Риск переносится на будущее

Казахстанский фондовый рынок находится не в лучшей форме. Сохраняющиеся проблемы в банковском секторе и риски мировой экономики не позволили индексу рвануть вверх

Риск переносится на будущее

После великолепной динамики 2009 года, когда рост рынка составил 95%, в 2010 году индекс KASE себя никак не проявил. Начав год со вполне обнадеживающего значения в 1817,5 пункта, к концу мая индекс пошел вниз, упав до 1500 пункта, пробил его и консолидировался на уровнях 1300—1400 тенге, где и пребывал до осени. Осеннее ожидание дополнительного вливания в экономику США еще одной порции денег слегка разогрели национальные рынки, не оставив в стороне и казахстанскую площадку. Индекс акций лениво пошел вверх, добрался до 1698,42 пункта и на момент написания статьи так и не преодолел заветные 1700.

Весь год активность инвесторов была низка. Обороты по рынку акций менее чем скромные: за 11 месяцев 2010 года они составили 274,9 млрд тенге, гораздо меньше показателей 2009 года в объеме 637,5 млрд тенге. Объем торгов по облигациям за аналогичный период упал почти на 40% — до 227,1 млрд тенге. Лучше рынка выглядели госбумаги, оборот по которым за 11 месяцев составил 1 357,5 млрд тенге против 1 408,1 млрд тенге 2009 года. Скорее всего, период год к году будет одинаков.

Выжидающая позиция спекулянтов и железные аргументы инвесторов понятны. Ярких интересных идей по-прежнему нет. Главная идея — слабый доллар, дорогое сырье и акции сырьевых компаний. В 2010 году монетарные власти предложили мягкую ревальвацию тенге вследствие улучшения экономики страны и роста сырьевых цен. И спрос на инструменты в национальной валюте стал расти. С другой стороны, котировки компаний добывающего сектора уже «отскочили» в 2009 году, и с весны 2010 года стало ясно, что ждать повторения «взрывной» ситуации нереально. Ожидания на развитие мировой, а вслед за ней и казахстанской экономик по сценарию V-образного восстановления не оправдывались. В странах Еврозоны всерьез заговорили о дефолте наиболее успешных экономик. В глобальном плане — о скором прекращении правительствами и центральными банками различных стран действий экстренных программ поддержки. Прогнозы развития экономик были скорректированы, и сырьевым рынкам добавили волатильности. Что, конечно же, не прибавило уверенности большинству местных инвесторов. В довершение ситуации многие национальные правительства стали всерьез опасаться за усиление мировой инфляции по причине вливания большого количества средств в экономики. Решение ФРС США о продлении политики искусственного поддержания национальной экономики отозвалось небольшим ценовым наступлением вверх, которое почти сразу же захлебнулось из-за отсутствия поддержки в виде позитивной статистики.

Не было стимулов для активной торговли и внутри страны. Хотя фундаментально казахстанская экономика в текущем году восстановилась, промышленный рост за первое полугодие составил 8%, негативный внешний фон стимулировал инвесторов не рисковать. Как и в прошлом году, основные заработки были в секторах локального корпоративного и квазисуверенного долга. Помимо старых выпусков облигаций, новое предложение исходило от национальных компаний, разместивших евробонды с открытием долговых рынков. Однако в целом сектор облигаций пока еще не решил проблемы старых долгов. Доверие к рынку не восстановилось.

Источники длинных денег — пенсионные накопления — не стали стимулом и для хороших заемщиков. Для большинства эмитентов корпоративного сектора доступ к этим средствам почти закрыт. Требование к наличию кредитных рейтингов влияет на стоимость денег, и многие компании отказываются от выпуска облигаций в пользу банковского кредита или собственных источников фондирования.

В свою очередь крупнейшие инвесторы — пенсионные фонды — наращивали портфели госбумаг.

Коммерческие банки, всегда благосклонно относившиеся в покупке корпоративных облигаций, в условиях стресса не имеют возможности увеличить здесь свои позиции. Физическим лицам рынок не интересен — для них он слишком сложен и консервативен по доходам.

Что касается рынка акций, то здесь дела шли еще хуже. Инвесторы, верившие в идею акций, не дождались в этом году новых интересных бумаг. Надежды на размещения акций национальных компаний, входящих в «Самрук-Казына», не оправдались. Претендентов от корпоративного сектора, которые могли бы привлечь внимание инвесторов, пока что тоже нет. И даже не ясно, появятся ли таковые в ближайшем будущем. Опять все надежды на «старичков», что, мол, решат кредитные проблемы банки, восстановится мировой потребительский спрос и опять пойдут в рост все те же семь акций, входящие в индекс KASE.

Позитивная новость — под занавес года служба кредитных рейтингов Standard & Poor’s повысила долгосрочные суверенные кредитные рейтинги Республики Казахстан по обязательствам в иностранной и в национальной валюте до «BBB» и «BBB+» соответственно. И, по мнению аналитиков Standard & Poor’s: «Казахстан продемонстрировал способность сохранить значительную часть дополнительного притока средств от нефтедобычи, только выборочно оказывая поддержку частному сектору для погашения долговых обязательств».

Подобный штамп качества, конечно же, повышает привлекательность казахстанских бумаг в глазах инвесторов. Поскольку отечественная банковская система не может фондировать основной бизнес за счет короткого финансирования в виде депозитов и короткого финансирования Нацбанка, с очередным открытием внешних рынков можно ожидать предложения евробондов уже от местных банков. Про рынок акций опять можно забыть?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее