Воспоминания о былом

Банки пока не восстановили в полной мере свою основную функцию — кредитование

Воспоминания о былом

Хотя в Казахстане власти закрыли тему кризиса, объявив о его окончании, о полном выздоровлении экономики страны пока рано говорить. Если вспомнить часто употребляемую метафору, что банки суть кровеносная система экономики, то придется констатировать, что сосуды зашлакованы и это мешает крово­обращению — перетоку денег из кредитных организаций предприятиям.

Уходящий год прошел под знаком дальнейшего кредитного сжатия. На плато мы вышли еще в конце 2007 года, с тех пор объемы кредитования экономики только снижались: погашение долгов идет быстрее выдачи займов. Понятно, что отдельные банки продолжают кредитовать, однако в целом сектор затаился. Тут и проблемы c портфелем, и отсутствие спроса со стороны строительной отрасли и торговли, традиционно генерирующих высокую прибыль, и снижение потребительского спроса, а значит, и спроса на потребительские кредиты, и, кроме того, ужесточение регуляторных требований.

Только осенью 2010 года кредитный рынок несколько активизировался: в сентябре объем займов экономике вырос на 2%. Но об оживлении кредитования говорят не столько цифры, сколько увеличение рекламы банковских продуктов в теле- и радиоэфире. Банки формируют спрос на кредиты, в ответ растет розничное кредитование. По словам представителей банков, спрос в розничном сегменте стабилизировался.

Не изменила кардинально ситуацию и успешная реструктуризация БТА Банка, Альянс Банка (АЛБ) и Темирбанка, хотя многие банкиры в прошлом году в один голос говорили о значении этого процесса для оздоровления всего сектора. Правда, реструктуризация вернула в строй этих игроков, два из которых входят в пятерку крупнейших банков. А то, что сектор обошелся без банкротств, позволило удержать вкладчиков и даже увеличить сумму депозитов, которые пока остаются основным источником фондирования для банков.

Плохого становится меньше

Если в 2008-м и до середины 2009 года основной проблемой был дефицит ликвидности, то сейчас она даже избыточна. Не перетекая в кредиты, сверхликвидность давит на прибыльность банков. Снизились доходы, связанные с получением вознаграждения по требованиям к клиентам: с 1 трлн тенге в январе до 814 млрд в ноябре. В то же время ROA и ROE сектора с начала года по ноябрь выросли: ROA с (— 24) до 0,14; ROE — с (— 1192) до 1,24 (без учета реструктуризировавшихся банков). 

Как предполагали аналитики в конце 2009 года, в частности рейтинговое агентство Standard & Poor’s, основной проблемой ближайших двух лет для банков Казахстана станут риски, связанные с качеством активов. «Даже если условия улучшатся, а экономический рост возобновится, банки, по мнению Standard & Poor’s, не смогут быстро справиться с проблемами, вызванными их агрессивной экспансией на рынке кредитования в недавнем прошлом», — говорилось в отчете рейтингового агентства от 9 декабря 2009 года.

Вместе с тем не оправдались прогнозы S&P относительно увеличения проблемных кредитов до 50% кредитного портфеля в целом по сектору и до 40% у банков, избежавших дефолта. Максимальный уровень займов с просрочкой платежей свыше 90 дней составил 26% портфеля. А без учета трех банков, объявивших дефолт, — 18%. Происходит и восстановление сформированных провизий. На 1 января их сумма составляла 3,6 трлн тенге, или 37,7%, а на 1 декабря она уменьшилась до 2,8 трлн (31,3%). По словам главы Народного банка Казахстана Умут Шаяхметовой, многие должники — предприятия малого бизнеса (кафе, магазины и т.д.) восстанавливают свои графики погашения кредитов. Причина, очевидно, в некотором оживлении потребительского спроса: экономика все-таки заметно (если смотреть на статистику) растет. Это, конечно, отражается на снижении объема некачественных активов банков.

Рисковать — неактуально

В прошлом году Агентство финансового надзора предприняло шаги, направленные на снижение рисков в банковском секторе, что также отразилось на кредитовании. Так, с 1 сентября 2009 года в действие вступили дополнения в Правила классификации активов, условных обязательств и создания провизий (резервов) против них. Согласно поправкам кредиты, выданные заемщикам, не имеющим валютной выручки или зарплаты, при классификации понижаются на одну категорию, но не могут быть выше, чем «сомнительные 3-й категории». В названном документе указывается и размер провизий, которые необходимо формировать на такие кредиты — 20% от суммы.

По общему мнению банкиров, это решение АФН затормозило рост кредитования, поскольку у банков в тот момент существовали серьезные проблемы с фондированием в тенге, ведь большая часть депозитов после девальвации была номинирована в иностранной валюте. Но к концу 2010 года с укреплением доверия к национальной валюте тенговые депозиты стали превалировать над валютными: 4,8 трлн тенге против 2,7 трлн тенге. Тем не менее для игроков, у которых и без того хватает проблем с портфелем, такое ограничение выдачи валютных кредитов стало серьезным испытанием в уходящем году.

Следует несколько слов сказать и о мерах регулятора, направленных на повышение устойчивости банков. В основном они касаются требований к минимальному размеру уставного и собственного капитала — до уровня 5 млрд тенге и до 2 млрд тенге для банков, зарегистрированных вне городов Алматы и Астаны. В прошлом году мы прогнозировали слияния и поглощения в банковском секторе, поскольку многие банки самостоятельно не могли нарастить капитал до требуемой суммы. Однако этого не произошло. Да и масштабного преобразования банков, чей капитал не соответствует требованиям, в кредитные товарищества — тоже. Пока лишь один игрок — Мастербанк — получил разрешение АФН на добровольную реорганизацию в кредитное товарищество.

Однако с исключением с 1 января 2013 года из расчета размера капитала первого уровня привилегированных акций и бессрочных обязательств этот процесс может активизироваться.