Самый замороженный

На саммите ОБСЕ существенного продвижения в разрешении карабахского конфликта не произошло. Ситуация остается замороженной, но при нынешнем положении в регионе это и неплохо

Президент Армении Серж Саргсян заявил, что Нагорный Карабах как территориальная единица в рамках Азербайджана обречен и любое решение должно зиждиться на воле народа Карабаха
Президент Армении Серж Саргсян заявил, что Нагорный Карабах как территориальная единица в рамках Азербайджана обречен и любое решение должно зиждиться на воле народа Карабаха

Как и следовало ожидать, на саммите ОБСЕ в Астане Армения и Азербайджан не пришли к какому-либо совместному решению по Нагорному Карабаху. Азербайджанский президент Ильхам Алиев заявил, что Армения по-прежнему применяет силу для сохранения контроля над оккупированными территориями, Азербайджан же, как и ранее, будет предан делу мирных переговоров, рассчитывая, что они дадут результаты. Алиев ожидает, что конфликт будет урегулирован в кратчайшие сроки, но с соблюдением территориальной целостности Азербайджана.

Со своей стороны, президент Армении Серж Саргсян заявил, что Нагорный Карабах как территориальная единица в рамках Азербайджана обречен и любое решение должно зиждиться на воле народа Карабаха. Но самое главное, он подчеркнул, что Армения будет вынуждена признать независимость Нагорного Карабаха в случае военной агрессии Азербайджана. «Армения категорически отказывается возвращаться к военным действиям в Нагорном Карабахе в качестве допустимого варианта. В случае если Азербайджан прибегнет к военной агрессии, у Армении не будет другого выбора, как признание НКР, ее юридического статуса и усиления ее возможностей с целью обеспечения безопасности народа», — сказал Саргсян.

Понятно, что при таких позициях сторон ожидавшаяся на саммите встреча Саргсяна и Алиева не состоялась. И очевидно, что рассчитывать на продвижение в нагорно-карабахском урегулировании тоже не стоит. Карабахский конфликт остается наиболее глубоко замороженным из всех замороженных конфликтов на постсоветском пространстве.

Интрига

Возможность подписания «дорожной карты» по урегулированию нагорно-карабахского конфликта была одной из главных интриг саммита ОБСЕ в Астане. Рассуждения о том, что сторонам необходимо тщательно готовиться к саммиту и выходить на встречу с уже согласованными подходами по основным спорным вопросам, начались примерно с момента визита российского президента Дмитрия Медведева в Ереван в августе текущего года, когда был подписан протокол о продлении Договора о 102-й российской военной базе в Армении. А продолжились они в период визита российского президента в Баку.

Летне-осенняя активность Москвы, увенчавшаяся встречей президентов России, Армении и Азербайджана в Астрахани 27 октября и подписанием там документа по некоторым гуманитарным вопросам урегулирования (обмен военнопленными, выдача трупов погибших и т. д.), всерьез озаботила западных партнеров России по Минской группе ОБСЕ, главным образом США. Пошли разговоры о том, что Вашингтон непременно хочет привести конфликтующие стороны к подписанию некой «дорожной карты» по урегулированию, которая зафиксировала бы американское влияние на этот конфликт.

Основания для подобных рассуждений были. Ведь практически все высокопоставленные представители администрации Барака Обамы и дипломаты США, так или иначе связанные с вопросом Нагорного Карабаха, заявляют, что Америка остается сторонницей возобновления процесса примирения Армении и Турции. А тут Анкара именно карабахский вопрос называет камнем преткновения на пути ратификации армяно-турецких протоколов, переживших недавно свою первую годовщину в относительном затишье.

В то же время армяно-азербайджанские отношения в последние месяцы очевидным образом накалились. Два пограничных инцидента с человеческими жертвами с обеих сторон в сочетании с довольно жесткими заявлениями президента Алиева могли создать у сторонних наблюдателей впечатление, что Азербайджан готовится провалить переговорный процесс и возобновить полномасштабную войну. На последовательно четкую позицию армянской стороны подобные акции повлиять не могли. Так что следует предположить, что главными адресатами «шантажа» со стороны Азербайджана были именно внешние акторы — Россия, США и ЕС.

Словесные перепалки между Ереваном и Баку, как и сам факт участившихся диверсионных операций азербайджанской армии в Карабахе, в свою очередь, реанимировали те политические силы в Армении, которые являются сторонниками незамедлительного признания Ереваном независимости Нагорно-Карабахской Республики. В данном случае главными застрельщиками выступили оппозиционные парламентские партии «Наследие» и «Дашнакцутюн», хотя и с существенными различиями.

Так, лидер «Наследия» экс-министр иностранных дел Раффи Ованнисян и его последователи выражают уверенность, что акт признания не нанесет ущерба переговорному процессу, оговаривая, что такой шаг Армения должна была предпринять еще в 1992 году. Дашнаки же считают, что ставить вопрос о признании в ситуации, когда партии правящей коалиции (Республиканская, «Процветающая Армения» и «Оринац еркир») явно не намерены положительно решить данный вопрос, нельзя и неэтично, так как решение парламента о признании независимости НКР должно быть единогласным. И поскольку сегодня такое вряд ли возможно, то целесообразнее заключить межгосударственный договор о военной взаимопомощи между Арменией и НКР — не без задней мысли, ведь в этом случае нападение на НКР будет равносильно нападению на Армению. А нападение на Армению, как известно, открывает простор для задействования и Договора о коллективной безопасности СНГ, и российско-армянского Большого договора от 1997 года.

О настроениях гражданского населения и говорить не приходится. Соц­опрос, в октябре проведенный в Карабахе британской организацией Populus, показал, что карабахцы выступают категорически против каких-либо уступок Азербайджану, в том числе против возвращения внутренних переселенцев и беженцев на территории вокруг НКР. Примечательно, что Минской группе ОБСЕ доверяет менее 25% карабахцев и только 43% карабахского населения думает, что она играет какую-то роль в деле урегулирования конфликта.

Неамериканский сценарий

Заявления российских, американских и европейских дипломатов указывают, что ведущие державы и международные организации и впрямь пришли к консенсусу, что в Нагорном Карабахе необходимо избежать повторения осетинской трагедии августа 2008 года и, соответственно, каких-либо авантюрных военных действий со стороны Азербайджана. В то же время в позициях США и России, видимо, есть серьезные нюансы с точки зрения возможности признания ими независимости НКР в случае форс-мажора.

Так, представитель США при ОБСЕ Йен Келли 11 октября в Брюсселе заявил, что Вашингтон обеспокоен обострением ситуации в Нагорном Карабахе и надеется во время саммита ОБСЕ в Астане найти формулу урегулирования, которая будет приемлема для обеих сторон конфликта. «Мы надеемся, что обе стороны прибудут на саммит в Астану. Мы хотели бы, чтобы они приняли на себя обязательство соблюдать определенные и понятные принципы, которые будут вести к переговорному процессу и урегулированию. Мы можем предложить им по крайней мере согласиться на определенную “дорожную карту” для урегулирования конфликта. Это то, на что мы надеемся», — сказал дипломат.

Примечательно, что фактически в то же время в целом ряде азербайджанских СМИ прошли публикации о том, что в Вашингтоне главе МИДа Азербайджана якобы дали понять, что в случае возобновления войны США пойдут на признание НКР. Тогда же состоялся визит парламентской делегации Карабаха в Америку, где ее приняли пусть и не на высшем официальном уровне, но карабахские парламентарии встретились с конгрессменами и сенаторами, были приглашены в Фонд Карнеги и выступили там. Американцы и карабахцы совместно отметили очередную годовщину независимости НКР. Азербайджан, естественно, направил США ноту протеста.

Подписание же «дорожной карты» по карабахскому вопросу было маловероятно хотя бы потому, что и президент Саргсян, и различные представители правящей Республиканской партии в последнее время неоднократно публично повторяли, что дальнейшие переговоры могут быть результативными только при прямом участии НКР. Как отметил глава Армении, «чем раньше (это произойдет. — ЭК) — тем быстрее будет достигнуто урегулирование». Кроме того, как отметил армянский аналитик Сергей Шакарянц, именно неучастие Саргсяна в саммите НАТО в Лиссабоне фактически сняло с повестки дня, условно выражаясь, американский сценарий, будь то с «дорожной картой» урегулирования или без таковой.

Может возникнуть вопрос: почему, собственно, Армения решила не идти навстречу предложениям США, какими бы они ни были? Некоторым комментаторам представляется, что ответ на этот вопрос кроется в ситуации вокруг Ирана. Не секрет, что в планах США, в случае достижения договоренностей между Арменией и Азербайджаном, есть и пункт о размещении международных миротворцев в зоне конфликта. В середине ноября просочилась информация, что Вашингтон видит в качестве таковых военнослужащих НАТО из Польши, Венгрии, Литвы, Латвии и т. д.

А теперь вспомним о Каспийском саммите в Баку 16–19 ноября. При всей напряженности ирано-российских отношений после отказа Москвы поставить ЗРК С-300 Ирану Дмитрий Медведев и иранский президент Махмуд Ахмадинеджад тем не менее были единогласны: вопросы безопасности в прикаспийском регионе должны быть обеспечены только силами стран региона, без участия внерегиональных стран и организаций.

Иран вообще демонстрирует повышенную дипломатическую активность в Закавказье. В частности, участились взаимные визиты армянских и иранских официальных лиц (в сентябре-октябре в Ереване побывал спикер иранского парламента, а в Тегеран съездили глава МИДа Армении Эдвард Налбандян и премьер-министр страны Тигран Саркисян). Очевидно, что стороны затрагивали и карабахскую проблему, коль скоро глава иранского МИДа Манучехр Моттаки еще раз повторил, что Тегеран готов в случае чего помочь конфликтующим сторонам достичь согласия.

Ереван

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?