Без резких колебаний

Планируемая отмена валютного коридора не приведет к существенному изменению курса тенге к доллару. В следующем году Нацбанк по-прежнему будет удерживать тенге от резких скачков

Без резких колебаний

Председатель Национального банка Казахстана Григорий Марченко в начале декабря заявил, что в следующем году валютный коридор может быть отменен и тенге отправится в «управляемое плавание». Как отметил г-н Марченко, коридор доказал свою эффективность, но особой необходимости в его поддержке в следующем году Нацбанк не видит. При существующих ценах на сырье в 2011 году тенге будет дорожать, но не стоит ожидать, что доллар, например, подешевеет до 142 тенге, как это прогнозирует Citibank. Нацбанк намерен и дальше следить за курсом и не допускать резкого укрепления или ослабления тенге. Григорий Марченко считает, что, скорее всего, ситуация на внутреннем валютном рынке в 2011 году будет похожа на ситуацию в 2010 году, если не произойдет резких изменений на внешних рынках.

Введение валютного коридора было во многом кризисной мерой, и его отмена стала определенным признаком стабилизации. «Сегодня мы слышим предложение Национального банка вернуться к управляемому курсу и отказаться от валютного коридора, — говорит директор департамента управления активами компании “Тройка Диалог” Евгений Попов. — Для этого есть несколько причин: во-первых, это стабилизация ситуации в экономике, в банковском секторе, во-вторых, благоприятная ситуация на товарных рынках, укрепление цен на нефть, которое привело к 20-процентному росту международных резервов Нацбанка и Нацфонда с начала года, в-третьих, это укрепление экономических связей с Россией, где курс управляемый, плавающий».

Как указывается в заключительном заявлении миссии МВФ, «принимая во внимание улучшение ситуации в финансовом секторе, экономике может пойти на пользу увеличенная гибкость обменного курса и меньший объем вмешательства со стороны центрального банка, что позволит укрепить способность экономики реагировать на внешние потрясения и повысит эффективность денежно-кредитной политики».

Можно сказать, что отмена коридора венчает собой завершение острой фазы кризиса в Казахстане, начавшейся в 2008 году, одним из его последствий стало ослабление национальной валюты.

Слишком дорогая стабильность

Вместо постепенной девальвации в пределах 10%, как обещал осенью 2008 года председатель Нацбанка (на тот момент) Анвар Сайденов, в начале 2009-го тенге по отношению к доллару обрушился сразу на 20%. Одномоментная девальвация 4 февраля была проведена преемником г-на Сайденова на посту главы Нацбанка Григорием Марченко, так что его имя долго связывали с этой непопулярной мерой. В то же время уже осенью 2008 года после Lehman Brothers было понятно, что резкая девальвация — единственно верный шаг на фоне сокращения валютной выручки за счет снижения объемов экспорта и мировых цен на нефть (на нее приходится 60% всего экспорта), оттока капиталов при остановке внешних заимствований и девальвационных ожиданий в Казахстане из-за удешевления валют стран — торговых партнеров. Реальный эффективный курс тенге в четвертом квартале 2008 года по сравнению с тем же периодом предыдущего года укрепился на 8,9% по отношению к валютам стран СНГ и на 13,6% — к валютам стран дальнего зарубежья. В основном импортеров. Удешевление импорта могло больно ударить по местному производству. То же самое происходило после кризиса в России в 1998 году, сопровождавшегося резким падением рубля. После двух кварталов поддержки тенге Нацбанк был вынужден отправить его в апреле в свободное плавание. Но тогда задержка с девальвацией тенге обернулась его обрушением. Накануне введения СПОК в марте 1999-го за доллар давали 87 тенге, в декабре — 138,22.

Следует учитывать цену постепенной девальвации в 2008 году. Нацбанку пришлось удерживать курс тенге за счет международных резервов, как и Центробанку России — рубль. Паническая скупка долларов на волне ожидания девальвации рубля обошлась Центробанку РФ в 200—250 млрд долларов его резервов, причем порядка 50 млрд купило население. В момент управляемой девальвации Центробанк сильно повышал процентные ставки и тормозил рост реальной денежной массы, что негативно отразилось на реальном секторе экономики.

В Казахстане происходило то же самое: Нацбанк активно вмешивался в торги и продавал валюту. По оценке директора Центра экономического анализа «Ракурс» Ораза Жандосова, Нацбанк осенью 2008 года продал четвертую часть своих международных резервов. Согласно данным самого Нацбанка, потеря международных резервов России с начала 2008 года по первый квартал 2009-го составила 31%, Латвии — 33% и Украины — 24% с учетом кредита МВФ, Казахстана — 14%. Как сказал г-н Марченко в ходе онлайн-конференции, на удержание курса тенге с четвертого квартала 2008 года по 3 февраля Нацбанк потратил 6 млрд долларов.

Нужно учитывать, что приток в страну долларов существенно сократился: как уже говорилось, снизился экспорт, кроме того, с 2007 года казахстанские банки уже не могли привлекать такие объемы внешних заимствований, как до кредитного кризиса. Единственным источником валюты оставались прямые иностранные инвестиции. Положительное сальдо текущих операций платежного баланса РК в 2008 году составило 6,2 млрд долларов, но в четвертом квартале текущий счет сложился с дефицитом на уровне 205 млн долларов. Еще одной задачей девальвации в таких условиях было поддержать доходы экспортеров и ограничить импорт, чтобы снизить дефицит текущего счета платежного баланса. Как известно, динамика реального обменного курса связана с размером текущего счета платежного баланса, укрепление национальной валюты превращает страну в нетто-импортера и наоборот. В тот момент Казахстану это было совершенно не нужно.

Одномоментная девальвация с объявленным коридором 150 тенге/ доллар ± 3% сняла остроту девальвационных ожиданий. Если пик сделок на валютном рынке пришелся на декабрь 2008 года, когда банками было продано более 39 млрд долларов, причем спрос превышал предложение, то с февраля объем продажи снижался и достиг минимума в мае — 10,8 млрд долларов. Но даже после девальвации, в феврале, спрос и объем продажи иностранной валюты все еще были высокими: по данным Нацбанка, в феврале 2009 года банки купили более 27 млрд долларов, а продали почти 23 млрд. Превышение спроса над предложением компенсировал Нацбанк, в феврале на него пришлось 17% от совокупного предложения на валютном рынке. Как объясняют такой повышенный спрос в НБРК, в феврале 2009 года у участников рынка имелись опасения, что коридор курса тенге 150±5 тенге за доллар, объявленный НБРК, не будет выдержан.

Однако узкий коридор был отменен только в феврале 2010 года и введен широкий коридор курсовых колебаний — 127,5 — 165 с центральным значением 150 тенге/доллар.

Широкая амплитуда

Положительным итогом девальвации можно считать то, что она погасила спекулятивные ожидания на рынке, о чем говорит снижение спроса и предложения на валютном рынке в первом полугодии 2009 года. Но к осени стали циркулировать слухи о второй девальвации, что вызвало новую волну спекулятивных настроений. Если в странах с развитыми фондовыми рынками любые слухи сказываются на биржевых индексах, то в Казахстане, где из всех ценных бумаг наиболее известной является доллар, слухи влияют на валютный рынок: происходит или сброс или покупка валюты. За последние полтора года несколько раз происходил всплеск слухов об очередном резком изменении курса тенге. Это вызывало не только стихийные действия среди населения, но и создавало дискомфорт для бизнеса при ведении внешнеэкономической деятельности. Неожиданная девальвация серьезно подорвала доверие к стабильности курса валюты, и это создавало возможности для разного рода спекуляций и опасений.

Так как Национальный банк обещал в течение года не менять коридор колебаний тенге к доллару, то весь 2009 год он был выдержан. Но ровно год спустя после девальвации, 5 февраля, Нацбанк объявил о расширении коридора. «В 2010 году таргетируемое среднее значение обменного курса тенге сохранится на уровне 150 тенге за 1 доллар США. При этом с учетом ситуации на мировых товарных и валютных рынках, а также в целях создания условий для повышения гибкости курсо­образования коридор колебаний тенге будет расширен до плюс 15 тенге и минус 22,5 тенге», — говорилось в информационном сообщении Нацбанка, распространенном в конце прошлого года. Сообщалось также, что этот коридор будет действовать до 20 марта 2010 года. То есть Нацбанк вполне допускал укрепление нацвалюты до 127,5 тенге/доллар и ослабление до 165 тенге/доллар. Однако ассиметричность коридора говорила о том, что укрепление более вероятно.

Собственно, коридор был нужен именно затем, чтобы сделать изменения курса более предсказуемыми. Можно было просто зафиксировать курс на одном уровне, но это потребовало бы значительного расхода ЗВР. Коридор давал определенную гибкость и при этом был залогом стабильности. «Собственно, установка данного коридора в начале 2009 года имела своей целью борьбу с активизировавшимся тогда финансовым “кризисом доверия”, отчасти паникой на рынке, что сейчас, по прошествии полутора лет, уже не актуально с учетом прошедшего времени, новых рисков и новых рыночных оценок перспектив развития экономической ситуации», — отмечает главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин.

По мнению начальника аналитического управления BCC Invest Адиля Табылдиева, Нацбанк всегда явно или неявно поддерживал курс тенге по отношению к доллару в определенном коридоре. «Объявление о введении валютного коридора, по моему мнению, преследовало две основные цели. Первая — это задание явных границ возможных колебаний курса тенге по отношению к доллару США и через него к другим валютам, что должно было дать сигнал участникам валютного рынка и защитить национальную валюту от спекулятивных атак. Вторая — это получение Национальным банком некоторой свободы действий в регулировании валютного курса, что позволило более рационально управлять золотовалютными резервами страны в тех непростых условиях. Я считаю, что Нацбанк достиг обеих поставленных на тот момент целей», — подчеркивает г-н Табылдиев. Нацбанк объявил приоритетом своей курсовой политики стабилизацию ожиданий в краткосрочном периоде и гибкость курса в среднесрочной перспективе в зависимости от фундаментальных факторов.

Все от нефти

Сегодня девальвации никто уже не ждет. Вместе с ростом цен на нефть тенге стал укрепляться, и теперь уже скорее возникает вопрос о перспективных пределах этого укрепления. Реальный обменный курс тенге/доллар в значительной мере коррелирует с ценами на нефть, поскольку сырьевики — главные поставщики валюты в страну. И именно цены на нефть, очевидно, будут одним из основных факторов, определяющим тренд для курса тенге. Прогнозы стоимости барреля обнадеживают. По мнению аналитиков Goldman Sachs, цены на нефть в 2011 году преодолеют порог в 100 долларов за баррель и к концу года могут вырасти до 110 долларов. JPMorgan Chase & Co считает, что стоимость нефти на мировых рынках может увеличиться до 120 долларов за баррель до конца 2012 года в связи с ростом потребления в развивающихся странах. Так что тенге должен сохранить хороший потенциал укрепления.

Национальный банк периодически вынужден участвовать в интервенциях на валютном рынке. В то же время интервенции проводятся в обе стороны — и покупка, и продажа валюты на открытом рынке. Как отмечает Адиль Табылдиев, судя по динамике золотовалютных резервов, которые с начала года растут, Нацбанк больше выступает в роли покупателя доллара с целью удержания тенге от излишнего укрепления.

Нацбанк планирует отменить коридор, но это не значит, что нас ожидают резкие курсовые колебания, что тенге будет носить по воле волн. Управляемый плавающий курс предполагает вмешательство в обменный курс нацвалюты, чтобы как раз не допустить таких скачков.

Г-н Табылдиев обращает внимание на усиление в последнее время тенденции намеренного ослабления национальных валют центральными банками с целью стимулирования экспорта. «И здесь Национальный банк РК не может оставаться в стороне, — утверждает он. — Если в ходе валютных войн центральные банки наших ближайших соседей — России и Китая — пойдут на девальвацию валют для поддержания своих экспортеров, Национальный банк будет вынужден ответить тем же с целью защиты внутреннего рынка и поддержки отечественных товаропроизводителей, в первую очередь — ориентированных на экспорт. Для этого, вероятно, и необходим возврат к жестко регулируемому валютному курсу. Но я считаю, что такой сценарий развития событий маловероятен».

Последние несколько месяцев в информационном пространстве неоднократно фигурировал термин «война валют». Речь идет о том, что Япония, Китай, США и ряд других стран принимают меры для снижения курсов национальных валют. Это делается для того, чтобы поддержать местных экспортеров и тем самым простимулировать рост экономики. Нацбанк РК фактически тоже поддерживает слабость тенге. В ноябре банк приобрел на Казахстанской фондовой бирже 650 млн долларов с целью сдержать укрепление тенге.

Низкий курс национальной валюты выгоден в первую очередь экспортерам. Если прогнозы по ценам на нефть и металлы оправдаются, то поддержка тенге будет уже не так актуальна. Для полноценного роста и развития местных компаний необходим импорт. С одной стороны, импортные товары подрывают отечественное производство, с другой — Казахстан пока не может обойтись без оборудования и машин зарубежного производства для развития собственных предприятий. Поддержание слабого тенге, ограничивающего выгоды от импорта товаров, может быть уже неактуально. К тому же вследствие укрепления национальной валюты происходит сокращение экспортных доходов и совокупного спроса в стране, что плохо во время кризиса, но будет снижать уровень инфляции в будущем. Но снижение поддержки слабости тенге, скорее всего, будет проходить очень постепенно.

Отношения в паре тенге/доллар в 2011 году, скорее всего, сильно не изменятся. В настоящее время под воздействием положительного сальдо торгового баланса и счета текущих операций существует тенденция постепенного укрепления тенге к доллару, сглаживаемая интервенциями Национального банка. «Вероятно, эта тенденция продолжится и в ближайшие 12 месяцев, — считает Адиль Табылдиев. — По моим прогнозам, средний курс тенге по отношению к доллару США в следующем году составит 144 —145 тенге за доллар. На курс национальной валюты, возможно, большое влияние будет оказывать динамика платежного баланса и золотовалютных резервов, которые в большой степени зависят от динамики мировых цен и спроса на основные статьи казахстанского экспорта, — а также от уровня инфляции в Казахстане. Именно на поведение этих факторов необходимо обращать внимание для прогнозирования динамики курса национальной валюты. Также не стоит сбрасывать со счетов и возможные действия центральных банков наших ближайших соседей, в первую очередь России и Китая».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?