Цена консенсуса

Редакционная статья

Цена консенсуса

Принятие итогового документа затянулось на несколько часов. Весьма вероятно, что если бы не твердая установка Нурсултана Назарбаева на завершение саммита Астанинской декларацией, то никакого документа не было бы принято вообще — такое случалось в истории международных встреч. Кроме того, у Казахстана был опыт подготовки документа по итогам первого саммита Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), когда приходилось согласовывать несовпадающие интересы Индии и Пакистана, Израиля и Палестины. Рецепт подготовки таких документов кажется несложным — ссылки на приверженность Уставу ООН или иным «священным коровам» международного права и декларации в поддержку мирного решения всех спорных вопросов приправляются несколькими ссылками на современную ситуацию.

Алматинский акт (декларацию первого саммита СВМДА) готовили исходя из принципа «от простого к сложному». Сначала определяли общую платформу, потом старались ее расширить. В результате Алматинская декларация оказалась похожей на пересказ пяти принципов мирного сосуществования, но фиксировала единство взглядов, а также намечала новые цели.

В случае с Астанинской памятной декларацией ситуация прямо противоположная. Ее создателям приходилось последовательно убирать из нее все пункты, связанные с повесткой европейской безопасности, до тех пор, пока текст не превратился в своеобразную клятву верности духу и принципам Хельсинки.

Американцы и европейцы, комментируя принятие декларации, выразили сожаление по поводу того, что не удалось принять план действий, отражающий конфликты в Грузии, Молдавии и Нагорном Карабахе. Поскольку прийти к консенсусу относительно этих конфликтов не удалось, «мы решили, что лучший путь вперед — это принятие Астанинской декларации, где подтверждены основные принципы ОБСЕ», — заявил представитель США. Россияне заявили, что текст, в котором будет упомянута территориальная целостность Грузии, они никогда не подпишут. В итоге даже намеки на существование замороженных и размороженных конфликтов в зоне ответственности ОБСЕ решили убрать из текста декларации.

Узбекская делегация выступила против включения в итоговый документ не только казахстанских инициатив по расширению числа «корзин» и институтов ОБСЕ, но и против вполне невинной формулировки «формирование единого пространства безопасности в границах четырех океанов — от Атлантического до Тихого и от Северного Ледовитого до Индийского». В то же время узбеки не стали возражать против включения в текст декларации формулировок, которые они не приемлют в контексте двусторонних переговоров. Например, в шестом пункте декларации сказано: «Мы подтверждаем, категорически и бесповоротно, что обязательства, принятые в области человеческого измерения, являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств-участников и не относятся к сфере исключительно внутренних дел соответствующего государства». Впрочем, никакой конкретики, связанной с правами человека, в текст вносить не стали.

Представитель Святого престола (Ватикана) заявил, что международное сообщество должно бороться с нетерпимостью и дискриминацией в отношении христиан. Нурсултан Назарбаев, в преддверии казахстанского председательства в Организации Исламская конференция поднявший тему борьбы с дискриминацией мусульман, на саммите вспомнил каирскую речь Барака Обамы. В текст итоговой декларации было вставлено обобщенное «Необходимо прилагать еще большие усилия по продвижению свободы совести и веры и по борьбе с нетерпимостью и дискриминацией».

Декларация была принята на английском языке, но ее перевод, даже неофициальный, на русский язык не появился ни на сайте саммита, ни на сайте Министерства иностранных дел. Только сайт «Номад» разместил англоязычный текст, сопроводив его переводом, сделанным с помощью переводчика Google. Все остальные СМИ ограничились пересказом той оценки, которую дал декларации Нурсултан Назарбаев. Их читатели не много потеряли.