млрд тенге) за 2009 год до 10,2 трлн тенге. Но это вполне ожидаемый результат при резком снижении цен и спроса на продукцию нефтегазового и горно-металлургического сектора при банковском коллапсе. Зато несырьевому сектору казахстанской экономики удалось увеличить свою долю в рейтинге крупнейших компаний с 20 до 23%. Выручка крупнейших сельхозпроизводителей выросла на 7%, энергетических компаний — на 11%, доходы транспортных и телекоммуникационных компаний в сумме прибавили 3%.

«Принципиальное отличие прошлогоднего форума от нынешнего в том, что мы находимся на разных стадиях развития мировой экономики. В прошлом году в это время был пик кризиса, и было неясно, в какую сторону ситуация будет развиваться дальше. Хотя и сейчас много вопросов, мировая экономика над всеми i точки еще не поставила. Однако мы уже понимаем тенденции конца 2010 года и примерно понимаем, в какую сторону будем двигаться в 2011 году», — заявил глава правительства Карим Масимов.

Двигаться же страна будет в сторону диверсификации экономики, через реализацию стратегии ФИИР. Для успешного достижения цели надо преодолеть массу препятствий — вовлечь финансовый сектор в реальную экономику, активизировать бизнес, повысить конкурентоспособность и производительность труда. Эти вопросы, объединенные единым слоганом «Эффективность бизнеса — ключевой фактор для реализации стратегии ФИИР», стали основой панельной дискуссии форума.

Кто готов к модернизации

Модерировали панельную дискуссию, как говорили в кулуарах, «две звезды» — ­Жаннат Ертлесова и Александр Привалов. На фоне их едких замечаний трудно было просто зачитывать многословные, пространные доклады и делать значительный вид. Требовалось четко мыслить, внятно излагать и быстро «отбивать подачи» модераторов. Например, вице-министр индустрии и новых технологий Альберт Рау в ответ на представление его как ­«отца индустриализации» политкорректно ответил, что «отцом» является президент страны, а он и его ведомство — просто исполнители. Между тем он явно поскромничал, поскольку именно на Мининдустрии лежит вся ответственность за реализацию стратегии форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР).

Конечно, рано говорить о каких- то итогах, уходящий год — стартовый в пятилетке индустриализации. На сегодня определены основные очертания стратегии ФИИР: создана Карта индустриализации, утверждены отраслевые мастер-планы, функциональные программы, из которых 4 являются комплексными — программы по поддержке экспорта, инвестиций, повышения производительности труда и «Дорожная карта бизнеса–2020»; готовится законопроект об индустриальной политике.

По мере необходимости документы будут корректироваться и дополняться. В частности, председатель Форума предпринимателей Казахстана Раимбек Баталов заметил, что отраслевые мастер-планы должны быть синхронизированы с территориальными программами развития: «Зачастую на территориях власть не знает об этих программах, да и бизнес их не ощущает». Кроме того, по его мнению, отраслевые программы требуют доработки с точки зрения ценовых показателей, издержек, «использования таких критериев, опираясь на которые, отраслевые министерства, правительство могли вырабатывать конкретные меры» по улучшению ситуации в отраслях.

Программа по повышению производительности труда появилась недавно. А буквально на следующий день после форума была презентована программа «Модернизация-2020», которая входит в программу производительности. Уже отобрано 187 предприятий, по которым решено повести технический аудит, по 55 из них аудит уже проведен. Это позволило Мининдустрии предположить, что около 80% предприятий нуждаются «в определенном оздоровлении». «Модернизация предполагает под собой не только перевооружение, но и то, что связано с технологическим аудитом, управленческими технологиями. Отдельным направлением в программе предусматривается именно работа с кадрами. То есть готовность менеджмента — это один из ключевых факторов реализации программы, поддержки со стороны государства», — сообщил вице-министр Альберт Рау. Кроме того, он заметил, что в отборе проектов в программу модернизации будет участвовать и бизнес-сообщество, которое должно дать «оценку финансовому, техническому состоянию предприятий, а также готовности менеджмента к модернизации».

Было бы странно, если бы ФНБ «Самрук-Казына» остался в стороне от этой программы. «Модернизацию надо начинать с фонда “Самрук-Казына”. При всех наших нацкомпаниях мы создаем научно-технические советы, которые будут внедрять новейшие технологии», — отметил председатель правления АО «ФНБ “Самрук-Казына”» Кайрат Келимбетов. А что касается корпоративного управления, то такая работа ведется с самого основания ФНБ. Есть даже определенные достижения. Недавно четыре компании «Самрук-Казына» по рейтингу Gamma S&P преодолели 50-процентную отметку соответствия требованиям лучшей мировой практики. Теперь поставлена задача добиться 75-процентного соответствия стандартам.

«Мы оценили во время кризиса, какие ошибки были сделаны НК в частном и государственном секторах. И сосредоточились на единой оценке деятельности компаний. Мы готовы сотрудничать с “Экспертом” для того, чтобы разработать внутренний рейтинг “Самрук-Казына”, в том числе рейтинг инновационности и технологичности. В Казахстане настало время более методологически к этому подходить и ­оценить, насколько эффективно работают государственные и частные компании», — заметил Кайрат Келимбетов.

Поможем чем сможем

Характеризуя экономику докризисного времени, премьер-министр привел чью-то ироничную цитату: «На деньги, которых у нас нет, мы покупали товары, которые нам не нужны, чтобы произвести впечатление на людей, мнение которых нам безразлично». После чего заметил, что такой принцип надо менять. Трудно согласиться с тем, что это на сегодня реально — и разумное потребление, и отказ от внешних заимствований, и от делания денег из денег. Однако красиво и точно. Другое дело, что необходимо менять структуру казахстанской экономики, развивать несырьевой сектор, снижать участие государства, стимулировать частный бизнес. Но для начала необходимо ему помочь разобраться с долгами. И если для крупного бизнеса создана программа «Модернизация-2020», то малому и среднему адресована «Дорожная карта бизнеса-2020».

Реализация последней осуществляется по трем основным направлениям: поддержка новых бизнес-инициатив; оздоровление предпринимательского сектора; поддержка экспортно ориентированных производств. Основным инструментом реализации программы является субсидирование процентной ставки по кредитам банков. «Всего по всем трем направлениям одобрено 173 заявки к субсидированию общей стоимостью кредитов свыше 82,9 миллиарда тенге. В рамках первого направления “Поддержка новых бизнес-инициатив” регионами одобрено 106 проектов общей стоимостью кредитов 26,4 миллиарда тенге. В рамках второго — “Оздоровление бизнеса” — 45 проектов на общую сумму кредитов 39,6 миллиарда тенге. В рамках третьего — “Поддержка экспортно ориентированных производств” — регионами к субсидированию одобрено 22 проекта с общей стоимостью кредитов 16,9 миллиарда тенге», — сообщил вице-министр экономического развития и торговли Марат Кусаинов. В среднем субсидирование предоставляется на три года, с обязательным участием средств самого предпринимателя.

Основную массу проектов кредитуют банки: БТА, Народный, Центркредит и Альянс.

Кроме субсидирования предусмотрены иные меры поддержки, в частности, сервисная поддержка ведения действующего бизнеса, обучение топ-менеджмента МСБ, подведение недостающей инфраструктуры.

«Порой небольшими инвестициями можно добиться очень хорошего результата, если использовать их рационально. А для этого надо хорошо знать компанию изнутри, иметь четкий анализ производственных показателей», — считает председатель правления ДБ АО «Сбербанк» Олег Смирнов. Кроме того, по его мнению, надо соизмерять возможности предприятия и приобретаемых инновационных технологий. «Зачастую мы видим те проблемы, которые возникают, когда приобретается современная технология, которая слишком сложна для конкретного субъекта, или же вкладывается недостаточно сил и средств в образование персонала, в повышение его знаний технологий», — заметил он.

Кроме того, бизнес не должен быть ради самого бизнеса, надо учитывать и мнение потребителей, особенно это касается предприятий квазигосударственного сектора. Президент-председатель правления АО «НК КТЖ» Аскар Мамин сообщил о создании отрасли железнодорожного машиностроения. «Это десятки проектов, партнерами по которым у нас выступают такие известные в мире компании, как Alston, Siemens General Electric, Talgo», — заметил Аскар Мамин. В рамках этой программы планируется уже в конце следующего года совместно с Talgo выпустить первый отечественный пассажирский состав. Наверняка те, кто знаком с некоторыми особенностями устройства вагонов испанского производителя, не обрадуются подобной новости.

Главное — не сколько, а как

По мнению председателя правления АФН Елены Бахмутовой, чтобы успешнее разрешить проблемы, которые существуют между финансовым и индустриальным секторами, надо еще решить ряд задач: «В том числе и проблему налогообложения, как с точки зрения списания провизий банков в случае реструктуризации долга, так и возникновения налоговых обязательств заемщика в случае прощения долга. Я думаю, этот момент кардинально не изменит ситуацию, но существенно облегчит реструктуризацию». Кроме того, после принятия законопроекта по защите потребителей финансовых услуг, который обсуждается в парламенте, появится возможность реструктуризации выпуска долговых бумаг. «У эмитентов долговых бумаг появляется возможность предложить примерный план реструктуризации для держателей бумаг, при этом достаточно иметь приемлемое количество кредиторов, с тем, чтобы можно было решить проблемы, не приводя компании к банкротству», — заметила она.

Использовать в качестве внутреннего источника инвестиций для проектов ГЧП средства пенсионных фондов можно и нужно. Однако для этого недостаточно соответствующих законодательных изменений. «Очень важны моменты касательно предоставления информации, открытости компании, которой доверено реализовывать эти проекты. Частник только тогда придет финансировать проекты по разделению рисков, когда они будут понятны, окупаемы, рентабельны, в долговременной перспективе и когда они будут реализовываться под пристальным вниманием инвесторов», — убеждена глава АФН. Также лишь на условиях максимального раскрытия информации, пусть даже самой негативной, возможно участие в капитале компаний посредством ПИФов. А это опять упирается в уровень корпоративного управления.

Порой финансовые институты создают громоздкие системы контроля, которые при всей благости замыслов отрицательно влияют на бизнес-процессы. «Банкиры любят себя внутри контролировать. На одно подразделение, бывает, приходится два-три контролирующих органа. Часто мы не задумываемся, что цена ошибки, которую может сделать сотрудник, и цена контроля не сопоставимы. А когда анализируем эффективность, то оказывается, что можем отказаться от излишнего контроля», — заметил председатель правления ДБ АО «Сбербанк» Олег Смирнов.

В целом же корни практически всех сегодняшних проблем лежат в недостаточной квалификации человеческого капитала. «Чтобы совершить технологический прорыв, есть два пути: развивать экономику инноваций или имитаций. Всемирный банк совместно с ЕБРР проводили исследование — что мешает развитию бизнеса в странах СНГ. Низкая квалификация персонала стоит на третьем месте. Поэтому, какой бы путь модернизации экономики мы не выбрали, уровень квалификации человеческого капитала является одним из ключевых», — уверен Олег Смирнов.

В дискуссиях форума подспудно присутствовало сравнение квалификации специалистов в финансовом и реальном секторах экономики. Спор давний и бесплодный, однако так или иначе проявляющийся, когда речь заходит об оздоровлении бизнеса. «Когда представители финсектора говорят о повышении производительности труда, корпоративного управления в реальном секторе, то и реальный сектор ждет от финансового того же», — заметила Жаннат Ертлесова. Поддержал коллегу-модератора Александр Привалов. «Когда я был молодым журналистом, то как-то наскакивал на одного чиновника, укоряя его ведомство в коррупции. Он вспылил и ответил: “Нельзя держать одну руку чистой”. Так и тут — реальный сектор, финансовый сектор… Ничего важнее повышения уровня образования для любой страны не существует… Если уровень образования не повышается, обо всем остальном можно не разговаривать».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?