Активные вкладчики, инертные фонды

На рынке пенсионных услуг значительно выросла динамика переводов пенсионных накоплений

Активные вкладчики, инертные фонды

Прошедшие три квартала стали для НПФ периодом замедления роста основных показателей деятельности. В противовес пенсионным фондам их вкладчики, напротив, проявляют все большую активность, что отражается растущим числом переводов пенсионных накоплений из фонда в фонд. Если одним НПФ это позволяет расширить клиентскую базу, то для других повышает риски утраты ликвидности.

Вялый рост

За девять месяцев 2010 года пенсионные накопления в целом по системе выросли на 14,5% и составили на 1 октября 2 129,6 млрд тенге, или 14,4 млрд долларов. По сравнению с прошлым годом темпы прироста пенсионных накоплений замедлились. Если в 2009 году накопления ежемесячно росли в среднем на 36,7 млрд тенге, то их среднемесячный прирост по результатам трех кварталов текущего года составил 29,9 млрд. Причина заключается в незначительном росте объемов «чистого» инвестиционного дохода, который вырос за девять месяцев на 50,9 млрд тенге, что почти в три раза меньше прироста аналогичного периода прошлого года. Слабый рост инвестиционного дохода и даже его уменьшение во втором квартале стали следствием консервативности инвестиционных вложений НПФ и снижения фондовых индексов (таблица 1).

Значительных изменений в расстановку сил в отрасли прошедшие девять месяцев не внесли, порядок фондов по доле рынка остался практически неизменным. Доля четырех крупнейших НПФ по-прежнему находится на уровне 70%, но уверенность в непоколебимости их позиций уже не такая твердая. НПФ «БТА Казахстан», столкнувшийся с оттоком вкладчиков, стабильно сокращает долю своего присутствия на рынке. Он уже покинул ряды фондов с долей рынка более 10% и в дальнейшей перспективе рискует поменяться позициями с НПФ «Грантум», который, напротив, активно расширяет клиентскую базу.

Продемонстрировать динамику роста накоплений лучше рынка удалось девяти пенсионным фондам из тринадцати (таблица 2). Похожим образом выглядит ситуация с динамикой индивидуальных пенсионных счетов (ИПС) вкладчиков, однако в данном случае лучше рынка выглядят восемь НПФ. В целом за три квартала количество счетов вкладчиков выросло на 169,6 тысячи, или 2,2% (таблица 3).

Миграционный период

Одной из главных тенденций на пенсионном рынке является наметившееся еще в 2009 году заметное увеличение активности вкладчиков. Она проявляется в значительном увеличении числа и сумм переводов из одного пенсионного фонда в другой, а также из НПФ в страховые компании. Так, на 1 октября 2010 года сумма переводов пенсионных накоплений в другие фонды составила за все время функционирования системы 996,6 млрд тенге, но более двух третей этой суммы было сформировано за минувшие год и девять месяцев. Фактически за 2009 год было осуществлено переводов на 385,2 млрд тенге, а за три квартала текущего года — еще на 286,3 млрд. Но если в 2009 году существенная часть переводов была проведена вследствие объединения двойных счетов без участия самих вкладчиков, то переводы в 2010 году — это полностью их заслуга.

Впечатляющим по динамике выглядит рост переводов накоплений в страховые компании. В 2009 году сумма, потраченная вкладчиками НПФ на покупку пенсионных аннуитетов, выросла по сравнению с 2008 годом более чем в 11 раз, с 303 млн до 3400 млн тенге. За девять месяцев этого года сумма переводов в страховые компании составила 7,8 млрд тенге. Однако в масштабах всей системы эта сумма все же не выглядит значительной (таблица 4).

На увеличение динамики переводов пенсионных накоплений повлияло несколько факторов. Директор департамента маркетинга НПФ «Капитал» Алимжан Бисембаев выделяет следующие из них: рост средней суммы накоплений на одного вкладчика и, соответственно, суммы переводов; фиксация убытков ряда пенсионных фондов в 2008—2009 годах, что побудило вкладчиков к переводу своих накоплений в другие НПФ; «схлопывание» двойных счетов, которое увеличило количество переводов. К вышеуказанным факторам стоит добавить упрощение самой процедуры переводов, а также увеличение заинтересованности вкладчиков в судьбе своих накоплений, что также отмечают участники рынка.

В свете растущей динамики переводов большую значимость приобретает показатель разницы между привлеченными средствами из других фондов и оттоком накоплений из фонда. Сальдо переводов пенсионных накоплений позволяет отследить рыночную активность НПФ, его работу по привлечению клиентов, уровень лояльности вкладчиков к фонду.

За все время существования накопительной системы наибольшее превышение поступлений над выбытиями имеют НПФ Народного банка Казахстана, НПФ «Республика» и НПФ «Капитал». Наибольший отток накоплений в сравнении с переводами в фонд имеют НПФ «ГНПФ» и НПФ «БТА Казахстан». В случае с первым фондом ситуация довольна проста — «ГНПФ», являясь «фондом по умолчанию», аккумулировал средства безразличных вкладчиков, которые в дальнейшем, определившись с выбором НПФ, покидали государственный пенсионный фонд. «БТА Казахстан» с проблемой оттока клиентов вплотную столкнулся в текущем году — переводы пенсионных накоплений стали явной реакцией на отрицательные результаты инвестиционной деятельности фонда (таблица 5).

Вообще говоря, именно доходность является главной причиной, побуждающей вкладчика принимать решение о смене фонда. Безусловно, есть и другие причины, такие как желание получить часть агентской комиссии за перевод, мифы о капитализации накоплений при переводе, получение льгот при кредитовании, убедительная настойчивость менеджеров конкурирующего фонда и так далее, но основная причина — это все же доходность фонда, подкрепленная доверием к нему. Но это утверждение справедливо для тех, кто самостоятельно принимает решение о смене фонда. Что касается мнения участников рынка относительно самостоятельности вкладчиков при выборе НПФ, то единым его назвать нельзя.

Алимжан Бисембаев говорит на эту тему следующее: «Большая часть вкладчиков принимает решение о смене фонда самостоятельно. Их количество в пенсионной системе, по нашим оценкам, составляет 70—75%. Остальные 25—30% принимают решение под влиянием друзей, коллег и родных».

В то же время, по данным НПФ Народного банка Казахстана, лишь 54% вкладчиков делают выбор пенсионного фонда самостоятельно.

Рассуждая о вкладчиках, меняющих НПФ, заместитель председателя правления НПФ «Республика» Тимур Изембаев делит их на три категории: «В первом случае вкладчик меняет пенсионный фонд, потому что он не соответствует его инвестиционным ожиданиям. Во втором случае вкладчик выбирает пенсионный фонд не как инвестор, а как потребитель сопутствующих продуктов, зачастую банковских. То есть в данном случае он не рассматривает свои накопления как инвестиции и делает выбор в пользу того или иного фонда не совсем правильно. И третья категория вкладчиков, которые выбирают НПФ под давлением или вследствие заблуждения». Кроме того, г-н Изембаев представил развернутые сведения по причинам смены фонда. По данным НПФ «Республика», за 10 месяцев 2010 года 15% вкладчиков сменили фонд под давлением работодателя, 8% — вследствие недобросовестной конкуренции, 10% — ради различных партнерских программ, предоставляемых НПФ совместно с аффилированными лицами, 23% — вследствие изменения коэффициента номинальной доходности конкурентов за 12 месяцев, 17% ушли вслед за своим менеджером/агентом, 27% — по иным причинам. «Приведенная статистика относится к НПФ “Республика” и в других фондах может сильно отличаться», — уточняет эксперт.

То есть существует множество причин миграции вкладчиков, но анализ динамики переводов и доходности фондов демонстрирует устойчивую корреляцию между этими показателями, что говорит о том, что доходность является наиболее весомым аргументом при смене НПФ. Так, фонды, которые по результатам 2008-го и на протяжении 2009 года демонстрировали убытки либо невысокие доходы от инвестиционной деятельности, имели отрицательное либо небольшое по значению положительное сальдо переводов. Более доходные и активные в плане привлечения клиентов НПФ стали стабильными реципиентами пенсионных накоплений из других фондов. Наибольшее положительное сальдо переводов в 2009 году удалось показать НПФ «Республика», «Атамекен» и «Капитал». Больше всех потерял в переводах НПФ «ҰларҮміт», которому только под конец года удалось показать положительную доходность.

В текущем году ситуация протекала аналогично, доходность и сальдо переводов находились в прямой зависимости, за редкими исключениями. Наибольший приток накоплений из других фондов по итогам девяти месяцев имел НПФ «ҰларҮміт», что обусловлено переводом в фонд пенсионных активов лишенного лицензии НПФ «Қорғау». Если не брать в рассмотрение упомянутый перевод, «ҰларҮміт» имел бы небольшое положительное сальдо. Наибольшую разницу притока и оттока накоплений показал НПФ Народного банка Казахстана, демонстрировавший неплохие результаты деятельности и получивший в этом году рейтинг надежности от «Эксперт РА Казахстан», что стало дополнительным стимулом для вкладчиков при выборе фонда. Высокий результат также показал НПФ «Грантум», который стабильно имел высокую доходность на протяжении трех кварталов.

Рост активности вкладчиков — это в целом положительный факт, говорящий о том, что клиенты пенсионных фондов стали проявлять большую заинтересованность в сохранности и увеличении своих накоплений, стали менее безразличными. Но правильность подхода большинства вкладчиков к смене фонда, а именно ориентация на показатель номинальной доходности, вызывает некоторые сомнения. Дело в том, что коэффициент номинальной доходности фонда — это результат инвестирования в прошлом, который не гарантирует высоких доходов в будущем.

Заместитель председателя правления НПФ Народного банка Казахстана Кантар Орынбаев говорит по этому поводу следующее: «Как правило, вкладчики начинают активно уходить из фонда с наиболее низким показателем номинальной доходности или отрицательной текущей доходностью в краткосрочном периоде (1—2 месяца). В результате вкладчик переводит свои накопления, фиксирует по своим пенсионным накоплениям убыток, ведь он не получит доход в будущем, когда у фонда доходность повысится. Вместе с тем, переходя в фонд с наиболее высокой доходностью, он также рискует, потому как в данном фонде пик доходности уже проходит, а за ним, как правило, следует снижение. Не дождавшись подъема доходности, вкладчик опять переводит свои накопления, в итоге рискуя получить результат, разительно отличающийся от средней доходности фонда».

Действительно, вкладчику нет необходимости в качестве сигнала о смене фонда использовать коэффициент номинальной доходности за двенадцать месяцев. Критерием выбора НПФ должны служить более комплексные показатели, такие как надежность, стабильность, инвестиционная стратегия, качество услуг. При этом достаточно, чтобы выбранный фонд на протяжении длительного периода демонстрировал доходность выше среднего показателя по системе и был близок к уровню инфляции.

В то же время растущее число переводов несет определенные риски для пенсионных фондов. По словам заместителя председателя правления НПФ «ҰларҮміт» Серика Тимиргалеева, рост числа переводов ведет к росту операционных издержек фондов, которые должны своевременно аккумулировать и безошибочно перечислять необходимые средства. «Кроме того, частая смена вкладчиками фондов приводит к концентрации значительных денежных средств в высоколиквидных, коротких по срокам погашения и, как следствие, низкодоходных государственных ценных бумагах для покрытия потребностей в текущих переводах», — добавляет эксперт.

Тимур Изембаев по этому поводу отмечает следующее: «Если потоки переводов накоплений из фонда в фонд будут расти, то фондам будет необходимо увеличивать в портфеле долю ликвидных инструментов на краткосрочный период, чтобы выполнять обязательства как по выплатам вкладчикам по графику, так и по перечислению накоплений вкладчиков в другие НПФ, то есть снижается эффективность инвестиционной деятельности».

Но все же для НПФ переходы вкладчиков фактически являются основным способом расширения клиентской базы. Так как большая часть занятого населения в стране охвачена накопительной системой, для увеличения числа вкладчиков рассчитывать приходится главным образом на переводы из других фондов. Но, являясь благом для одних фондов, растущее число переводов накоплений может стать сущим злом для других. Дело в том, что в условиях растущей активности вкладчиков фонд, демонстрирующий не лучшие результаты либо потерявший к себе доверие, может столкнуться с оттоком накоплений. В этом случае у него кратно возрастают риски утраты ликвидности, так как зачастую фонду придется реализовывать инвестированные активы, чтобы осуществить денежные переводы в другие фонды. В условиях неблагоприятной рыночной конъюнктуры фонду в данном случае придется фиксировать убытки, а при наличии небольшого объема ликвидных инструментов в своем портфеле ограничиваются его инвестиционные возможности. Итогом становится снижение доходности и, как реакция на это, дальнейшая потеря клиентов. При реализации наихудшего сценария пенсионный фонд рискует попасть в замкнутый круг оттока вкладчиков. Схематически это можно изобразить следующим образом (см. схему).

Если НПФ, попадая в этот круг, в течение длительного периода не может разорвать его, последствия для фонда могут быть самыми плачевными, с полным набором невыполнения пруденциальных нормативов и лишением лицензии в результате. Фактически по этой схеме прошли последние полтора года жизни НПФ «Қорғау», который в итоге ушел с рынка (график 1).

Инвестирование по инерции

Проблема рисков утраты ликвидности для НПФ усугубляется в условиях казахстанского фондового рынка. Дело в том, что рынок не в состоянии предложить институциональным инвесторам достаточный объем высоколиквидных инструментов, соответственно в портфеле пенсионных фондов не так много активов, которые можно продать безболезненно и в кратчайшие сроки. Наиболее ликвидные инструменты, которыми располагают НПФ, это акции и депозитарные расписки иностранных эмитентов, акции казахстанских компаний, формирующих представительский список KASE, краткосрочные ГЦБ, ноты Национального банка.

Набиты же портфели пенсионных фондов, в силу регуляторных требований и нежелания брать на себя дополнительные риски, государственными ценными бумагами и облигациями корпоративных эмитентов. Гособлигации, особенно долгосрочные, которые регулирующим органом хоть и признаются в качестве ликвидных активов, на практике отнюдь не всегда могут быть легко реализованы. Торгов по ним на вторичном рынке, как правило, бывает мало, а поиск клиентов для продажи может занять несколько дней. Что касается долговых ценных бумаг казахстанских эмитентов, то они являются самыми низколиквидными инструментами на рынке.

Судя по структуре портфеля НПФ, их инвестиционные приоритеты за минувшие девять месяцев не изменились. Тенденция роста госбумаг в портфеле, начавшаяся в прошлом году, продолжала иметь место в текущем. При существующем нормативе в 30% доля ГЦБ в общей структуре составила 44,7%, что на 4,5 п.п. больше показателя на 1 января 2010 года (график 2).

Концентрация значительной части инвестированных пенсионных активов в низкодоходных инструментах, снижение фондовых индексов, исчерпание эффекта «низкой базы» и необходимость формирования провизий от возможного обесценения ценных бумаг привели к последовательному уменьшению доходности НПФ в течение трех кварталов. Средневзвешенная доходность НПФ составила на 1 октября 2010 года всего лишь 4,5% при уровне инфляции в 6,7% (график 3). В течение года снижением доходности отметились практически все пенсионные фонды (таблица 6).

В то же время в деятельности НПФ наметились и положительные сдвиги, а именно снижение рискованности инвестиционных вложений. Доля рисковых активов в текущей стоимости пенсионных активов составила на 1 октября 2010 года 54%, что на 8 п.п. ниже показателя начала года (график 4). Консервативный подход в инвестировании пенсионных активов привел в первую очередь к уменьшению их подверженности кредитного риску и снижению рискованности в целом. В то же время довольно комфортно фонды чувствовали себя с точки зрения выполнения пруденциальных нормативов.

Оценивая инвестиционную деятельность НПФ за прошедший период, можно сравнить ее с движением по инерции. Причины, оказывавшие влияние на политику фондов в прошлом году, оставались актуальными и в текущем. НПФ продолжали наращивать сверх лимитов долю госбумаг в портфеле, значительно умерили свои аппетиты к риску, доходность отошла на второй план.

Инертность фондов в данном случае звучит не как обвинение их в пассивности, а как констатация того факта, что действовать иначе при существующем регулировании и в условиях нашего фондового рынка для НПФ практически невозможно. Количество новых выпусков облигаций можно сосчитать по пальцам, так же как и количество ликвидных акций на рынке. Ставки по депозитам снизились, доходность зарубежных ценных бумаг упала, кроме того, они несут дополнительный валютный риск. Альтернатив инвестициям в ГЦБ, учитывая нормативы по достаточности собственного капитала, совсем немного. Именно поэтому даже со снижением обязательного лимита инвестирования пенсионных активов в ГЦБ до 25%, а затем до 20% в 2011 году, существенного изменения в инвестиционной политике НПФ ожидать не стоит.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности