Освободить заложника

Найти финансы на решение проблем, связанных с риск-менеджментом, иногда важнее, чем деньги на простой рост

Освободить заложника

Компания «КазТрансГаз Аймак» занимается доставкой газа до конечного потребителя, то есть обслуживает не магистральные газопроводы, а именно региональные. Она доводит топливо, что называется, «до горелки». Эта «дочка» «КазТрансГаза» работает в Мангистауской, Западно-Казахстанской, Актюбинской, Кызылординской, Костанайской, Южно-Казахстанской и Джамбулской областях. И в Мангистауской компания имела участок газопровода, который был как «бутылочное горлышко».

Дело в том, что Актау полностью зависим от единственного предприятия: Мангистауского атомно-энергетического комбината (МАЭК), входящего в структуру Казатомпрома. Актау находится в пустыне, где нет питьевой воды. Вся жидкость, которая бежит по городским трубам и потребляется местной промышленностью, производится МАЭК, где опресняется морская вода из Каспия и смешивается с водой из единственной находящейся поблизости артезианской скважины. До 1997 года опреснение производилось с помощью атомного реактора БН-350 и газотурбинных установок, так же как производство электричества и тепла для нужд региона. Однако затем правительство республики приняло решение отказаться от мирного атома. В результате жизнь города стала полностью зависеть от газотурбин, стоящих на комбинате.

Турбины же, что понятно, не могут работать без газа. И МАЭК, соответственно, стал полностью зависеть от своевременной поставки этого топлива. А здесь как раз риски были очень велики. Дело в том, что Актау с магистральным газопроводом Средняя Азия — Центр, проходящим через Жанаозен, связывала всего одна ветка газопровода. Если бы здесь произошла какая-то серьезная авария, семь-восемь дней давление в системе бы падало — а потом МАЭК остался бы без топлива. А жители Актау, как следствие, без света, воды и тепла. Если энергоснабжение еще можно было бы как-то восполнить из общей энергосистемы, то все остальное — нет. Причем диаметр трубы газопровода большой — 500 мм, поэтому ее ремонт мог бы отнять довольно много времени. Больше того, даже и планового ремонта газопровода нельзя было провести, хотя нитка была построена еще в 80-х и была изношена.

Также стоит иметь в виду, что в Актау находится один из крупнейших покупателей газа в стране — завод «КазАзот», который потребляет около 130 млн кубометров этого топлива в год. Технологический процесс производства жидкого аммиака, чем, в частности, занимается «КазАзот», непрерывный, и перезапуск завода стоит огромных средств. Понятно, что приостановка газоснабжения такого клиента означает огромные штрафные санкции.

Анализ всех этих факторов привел к тому, что «КазТрансГаз Аймак» в 2006 году решил построить резервную нитку трубопровода, чтобы обеспечить беспрерывное, бесперебойное газоснабжение Актау, в частности МАЭК и «КазАзота». О прямой выгоде тут речь не шла, скорее, нужно было нейтрализовать риски. Проект был одобрен головной компанией «КазТрансГаз» и далее ее материнской компанией «КазМунайГаз». Однако деньги на ее осуществление компания должна была найти самостоятельно.

Для реализации проекта согласно проектно-сметной документации требовалось около 30,05 млн долларов. Около 5 млн компания готова была вложить сама. Специалистами «КазТрансГаз Аймак» были проведены переговоры со многими банками второго уровня, несколькими иностранными финансовыми учреждениями. Но в конце концов контракт заключили с Банком развития Казахстана (БРК). «Проект рассматривался достаточно долго, — говорит управляющий директор «КазТрансГаз Аймак» Ерканат Темирханов, — но в итоге 25 миллионов долларов были получены. Этому предшествовал процесс окончательного согласования сметы, технико-экономического обоснования, и в июле 2008 года началось строительство».

Управляющий директор БРК Ельдар Тенизбаев говорит, что для банка, с одной стороны, было крайне важна социальная значимость проекта, которая подразумевает развитие инфраструктуры, а также бесперебойное обеспечение Мангистауского региона газом за счет строительства новой нитки газопровода и ремонта существующей нитки.

С другой стороны, банку нужно было убедиться, что, учитывая, что объект является инфраструктурным, он сможет окупиться и компания сможет вернуть те инвестиции, которые были вложены в проект. С помощью гарантии, выпущенной головной компанией «КазТрансГаз», получилось структурировать сделку таким образом, чтобы обеспечить максимально льготные условия кредитования».

Резервная ветка была построена буквально за полгода — уже 23 декабря 2008 года она была закончена и заполнена газом. Ерканат Темирханов говорит, что это неплохой результат для нитки протяженностью 61 км. Однако финансирование было завершено позже, когда у «КазТрансГаз Аймак» все же возникли определенные проблемы. Дело в том, что в 2007—2008 годах инфляция оказалась выше, чем предполагали авторы первоначального проекта. Стройматериалы и особенно трубы резко подорожали. Девальвация 2009 года еще ухудшила ситуацию. Поскольку доходы «КазТрансГаз Аймак» получает в тенге, и за счет утверждаемого Агентством по регулированию естественных монополий тарифа обслуживать долларовый кредит ей стало трудно. Пересмотреть тариф можно было только в конце 2009 года. Чтобы решить проблему, было решено обратиться снова в БРК. «Нужно отдать менеджерам банка должное, — говорит г-н Темирханов. — Они трезво оценили ситуацию и решили нейтрализовать риск в самом начале, пока это не переросло в серьезную головную боль». Компании был выдан второй кредит на 4,5 млн долларов и на время приостановлены выплаты по процентам. Позже у «КазТрансГаз Аймак» дела пошли значительно лучше, сейчас второй кредит практически погашен. А в марте этого года кредиты были конвертированы в тенговые.

Сейчас в планах компании закупить учетные приборы со встроенной телемеханикой. «Машина будет ехать мимо домов и просто считывать показания счетчика. И не надо больше беспокоить людей, их собак, выгадывать, кто есть дома, а кого нет. Опять же и контролировать своих сотрудников надо меньше, решаются проблемы неплатежей», — рассказывает Ерканат Темирханов.

Пока основная линия газопровода не исчерпала свой ресурс, новая ветка будет резервной. В ней находится газ под давлением 1 атм., и в случае аварийной ситуации или планового ремонта основного газопровода, в ней можно резко нарастить давление и обеспечить Актау газом. Кроме того, этот приморский город бурно развивается и совсем не исключено, что в скором времени возможностей основной ветки перестанет хватать — тогда будут использоваться недавно введенные мощности. «Инвестиционная привлекательность Мангистауской области все увеличивается, — говорит Ельдар Тенизбаев. — Строительство этой нитки позволило закрыть растущие потребности в электроэнергии, обеспечить его водой и теплом».

В целом Ерканат Темирханов доволен сотрудничеством с БРК. Ставки приемлемые — первый заем был выдан на 15 лет под 7% годовых, второй — под 12% годовых. «Нас устраивают условия — они очень щадящие. Для финансирования следующих проектов мы скорее пойдем на фондовый рынок — планируем выпускать облигации. Да и вообще наше финансовое положение сейчас выровнялось, так что мы можем выделять серьезные суммы на развитие и из собственных средств. Однако если мы решим все же обратиться в банк, первое место, куда мы пойдем — это Банк развития Казахстана. Они понимают, что наши активы — это реальные трубопроводы, которые обеспечивают газом людей и предприятия, и это никуда не денется». Ельдар Тенизбаев говорит, что от «Казтрансгаз Аймак» ждут в начале 2011 года заявки на новый проект, связанный с газификацией Кызылординской и Южно-Казахстанской областей. «Если компанию устроят наши условия и проект будет одобрен банком, мы, конечно же, продолжим сотрудничество с этой организацией», — заключает управляющий директор БРК.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?