Мемуарная жизнь

Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана.
Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана.

Месяц тому назад четыре вечера подряд семидесятилетняя женщина что-то неторопливо рассказывала на канале «Культура». Тогда эти телемонологи смогли посмотреть не все. Запомнилось банальное: вроде известная переводчица, подумалось, не мать ли режиссера Павла Лунгина. Как оказалось, такими людьми нас давно «не баловали». Теперь есть книга, и нет вечерней суеты, не позволившей осознать масштаб личности на телеэкране. Жизнь Лилианны Лунгиной (1920—1998) в ее монологах, как и многих, может быть уложена в стандартные формулы советской ирреальной действительности: 20-е — деконструкция реальности, 30—50-е — упразднение реальности, 60—80-е — симуляция реальности, 90-е… — эпоха соблазна.

И во все эти эпохи еще нужно было остаться человеком. Ей это удалось. Фильм и книга вышли через двенадцать лет после смерти героини. Кстати, о растленном поведении некоторых мэтров «от интеллигенции» я узнал только из этой книги. Во Франции в 90-х выходила ее книга Les saisons de Moscou («Московские сезоны»). Как бы там ни было, вне освященных эпохой зыбких формул остается достойный человек и настоящая женщина — подруга, жена, мать — Лилианна Лунгина.

Совсем не важно, что автор и героиня книги — блестящий мастер литературного перевода (переводы Астрид Линдгрен, Гамсуна, Виана, Ажара и др.). И то, что ей столь близко пришлось соприкоснуться с Мариной Цветаевой, Виктором Некрасовым, Давидом Самойловым, Иосифом Бродским и другими знаковыми фигурами двадцатого века. Эта книга не из серии «Я и великие».

О тоталитаризме в социальном, политическом, психологическом и иных аспектах написано очень много. Совет, как с ним бороться, и одновременно «рецепт» появления настоящего человека до неприличия прост: «…есть один-единственный способ, чтобы люди стали сильнее организации, — усиление организации должно сопровождаться усилением человеческих индивидуально-личностных потенций. В стране не должно быть лопоухих людей, глупых; люди должны быть умными, и тогда они справятся с тоталитарной организацией тоже» (философ Г.П. Щедровицкий). Героиня книги из таких, нелопоухих.

В начале 90-х преуспевающий в советские годы классик-дипломат Чингиз Айтматов с разоблачительным кокетством написал о том, что многие после ХХ съезда пребывали в атмосфере благодушия и самодовольства, мало кто размышлял о псевдостабильности в стране. Эта книга напомнила о тех, кто знал обо всех попытках не только думать, не только вслух размышлять, но и писать, кричать, не страшась репрессий. Героиня книги из тех, кто помогал диссидентам словом и делом. Она и ее друзья в несвободной стране вели себя как свободные люди. Жизнь одного человека — не игрушка, и он — не жертва обстоятельств. По поступкам других мы судим о жизни. О том, на что способен и не способен человек. Получилась очень оптимистичная книга, после которой легко, быть может, и с неизбежной грустью, свободно дышится.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее