Упрямая реальность

Дискутируя о ТС на форуме «Эксперт-100-Казахстан», отечественный бизнес жаловался на таможню, был выслушан и понят

Ораз Жандосов
Ораз Жандосов

Хотя название одной из сессий форума «Эксперт-100-Казахстан» звучало «Таможенный союз: основные проблемы и преимущества для Казахстана», участники дискуссии больше говорили об «узких местах» процесса интеграции. Больше всего казахстанских бизнесменов волновала несогласованность таможенных служб стран-партнеров по Таможенному союзу (ТС), иногда они даже дипломатично упрекали своих переговорщиков в лице пришедшего на встречу вице-министра экономического развития и торговли Тимура Сулейменова в забвении интересов бизнеса. Ответом им были заверения, что система прогрессирует, и искренний призыв помогать переговорщикам в работе.

Безвыходная юдоль

Перспективы казахстанского бизнеса в ТС наша общественность в этом году обсуждала много раз, и в последнее время казалось, что тема выдохнется вовсе. На «экспертовском» форуме обсуждение оживило присутствие россиян — научного редактора журнала «Эксперт» Александра Привалова, гендиректора рейтингового агентства «Эксперт РА» Дмитрия Гришанкова и небольшой делегации таможенного холдинга «Группа ТАРГО». Впрочем, россияне большую часть времени выступали в роли статистов.

Открыл сессию г-н Привалов. Первым делом он указал, что одним из основных параметров экономики является размер рынка, на котором ей предстоит выступать. И в этом смысле создание ТС и Единого экономического пространства — это «абсолютно необходимая вещь».

«Но, как и все в этой юдоли слез (имеется в виду весь бренный мир, а не только пространство ТС. — “ЭК”) — то что хорошо, здесь одновременно и плохо, — философски заметил г-н Привалов. — Открывая рынок для своих производителей, мы открываемся для их производителей тоже». Вспомнив, что теоретические баталии фритрейдеров и протекционистов (в них победили первые) сто лет как устарели, он подчеркнул, что практических вопросов перед созданием ЕЭП остается буквально «прорва».

[inc pk='1379' service='media']

«Да, все бумаги готовы: уже распечатаны на дорогой бумаге и ждут подписи. Но это еще ничего не значит, ведь ничто не устоялось. В сущности, долгий и трудный процесс только начинается», — окончил вступительный спич г-н Привалов.

В этот момент в президиум, поблескивая очками, усаживался второй модератор — директор центра экономического анализа «Ракурс» Ораз Жандосов. Он давал интервью в холле, оттого опоздал и тихо извинялся. На это г-н Привалов добродушно молвил: «Человек, который дает интервью, для меня, как представителя СМИ — друг и брат. Никакого “сори”, все в порядке».

Тем временем заговорил один из переговорщиков по ТС со стороны РК Тимур Сулейменов. Оказалось, что вице-министр специально пропустил очередную встречу членов комиссии ТС (она должна была состояться на следующий день). «Может быть, какие-то решения будут приняты здесь или хотя бы направления решений. ТС — это не что-то устоявшееся. С точки зрения нормотворчества многие позиции еще нужно менять, улучшать, дополнять», — поделился г-н Сулейменов.

Наконец беседа перешла к конкретной проблеме. Коммерческий директор таможенного холдинга «Группа ТАРГО» Евгения Данилина последовательно, но укладываясь в регламент, рассказала об актуальных вопросах таможенного регулирования при осуществлении прямых иностранных инвестиций в страны ТС. Указав, что товарооборот и инвестиции за первые месяцы работы союза выросли, она остановилась на вариантах ввоза внутрь таможенной границы технологического оборудования, коих существует два. Первый — это чистый импорт, ставки по которому (если в ТС нет аналогов) нулевые. Второй — ввоз товаров в уставной капитал (сырье и материалы, ввозимые в целях реализации инвестиционного проекта по льготному режиму).

Казахстан, по мнению эксперта, в более привлекательном положении по первому пункту, ведь помимо унифицированных пошлин есть еще национальный налог — НДС, который в РК ниже (12% против 18% в РФ и 20% в РБ). Вторая схема, по словам г-жи Данилиной, очень привлекательна для инвесторов. «Какая же будет процедура применения льготного режима, пока ­неясно. Никаких актов комиссии на эту тему нет», — посетовала она.

Не по-союзнически как-то

Во время речи представительницы «ТАРГО» сидевший в президиуме председатель Национальной экономической палаты «Атамекен» Азат Перуашев поглядывал на часы. Они с президентом Торгово-промышленной палаты РК Ерланом Кожасбаем куда-то торопились. Будучи в курсе, г-н Жандосов решил дать слово им.

«Азат Турлыбекович, — дослушав россиянку, обратился он к г-ну Перуашеву. — Вы, наверное, основная организация предпринимателей Казахстана, которая на сегодня работает по проблематике Таможенного союза. По идее вы должны лучше всех знать о работе ТС за последние 10 месяцев: и основные проблемы, и все преимущества?»

[inc pk='1380' service='media']

Г-н Перуашев начал с проблем. «Действительно, на сегодня в «Атамекене» лежит толстенная папка наших обращений, — быстро, но довольно четко заговорил он. — Причем не только в казахстанские официальные органы, но и в министерства РФ, и в Комиссию ТС, и нашим партнерам в Беларуси». Обобщив проблемы в четыре группы — таможенное оформление, налогообложение, административно-технические барьеры и вольное толкование норм таможенниками, г-н Перуашев остановился на некоторых из них подробно.

«Указан единый перечень товаров, подлежащих санэпидемнадзору на таможенной границе: указаны группы товаров до двух знаков, — рапортовал он. — Фактически это привело к тому, что сейчас практически все товары подвергаются контролю и осмотру на границе. Чего раньше не было. Это приводит к потерям, простоям, трате времени». Из его слов присутствующие узнали, что существуют проблемы с режимом свободного склада. «Россияне отбили налоговый режим и статус товаров по своим свободным экономическим зонам, а Казахстан этот вопрос даже не озвучил», — с укором сказал глава «Атамекена».

А еще ОАО «Российские железные дороги» по своему желанию варьирует тарифами, и даже вице-премьер РФ и председатель Комиссии ТС Игорь Шувалов наказывал железнодорожникам исправиться, а им хоть бы что.

Но, видимо, решив, что с негативом пора заканчивать, г-н Перуашев отметил плюсы ТС. «Создание ТС дало рост экспорта и импорта. Есть предприятия — это кондитерская фабрика “Рахат”, уровень экспорта которой в Россию повысился в 15 раз, — воскликнул он и со смаком повторил: — В 15 раз!» Результат и в самом деле превзошел ожидания. Оказывается, в «Атамекене» прикинули: раз рынок ТС — это около 170 млн человек, то экспорт казахстанской продукции может вырасти в 11 раз, а тут «Рахат» перевыполнил план. «Да, это лучшее предприятие, — отметил Азат Перуашев. — Да, оно работает по мировым стандартам. Но это то, к чему нас стимулирует Таможенный союз — работать над собой, над своей продукцией».

Когда же г-н Жандосов попробовал уточнить, чьи таможенники чинят больше проблем бизнесу, г-н Перуашев дипломатично «вырулил»: «Давайте не искать виноватых, а решать проблемы».

В ответ на высказанные претензии вице-министр спокойно и толково объяснил, что скоро перечень будет увеличен до 10 знаков, режим свободного склада для РК сохранен и даже будет вскоре смягчен. «Деление на “наших” и “ваших” пока останется. Потому и протекционистские меры со стороны россиян и белорусов вполне ожидаемы», — подытожил г-н Сулейменов, а потом проникновенно сказал: «Поэтому призываю: помогайте нам!» И сорвал аплодисменты зала.

От Бреста до Алматы

Последним выступавшим был председатель совета «Казахстанской ассоциации таможенных брокеров» (КАТБ) Геннадий Шестаков. То, что в КАТБ по отношению к ТС настроены скептически, было понятно из вопросов, которые задавались президиуму: г-н Жандосов то и дело поправлял формулировку членов КАТБ «наши российские оппоненты» на «коллеги».

[inc pk='1381' service='media']

Если строго по программке, г-н Шестаков должен был доложить о результатах мониторинга правоприменительной практики законодательства ТС в Казахстане. И г-н Шестаков начал иллюстрировать невзгоды бизнесмена на таможне: вот он идет к пограничникам и получает талон, вот хлопочет, обходя проверяющие инстанции.

— Это какая граница? — резонно поинтересовался г-н Жандосов.

— Любая, — отрезал г-н Шестаков, но через паузу неожиданно продолжил: — Любая внешняя граница: Казахстан — Китай, Казахстан — Киргизия и так далее.

— А как со странами ТС, например Российской Федерацией? — уточнил модератор.

— Сейчас это исчезло. Это мониторинг, который мы провели в 2009 году, — пояснил таможенный брокер. Вспомнив, что ТС заработал с 2010 года и сосчитав две даты в уме, журналисты в зале откровенно заскучали.

А г-н Шестаков, напротив, был в тот день весьма эмоционален и все продолжал рассказывать, как увеличились задержки на границах (особенно с Китаем и Киргизией). «Нет упрощения процедур, сокращения стоимости продукции нет, — нигилистски уверял он. — По статистике за 9 месяцев у нас сокращение товарооборота со странами ТС. За счет “Рахата” только? Это да. У нас все высокотехнологичные предприятия поставляют оборудование из Европы. На запчасти пошлины также увеличились. Это все отражается на стоимости товара. Плюс проблемы с логистикой. За счет чего мы будем конкурировать, непонятно».

— А почему предварительное декларирование сейчас не используется? — спросил г-н Сулейменов, что-то записывая.

— Во-первых, декларацию надо подавать до пересечения границы, — ответил г-н Шестаков. — И применяется эта норма для третьих стран. В соответствии с Киотской конвенцией груз необходимо декларировать на таможне назначения, а по правилам ТС — где угодно.

— Так что же вам мешает декларировать в Бресте? — удивился чиновник.

— Это, значит, мы из Казахстана должны туда тащиться? — вознегодовал г-н Шестаков. — Классно! Тогда меняем гражданство, меняем флаг, меняем гимн и так далее.

— По нормам ТС вы можете декларировать где угодно, — спокойно заметил г-н Сулейменов.

— А я хочу растаможить товар в Алматы, — возмущался г-н Шестаков.

— Ну и хорошо. Это ваше право, а не обязанность, — успокаивал таможенного брокера вице-министр.

Общий итог дискуссии подвел Александр Привалов. «Во всяком большом деле есть возможности и есть риски. Риски нужно купировать, а возможности реализовывать, — подметил научный редактор “Эксперта”. — Самым плохим было бы, если бы мы наше еще несозданное экономическое пространство сдали».

Но пока кроме всей нереальной критики в реальности есть хотя бы один «Рахат», этому не бывать.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее