Семейный альбом

Найдин Владимир. Реабилитация: Записки врача.
Найдин Владимир. Реабилитация: Записки врача.

Когда вышла первая книга врача Найдина «Реанимация» — это было любопытно. То, как пишут врачи — всегда интересно нам,  их «клиентам». В конце концов, если есть талантливо поющие врачи, то почему бы не появиться пишущим эскулапам. Таковые в истории мировой литературы уже были. Название второй книги «Реабилитация» привлекло сугубо практическим. Подумалось, по этой книге можно будет понять, что такое «ставить на ноги человека» во всех смыслах этого словосочетания.

Но книга оказалась другой и о другом. Кто ныне из почтенной по возрасту и уму публики не грешит эпистолярным мемуарным жанром? «Грешат» многие и по-страшному, но иногда они делают это блистательно. Кстати, сейчас пишут все. Больше всех стараются светские дамы (точнее называть их «дамами полусвета», последние, правда, упорно именуют себя писательницами).

Конечно, наш автор не из их числа, но это тоже вовсе не осовремененный Чехов и не Булгаков, и даже не Вересаев, а именно в этот круг пытается вписать Найдина Дина Рубина. Все намного пожиже. Думаю, для семьи врача Найдина получилась вещь просто замечательная. Все его нынешнее окружение будет ее читать, когда-нибудь после — потомки. Но вот мы-то и не потомки, и не друзья. А для нас несколько скучновато. Семейные хроники как самостоятельное литературное произведение явно не удались. Не спасают даже предваряющие текст искренние слова литературных мэтров. Быть может, они тоже благодарные пациенты?

Внешне есть все: забавные сюжеты, желание юморить, языковые притязания. Из чего состоит книга?

Из семейной саги «Морис» и десяти автобиографических рассказов. Возможно, жизненные перипетии героя семейной саги и статистов хроники порой могут впечатлить кисейную барышню, совсем уж незнакомую с трагическими страницами 20—50-х годов советской эпохи. Но есть ли таковые среди читателей книги?

Будем справедливы, порой все же подкупает та насмешливая интонация, коей пропитаны все страницы книги. Сразу вспоминается Александр Галич. Но Галич был откровением тогда — в 50-е и 60-е годы уже прошлого столетия. Сейчас иные времена и, увы или к счастью, иные вкусы.

По всей видимости, это глобальная тенденция времени — стилистические несовпадения. Автора и читателя, политика и избирателя, рекламного образа и конкретной вещи.

Единственное, но оправдывающее все и вся объяснение — опубликовали книгу талантливого врача, понимающего человеческую психологию. Не будучи пациентом реабилитационного отделения Найдина (Научно-исследовательский институт нейрохирургии им. Бурденко, Москва), я понимаю — это классный специалист. В нем концентрированно представлены именно те качества, которые необходимы для специалиста из этой области, а затем уже жизненно его пациентам: человечность, профессионализм и здравый прагматизм.

Мы же вместо записок врача получили семейный альбом. А благодарны мы врачам за иное.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики