Мемуарная жизнь

Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана.
Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана.

Месяц тому назад четыре вечера подряд семидесятилетняя женщина что-то неторопливо рассказывала на канале «Культура». Тогда эти телемонологи смогли посмотреть не все. Запомнилось банальное: вроде известная переводчица, подумалось, не мать ли режиссера Павла Лунгина. Как оказалось, такими людьми нас давно «не баловали». Теперь есть книга, и нет вечерней суеты, не позволившей осознать масштаб личности на телеэкране. Жизнь Лилианны Лунгиной (1920—1998) в ее монологах, как и многих, может быть уложена в стандартные формулы советской ирреальной действительности: 20-е — деконструкция реальности, 30—50-е — упразднение реальности, 60—80-е — симуляция реальности, 90-е… — эпоха соблазна.

И во все эти эпохи еще нужно было остаться человеком. Ей это удалось. Фильм и книга вышли через двенадцать лет после смерти героини. Кстати, о растленном поведении некоторых мэтров «от интеллигенции» я узнал только из этой книги. Во Франции в 90-х выходила ее книга Les saisons de Moscou («Московские сезоны»). Как бы там ни было, вне освященных эпохой зыбких формул остается достойный человек и настоящая женщина — подруга, жена, мать — Лилианна Лунгина.

Совсем не важно, что автор и героиня книги — блестящий мастер литературного перевода (переводы Астрид Линдгрен, Гамсуна, Виана, Ажара и др.). И то, что ей столь близко пришлось соприкоснуться с Мариной Цветаевой, Виктором Некрасовым, Давидом Самойловым, Иосифом Бродским и другими знаковыми фигурами двадцатого века. Эта книга не из серии «Я и великие».

О тоталитаризме в социальном, политическом, психологическом и иных аспектах написано очень много. Совет, как с ним бороться, и одновременно «рецепт» появления настоящего человека до неприличия прост: «…есть один-единственный способ, чтобы люди стали сильнее организации, — усиление организации должно сопровождаться усилением человеческих индивидуально-личностных потенций. В стране не должно быть лопоухих людей, глупых; люди должны быть умными, и тогда они справятся с тоталитарной организацией тоже» (философ Г.П. Щедровицкий). Героиня книги из таких, нелопоухих.

В начале 90-х преуспевающий в советские годы классик-дипломат Чингиз Айтматов с разоблачительным кокетством написал о том, что многие после ХХ съезда пребывали в атмосфере благодушия и самодовольства, мало кто размышлял о псевдостабильности в стране. Эта книга напомнила о тех, кто знал обо всех попытках не только думать, не только вслух размышлять, но и писать, кричать, не страшась репрессий. Героиня книги из тех, кто помогал диссидентам словом и делом. Она и ее друзья в несвободной стране вели себя как свободные люди. Жизнь одного человека — не игрушка, и он — не жертва обстоятельств. По поступкам других мы судим о жизни. О том, на что способен и не способен человек. Получилась очень оптимистичная книга, после которой легко, быть может, и с неизбежной грустью, свободно дышится.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?