Диалог без принуждения

ОБСЕ должна стать инструментом обсуждения проблем безопасности, чтобы не допустить их поспешного силового решения

Диалог без принуждения

В нашей стране взаимоотношения с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе всегда воспринимались элементом не столько внешней, сколько внутренней политики. Оценка демократичности прошедших у нас выборов, рекомендации по совершенствованию избирательной системы, комментарии к законам о религии, о СМИ естественным образом соотносились с политическим процессом в нашей стране, а не с диалогом о проблемах безопасности на пространстве от Ванкувера до Владивостока. И даже поданная Казахстаном заявка на председательство в ОБСЕ расценивалась многими как тест на соответствие неким международным стандартам.

Наше председательство в ОБСЕ близится к завершению, за прошедший год не произошло ничего, что позволило бы поставить под сомнение способность казахстанского внешнеполитического ведомства выполнять все функции, связанные с председательством, на самом высоком уровне. Мало кто сомневается в том, что и саммит ОБСЕ, который пройдет 1—2 декабря в Астане, будет безупречным с точки зрения его организации. Каким он будет в содержательном плане, до сих пор не ясно.

Утверждены лишь процедурные вопросы. Саммит откроется 1 декабря в 9 утра во Дворце независимости. На открытии с обращением выступит Нурсултан Назарбаев как президент принимающей страны. Затем последуют выступления действующего председателя, то есть министра иностранных дел Каната Саудабаева, генерального секретаря ООН, председателя Парламентской Ассамблеи ОБСЕ и генерального секретаря ОБСЕ.

После этого начнется рабочая часть саммита, состоящая из выступлений глав государств и правительств стран-участниц ОБСЕ и партнеров по сотрудничеству, затем — принятие итоговых документов с неизбежными уточнениями и особыми мнениями, отраженными в специальных приложениях. 2 декабря около часу дня саммит завершится.

Каждая из стран-участниц и партнеров ОБСЕ получит за столом по одному месту. Исключением будет, видимо, Сан-Марино — крохотная, но старейшая республика в Европе, поскольку функции главы государства в ней традиционно исполняют два капитана-регента, избираемые на полгода. Поэтому Сан-Марино попросила предоставить ей два места за столом, отметив, что традиция — это один из элементов лозунга казахстанского председательства. О традициях организации вспоминают и в связи с ожиданиями результатов встречи в Астане.

Равняясь на Стамбул и Париж

Нынешний саммит будет юбилейным, поскольку в этом году организация отмечает 35-летие Хельсинкского заключительного акта и 20-летие Парижской хартии. Эти два события уже стали своего рода камертонами, по которым сверяют пока еще не итоги, а только надежды, связанные с астанинским саммитом. «Двадцатая годовщина Парижской встречи на высшем уровне важна не только как память о поворотном моменте в истории европейской безопасности, но также как событие, служащее вдохновляющим примером для Астанинской встречи на высшем уровне. Нам следует попытаться возродить надежды того бурного времени и воплотить в жизнь идею создания ОБСЕ как сообщества, в котором царит мир и которое смотрит в будущее с надеждой и устремленностью», — сказал генеральный секретарь ОБСЕ Марк Перрен де Бришамбо.

Директор канцелярии генерального секретаря ОБСЕ Пол Фритч предлагает ориентироваться на последний, Стамбульский саммит как на образец тщательно подготовленного, а потому успешного форума: «Повестка дня встречи отражала итоги многолетних целенаправленных, структурно оформленных переговоров, которые велись по нескольким направлениям. Хартия европейской безопасности стала итоговым продуктом процесса разработки “модели безопасности”, начатого в преддверии Лиссабонской встречи на высшем уровне 1996 года. Истоки соглашения об адаптации ДОВСЕ также следует искать в 1996 году, когда состоялась конференция по рассмотрению действия ДОВСЕ. Как и Рим, Стамбул был построен не за один день».

Для Казахстана проведение саммита в Астане было в первую очередь вопросом укрепления международного престижа. Как уже писал наш журнал, Казахстан не в состоянии вдохнуть новую жизнь в ОБСЕ ни в одиночку, ни даже при поддержке своих союзников. Он может создать условия для возрождения организации и для ее адаптации к задачам и вызовам современного мира.

В своем обращении к участникам саммита, опубликованном в журнале «ОБСЕ»,­ Нурсултан Назарбаев сказал: «Теперь настало время энергию слов обратить в энергию конкретных дел. Именно таким результатом могло бы стать решение саммита в Астане о начале формирования единого и неделимого сообщества безопасности на пространстве от Ванкувера до Владивостока».

Проблема в том, что сегодня многие страны Европы уже привыкли связывать свои планы и надежды на международную безопасность с НАТО, решение экономических вопросов — с Евросоюзом, а ОБСЕ рассматривают как своего рода правозащитный филиал этих структур. По словам французского президента Франсуа Миттерана, ОБСЕ в годы холодной войны оставалась единственным форумом, где можно было инициировать и вести всеобщий диалог. Сегодня практически любая из европейских, евро-атлантических и евразийских структур международной безопасности располагает площадкой для диалога.

Пока не ясно, в какой степени они заинтересованы в возрождении ОБСЕ в качестве не всемогущей, но авторитетной международной организации. Консенсус, в котором нуждается ОБСЕ, связан не со статусом Косово и Абхазии, не с оценкой выборов в Украине или Афганистане, не с условиями обновления Договора об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ). Точнее, не только с ними. Он доложен быть достигнут относительно будущего самой организации, ее места в новой структуре международной безопасности. Такой консенсус позволит оперативно решить принципиальные вопросы и отложить решение тех, которые могут быть отложены без ущерба для эффективности работы и авторитета организации. Без общего видения своей стратегической миссии ОБСЕ обречена на то, чтобы превратиться в объект политических манипуляций и инструмент реализации конъюнктурных проектов.

Диалог как синоним безопасности

В одном из своих недавних интервью Нурсултан Назарбаев сказал: «По-настоящему историческим Астанинский форум сможет стать лишь в одном случае. Если главам государств и правительств 56 стран-участниц удастся на деле доказать, что ОБСЕ была эффективна не только во времена холодной войны, но и поныне остается активно развивающейся структурой, тесно вплетенной в живую ткань современной глобальной политики и экономики. Залог успеха в решении этой краеугольной задачи — это трезвый, беспристрастный и прагматичный анализ накопившихся в рамках ОБСЕ проблем и противоречий».

Для того чтобы от обсуждения формулировок вернуться к обсуждению проблем, во время греческого председательства было решено выйти на неофициальный уровень. На греческом острове Корфу прошла неформальная министерская встреча ОБСЕ. Главным результатом дискуссий на неофициальном уровне, по словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, стало то, «что они выявили всеобщую неудовлетворенность состоянием дел в Евро-Атлантическом регионе, которую уже не прикрыть удобными обкатанными формулами, прославляющими достижения ОБСЕ». Опыт таких дискуссий был признан удачным, им присвоили звание «процесса Корфу» и решили, что он будет продолжен.

Главным достижением саммита будет не принятие каких-то новых обязательств, не резолюции по замороженным и размороженным конфликтам, а новое качество диалога на евро-атлантическом и евразийском пространстве. Как сказал в свое время Уинстон Черчилль, говорить всегда лучше, чем воевать. Затянутый и внешне безрезультатный диалог часто лучше навязанных под давлением решений. Например, в Стамбуле Россия взяла на себя обязательства вывести войска из Грузии. Она их вывела. А затем снова ввела, но уже не для размещения на базах, а для ведения боевых действий. Довольна ли сегодня Грузия, посчитавшая, что вопрос об отделившихся Абхазии и Южной Осетии надо не обсуждать, а решать?

Вряд ли итоговые документы саммита зафиксируют решение какой-то из проблем, существующих в зоне ответственности ОБСЕ. Для европейской безопасности этого и не требуется. Сохранение переговорного процесса по Нагорному Карабаху важнее, чем окончательное решение этого вопроса. Однако нацеленность на то, что любая из существующих проблем может и должна быть решена, продолжает доминировать. «Даже при максимально благоприятных обстоятельствах Астанинская встреча на высшем уровне не станет кульминационным пунктом в этих процессах, однако она может послужить для них пусковым механизмом, она может предоставить политическому руководству ОБСЕ благоприятную возможность подтвердить свою решимость довести эти процессы до конца», — считает Пол Фритч. То, что у процессов перевода конфликта интересов из состояния конфронтации к диалогу может быть какой-то финал, кажется маловероятным. Более плодотворным выглядят попытки создания новых механизмов и запуска новых проектов, чем принудительное доведение до логического конца тех, которые были начаты прежде.

Самая большая опасность для Астанинского саммита — превратиться в некую веху, фиксирующую прохождение международным сообществом очередного этапа в своем движении от конфликта к конфликту.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности