«Казахтелеком» в рынке

Чтобы сохранить рынок, доминирующему оператору сегодня нужно искать инвестиционно привлекательные проекты, сокращать издержки и пересматривать некоторые свои прежние позиции

Куанышбек Есекеев
Куанышбек Есекеев

Пока довольно сложно представить «Казахтелеком», борющийся за рынок. За компанией прочно закрепился образ доминирующего оператора, на котором замыкаются все телекоммуникации страны. Однако усиление конкуренции практически во всех сегментах телекоммуникационного рынка привело к тому, что компании действительно приходится задумываться о собственной конкурентоспособности.

Одним из приоритетных для «Казахтелекома» сейчас является рынок интернет-доступа. Но учитывая, что он является таковым и для сотовых операторов, можно предположить, что теперь, после появления 3G в стандарте GSM, жизнь «Казахтелекома» осложнится. Выручка от передачи данных сейчас является главным драйвером роста валовой прибыли компании, и любая угроза этому источнику доходов отразится на финансовых показателях.

Растет конкуренция и в других сегментах, к примеру, в сфере аренды волоконно-оптических линий связи. Доминирование в этой области во многом обеспечивает сильные позиции крупнейшего оператора, но сейчас сразу несколько операторов строят свои линии связи. Пока доходы от услуг проводной и беспроводной телефонной связи — главный источник выручки для «Казахтелекома», но эти доходы растут незначительными темпами, следовательно, и особой надежды на них нет. Потому компания намерена наращивать присутствие в других сегментах. Но при этом группу АО «Казахтелеком» не стоит недооценивать. Значительное влияние на чистую прибыль компании оказывает доля участия в ТОО «GSM Казахстан ОАО «Казахтелеком», а это весьма неплохой актив с хорошим потенциалом роста.

Наша беседа с председателем правления АО «Казахтелеком» Куанышбеком Есекеевым проходила в несколько неформальной обстановке. Глава компании, находясь в тот момент с рабочим визитом в Бельгии, давал интервью по видеосвязи. Как шутил г-н Есекеев, если бы «Казахтелеком» чувствовал себя не рыночной компанией, мы бы сидели в Алматы, пили чай и разговаривали. Но в результате роста конкуренции компании многое нужно сделать, потому у менеджмента сейчас напряженный рабочий график.

Куда идти

— Вы представлены во всех секторах телекоммуникаций отрасли. Какой рынок для вас сейчас является приоритетным?

— Основной сектор, на который будет ориентироваться «Казахтелеком» в ближайшей перспективе, это широкополосный доступ в Интернет. Технологии и различное программное обеспечение будут все больше переводить коммуникации в сеть, а популярность фиксированной связи будет и дальше падать. При этом отдельно идет работа по широкополосному доступу и на селе, и в городах. Естественно, есть диспропорция использования Интернета в крупных населенных пунктах и в небольших. Чтобы оперативно решить эту проблему, требуется использовать различные технологии. В городах мы уже переходим на технологию PON (Passive Optical Network). Вы наверняка видели один из наших проектов в городе — iDNet — Ethernet to the home. Он уже получил хорошие рекомендации пользователей. А для работы на селе мы используем беспроводной CDMA-450.

— Вы действительно много внимания уделяете стандарту CDMA…

— Я вам скажу, почему для работы на селе мы выбрали CDMA. Мы работаем в диапазоне 450 Мгц. Чем ниже частота, тем больше покрытие. В сельской местности плотность населения небольшая. В городе, например, больше используется GSM-800. На более высоких частотах качественнее прием при высокой плотности абонентов, но и радиус действия станции не так уж велик. Станция CDMA-450 за счет работы на низких частотах покрывает радиус 20—30 километров. Поэтому, я думаю, для наших целей это удобная технология.

— Для работы с этим проектом вы пользуетесь ресурсами «Алтела»?

— Нет, ресурсами «Восток Телекома», это другая наша дочерняя компания. «Алтел» работает в городе с CDMA-800. «Восток Телеком» раньше занималась телефонизацией в сельской местности, сейчас она также обеспечивает широкополосный доступ в этом секторе. Здесь есть проблема свободных частот. Сейчас высвобождены дополнительные частоты в Костанайской области, в ближайшие год-полтора планируется высвободить их по всему Казахстану. Это, конечно, несколько тормозит процесс. Мы сейчас готовим график развития проекта, и в течение 1,5—2 лет намерены обеспечить на селе широкополосный доступ. Пока начали с Костанайской области. В августе я показывал проект главе государства, он его поддержал. В данный момент мы отрабатываем, как в дальнейшем будем этот проект реализовывать.

— Какая там будет обеспечена скорость передачи данных?

— Мы постараемся сделать 512Кб/с на абонента. В сельской местности передача осуществляется по воздуху, и это накладывает определенные ограничения на количество передаваемой информации. Так что, я думаю, начнем с 512Кб/с и потом уже будем пытаться увеличить скорость.

— Сотовые операторы сейчас также активно взялись завоевывать рынок доступа в Интернет. Опасаетесь ли вы конкуренции с их стороны?

— Вы видите сейчас активную рекламу Jet 3G нашей дочерней компании «Алтел». Этот продукт очень мощно стартовал. То есть спрос на мобильный Интернет в Казахстане есть. Наше предложение рынку — это и есть отражение моих опасений. Сегодня нам действительно надо бороться за этот рынок по скоростям, по качеству. Мы стремимся усилить позиции «Алтела» на рынке интернет-доступа. Стандарт CDMA имеет очень хороший потенциал в смысле передачи данных, и на сегодняшний день этот потенциал не исчерпан. Поэтому у «Алтела» есть планы трансформироваться в крупного мобильного интернет-провайдера.

Избавиться от лишнего

— Расскажите про вашу программу реструктуризации активов. Вы, в частности, выставляли на продажу «Нурсат». Получается ли его продать и были ли вообще заявки на покупку?

— Сейчас мы работаем над тем, чтобы сделать компанию более интересной для покупки. Для этого мы пересматриваем стратегию ее развития. Мы определяем, на каких сегментах она будет специализироваться. Смотрим, где у нее есть наибольшие перспективы и где она может генерировать денежный поток. Я думаю, «Нурсат» в ближайшее время проявит себя в секторах, где мало представлен «Казахтелеком». У многих возникает мнение, что «Казахтелеком» и «Нурсат» занимаются одним и тем же. И сейчас я поставил задачу менеджменту развеять этот стереотип. Потому что инвесторов беспокоит вопрос: если «Нурсат» отойдет другому владельцу, будет ли у него потенциальная абонентская база? Таким образом, для продажи этого актива нужно развитие самого «Нурсата» и общий экономический рост.

— Чем был вызван такой провал финансовых показателей «Нурсата» в последние годы?

— Здесь не стоит говорить о каких-то неквалифицированных действиях менеджмента. Скорее проблема как раз в том, что «Нурсат» и «Казахтелеком» работают на одних рынках — так сложилось исторически. Поэтому сейчас необходимо начать активную рыночную деятельность в каких-то нишевых сегментах, где нет «Казахтелекома».

— Какие сегменты это могут быть?

— Например, дальняя спутниковая связь. Сейчас есть потенциал развития в сфере корпоративных спутниковых сетей, необходимых, в частности, для крупных производственных объединений. Работая в этом сегменте, «Нурсату» уже достаточно быстро удалось в этом году показать доходность.

— Помимо NEO и «Нурсата» планируется ли продажа еще каких-то активов?

— В ближайшие два-три года об этом пока говорить рано. Например, с «Алтелом» мы друг друга прекрасно дополняем. Мы продаем ШПД по наземной инфраструктуре через оптику и медный кабель, а они продают свой Jet 3G — мобильный широкополосный доступ. В сентябре был просто всплеск продаж по этому направлению у «Алтела». Мы понимаем, что мобильный доступ будет очень востребован.

— Какие еще мероприятия включала ваша программа реструктуризации активов?

— Технические мероприятия, в частности, увеличение пропускной способности сети. Это тоже само по себе реструктуризация актива. На прежней инфраструктуре теперь можно работать с большим числом клиентов. Количество трафика растет в геометрической прогрессии, и поэтому для дальнейшего развития телекоммуникационной компании необходима модернизация сети. Тем более мы работаем в условиях рынка, когда у нас есть конкуренты, и в области наземной инфраструктуры.

Сегодня мы пересматриваем и свое понимание, видение рынка и, исходя из этого, перестраиваем работу. Последние три года «Казахтелеком» работает на достаточно жестком конкурентном рынке. И нужно больше думать о том, какие услуги мы будем предоставлять, как мы их будем продавать. Сейчас мы, например, вводим понятие сервис-менеджмента. Я сам на блоге порой получаю замечания, касающиеся уровня обслуживания. Сейчас мы вводим качественные показатели, чтобы оценивать этот аспект нашей деятельности.

Кроме того, недавно мы защитили новый вариант коммерческой стратегии. В дальнейшем мы пойдем уже на новые сегменты рынка, например, сегмент платного телевидения. Услуга IP-телевидения уже зрелая для Запада, но новая для Казахстана. Поэтому здесь есть потенциал для развития.

Программа реструктуризации активов — это не только продажа, но и большая работа по качественному изменению активов.

— Вы сказали, что в последние годы компания находится в конкурентном поле. Как это сказывается на «Казахтелекоме»?

— То, о чем я говорил, уже показывает, что конкуренция на рынке усиливается. Сегодня есть понимание того, что «Казахтелеком» должен стремиться быть лидером, представлять собой сильную корпоративную структуру, способную конкурировать с компаниями, акционерами которых являются иностранные холдинги, имеющие опыт работы на международных рынках. Конкуренцию, скажу честно, мы ощущаем, и это сказывается на нашей поведенческой модели на рынке, на тарифах и т.п. Сегодня приходится много работать.

— Года четыре назад много говорили о необходимости демонополизации «Казахтелекома» и разделения его на части. Сейчас такие разговоры уже не возникают?

— Они отпали сами собой опять же из-за роста конкуренции. «Казахтелеком» сегодня имеет около 37 процентов доходов телекоммуникационного рынка, оставшуюся долю забирают «сотовики». Клиент сегодня больше говорит в сетях мобильных операторов, чем по фиксированному телефону. Четыре года назад демонополизация еще была актуальна, сейчас говорить об этом нет смысла.

Точки роста

— Вы несколько раз в прессе говорили об IPO «Казахтелекома», но у вас уже есть акции на рынке.

— Я говорил скорее о повышении капитализации компании. Кроме того, мы сейчас занимаемся поиском финансирования для крупных инфраструктурных проектов в рамках нашей инвестиционной программы. Возможно, мы сможем обойтись внутренними резервами, но также можем прибегнуть и к внешним источникам. В этом случае будет продажа акций или облигаций на зарубежных рынках.

— За счет чего будет расти капитализация?

— За счет правильного инвестирования. Мы будем осваивать сегменты рынка, способные генерировать хороший ARPU.

— Ранее вы анонсировали выход на внешние рынки. Есть еще подобные планы?

— Важно сейчас понять ситуацию на рынках телекоммуникаций в разных регионах. В последнее время из-за сильнейшей конкуренции вложения в этот сектор не всегда оправданы. Вкладывая крупные средства в международный актив, можно получить большие проблемы. Мы сейчас обдумываем возможности экспансии на внешние рынки, в частности, наших ближайших соседей. В России, например, очень крупные игроки и очень большие капиталы. Многие азиатские рынки работают при низких ARPU. Так что здесь нужна сильная аналитическая работа. В данный момент изучаем также возможности транзита трафика по Казахстану и с этой точки зрения ведем переговоры с зарубежными операторами.

— Вы также ранее отмечали, что планируете в ближайшие десять лет увеличить доходы группы на 70 процентов. Каким образом?

— Мы сейчас начинаем конкуренцию на основе управления издержками. Структура «Казахтелекома» очень большая, и минимизация издержек — это сложный процесс. Поэтому был создан специальный управленческий комитет, в который входят некоторые члены правления, а возглавляю его я, анализирующий расходы. Речь идет о снижении производственных затрат, а также снижении расходов при работе со сторонними операторами. Есть и ряд других направлений. Что касается доходной части, то ведется работа по сегментам, которые могут генерировать высокий доход, в частности по некоторым сервисам. Например, речь идет о сервисах облачной бухгалтерии, облачного документооборота,  которые позволяют получать хорошую прибыль (облачные технологии позволяют работать с любым программным обеспечением (документы, бухгалтерия, склад, управление клиентами) в окне браузера. — «ЭК»). Я думаю, что в ближайшие десять лет, если компания сфокусируется на доходных VAS-сервисах, то это и позволит выйти на указанный процент. Однозначно, нашему клиенту мало просто доступа в Интернет, мы хотим предоставлять больше. Именно поэтому наша инвестиционная программа состоит из двух блоков — программа лояльности клиентов и программа внедрения дополнительных сервисов.

— У вас есть некоторые социальные обязательства, и с рыночной точки зрения они вас, видимо, тянут вниз? В частности, фиксированная связь везде в мире стала убыточной, и вы вряд ли стали исключением.

— У нас она тоже все менее доходная. Но значительная доля нашей компании принадлежит государству, и этим все сказано. У государства есть определенные обязательства перед населением. Но вместе с тем у наших акционеров есть и понимание, что мы должны быть эффективной компанией. Так что у нас сегодня есть возможность совмещать разные интересы.

— Какой сектор сейчас генерирует основной доход «Казахтелекома»?

— Если говорить о розничном рынке, то около 35% доходов генерирует фиксированная связь, ШПД — примерно 27%. Я думаю, уже в следующем году эти цифры уравняются, а через два-три года ШПД будет зарабатывать больше.

— Безотносительно к вашей компании, какие телекоммуникационные рынки сейчас наиболее перспективны?

— Я думаю, что в Казахстане еще нужно акцентировать внимание на развитие контент-площадок. Сейчас все-таки казахстанцы гораздо более активно используют российские сервисы.

В подготовке материала принимал участие Игорь Переверзев

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом