Оседлать волну

Инновационная индустриализация поддержала промышленность, выходящую из кризиса

Оседлать волну

Главным событием для промышленности РК в уходящем году стали принятие Государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР) на 2010—2014 годы и немедленная реализация намеченных в рамках программы проектов. В минувший вторник вице-премьер и министр индустрии и новых технологий (МИНТ) Асет Исекешев презентовал президенту Нурсултану Назарбаеву и премьеру Кариму Масимову вторую часть проектов Карты индустриализации, запланированных к сдаче в этом году. Так, уже в первый посткризисный год под контролем и при поддержке государства в стране происходит инновационная индустриализация, цель которой модернизация существующих производств и создание новых объектов обрабатывающей промышленности.

Грудь в крестах

Стартовавшая с таким успехом в этом году, ГПФИИР в пятилетней перспективе предполагает рост ВВП на 50% от уровня 2008 года (реальный прирост — 15%), повышение производительности в обрабатывающей промышленности на 50%, а в отдельных секторах экономики и на 100%. При этом долю несырьевого экспорта требуется довести до 40%, а энергоемкость ВВП снизить на 10%. По данным МИНТ, ГПФИИР объединила 294 проекта стоимостью в 8 трлн тенге. В уходящем году будет завершено уже 152 проекта. Большая часть из них — предприятия обрабатывающей промышленности в разных отраслях: сельском хозяйстве, машиностроении, металлургии и других. ГПФИИР сдобрили и несколькими отраслевыми программами, которые до сих пор принимает правительство.

Только ленивый не отмечал, с какой серьезностью правительство в последние годы принимало одну индустриальную программу за другой и как потом задачи этих программ не выполнялись целиком, перетекая в следующий документ. Может быть поэтому, когда ГПФИИР утверждали в марте, Нурсултан Назарбаев строго спросил у главы МИНТ: «Вы с премьер-министром мне голову об заклад, слово даете, что будет введено в срок и все будет сделано?» «Если будет решено на 100 процентов финансирование, все проекты будут введены в строй, железно даем слово», — поручился премьер.

Слово премьер и министр держат не столько из-за «ударности» строек, сколько из-за отличного планирования ГПФИИР, в которую объединили давно готовящиеся проекты, которые по срокам реализации удачно совпали с указанным периодом. Это, например, пуск второй (и последней) очереди Казахстанского электролизного завода (КЭЗ ENRC) в Павлодаре, мощностью 250 тыс. тонн алюминия в год. Кстати, КЭЗ — пожалуй, главный проект индустриализации в уходящем году. В июне этого года завод приезжал открывать президент РК, а недавно КЭЗ победил на конкурсе «Лучший товар года» в номинации «Лучшие товары производственного назначения». В числе других крупных индустриальных проектов — золоторудный АО «Васильковский горно-обогатительный комбинат» (ГОК), металлопрокатный завод АО «Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение» (ССГПО ENRC), завод по производству титановых слитков и сплавов на АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат».

Ввод большого количества индустриальных объектов не вызвал реального стремительного роста ни промышленности в целом, ни обрабатывающей промышленности в частности. Хотя динамика данной отрасли экономики в текущем году внушает оптимизм, на индустриализацию списывать успехи преждевременно. Запущенные мощности достаточно скромны, чтобы за полгода внести существенный вклад в промышленный рост.

Объективно крупные показатели в текущем году — это результат низкого старта, ведь по итогам прошлого года добыча просела на 14%, а обработка — на 12%. К концу года стало понятно, что и горнодобыча и обработка отыгрывают докризисный уровень, а возможно, и закроют год небольшим ростом.

Карачаганакский вопрос открыт

Самая главная отрасль индустрии РК — нефтянка — в этом году прогрессировала вместе со всей добывающей промышленностью. Цены на нефть поначалу шли вверх, и государство, стремящееся получить от сырьевиков максимум, в июле решило ввести экспортную таможенную пошлину (ЭТП) на нефть и нефтепродукты. В результате с каждой тонны экспортной нефти в казну уходили 20 долларов, и с августа по ноябрь набежало 86 млрд тенге (около 0,6 млрд долларов).

Дело тут даже не в сумме пошлины, а в том, что такой фискальный инструмент, как ЭТП, воскресили. Перспектива его прекрасна, ведь, по данным министра нефти и газа (МНГ) Сауата Мынбаева, Казахстан обладает 5 млрд тонн нефти и 5 трлн кубометров газа, пик добычи еще впереди (150 млн тонн в 2020 году против сегодняшних 80 млн), а значит, экспортный потенциал наша нефтянка сохранит еще 40—50 лет.

Весной уходящего года разрешилась другая проблема, связанная с нацеленностью правительства максимизировать доходы от отрасли: чиновники гарантировали стабильность соглашений о разделе продукции (СРП) по крупным углеводородным месторождениям — Кашагану и Карачаганаку. Вместе с тем требования к недропользователям по экологии, налогам и казахстанскому содержанию ужесточились, а контроль возрос.

Продолжающиеся второй год переговоры с участниками карачаганакского консорциума (Karachaganak Petroleum Operating) о вхождении в проект нацкомпании «КазМунайГаз» успехом пока не завершились. Не получив новых активов внутри страны, наши нефтяники заполучили солидный проект за рубежом: АО «Разведка Добыча “КазМунайГаз”» наравне с корейской KOGAS получила 37,5% от правительства Ирака (взявшего 25%) в проекте по разработке местного газового месторождения Аккас (запасы — 5,6 трлн кубометров).

В целом для нефтянки следующий год обещает быть стабильным. В 2011 году заработают еще около полусотни промпредприятий, и станет понятно, как вписались в рынок уже внедренные новые проекты ГПФИИР.