Аппетит к риску вновь растет

2011 год заставит инвесторов больше рисковать

Мирлан Ташметов
Мирлан Ташметов

В преддверии Нового года редакция приложения «Эксперт Казахстан — Инвестиции» определила розничный паевый фонд, заработавший пайщикам максимальную доходность. Лучшим стал «Фонд еврооблигаций» под управлением компании «Сентрас Секьюритис». Он принес пайщикам, поверившим в него, 23% годовых и опередил смешанные фонды, вкладывающие в различные инструменты денежного рынка. Наступит ли эра отраслевых фондов и как долго смогут удержать лидерство облигации, рассказал «Инвестициям» управляющий директор компании «Сентрас Секьюритис» Мирлан Ташметов.

— Мирлан, поскольку Фонд еврооблигаций вкладывал деньги в долговой рынок, первый вопрос, естественно, о том, как вы оцениваете итоги долгового рынка в 2010 году в целом и каковы прогнозы на 2011 год?

— 2010 год был успешным для долговых рынков. Инвесторы, которые сделали ставку на облигации еще в 2009 году, заработали на хедже против девальвации тенге. Имея в портфеле бумаги, номинированные в иностранной валюте, они сильно выиграли, в том числе и мы, поскольку еще в конце 2008 года начали активно скупать подобные бумаги.

В первой половине 2010 года тенденция по снижению доходности и увеличению стоимости облигаций продолжилась. Выиграли опять те, кто зашел в бумаги в начале года.

С середины 2010 года пошел процесс снижения ставок по депозитам и долговым бумагам. Со стороны зарубежных инвесторов появился интерес к нашим облигациям. Реструктуризация крупнейших банков только усилила внимание инвесторов, ведь риск вложения средств хедж-фондов в казахстанские эмитенты снизился. Пошли большие объемы покупок, их поддержали крупные выпуски эмиссий национальных компаний, способствовавшие оживлению локального долгового рынка.

На текущий момент, на мой взгляд, долговой рынок немного перекуплен. Доходности по нашим бумагам, в частности Казатомпрома, составляют 4,5 процента и находятся на уровне доходностей государственных ценных бумаг развитых стран, например десятилетних облигаций США, торгующихся с доходностью в 3,3 процента. Спред, как видите, небольшой. Он говорит о том, что наши квазисуверенные бумаги по качеству оцениваются почти так же, как бумаги правительства США. Но это нонсенс. Поскольку страновой рейтинг Казахстана (ВВВ) ниже рейтинга США (ААА), не говоря уже о том, что кредитный рейтинг Казатомпрома (ВВВ-), какой бы привлекательной ни была компания, не может быть сравним с американским. Поэтому в 2011 году я ожидаю увеличение ставок доходностей и снижения стоимости инструментов.

— Какие облигации в портфеле фонда?

— На текущий момент у нас бонды почти всех наших банков. Облигации первого эшелона, в первую очередь национальных компаний, на рынке почти все выбраны. Инвесторы скупают второй эшелон, доходности которого начинают падать. Сейчас они составляют от 12 до 16 процентов годовых. На фоне депозитов с 8—10 процентами — это достойная доходность.

— Мне кажется, довольно сложно управлять монопортфелем, как вы выкручиваетесь из такой ситуации?

— В фонде еврооблигаций есть и другие инструменты, но погоды они не делают и чаще всего используются как элемент временной «пересидки», когда нет интересных инструментов. Работать приходится с группой однотипных инструментов, и эта специфика заставляет нас быть более гибкими в управлении. Весь год мы постоянно «переворачивались» — делали ребалансировку портфеля фонда, когда одни бумаги уходили, другие покупались. Если мы видели, что бумаги вышли на максимум своей цены, то продавали их, взамен приобретали другие — недооцененные бумаги с потенциалом роста, например облигации банковского и корпоративного секторов, следующие за первым эшелоном национальных компаний.

Процесс ребалансировки происходит постоянно, как раз в 2011 году мы планируем перетряхнуть портфель заново, чтобы избавиться от бумаг, которые, на наш взгляд, несут угрозу снижения стоимости портфеля.

— За счет каких инструментов будет происходить замена инвестиционного портфеля?

— Скорее всего, мы будем скупать новые долги. По всей вероятности, в 2011 году случится очередной долговой бум. Уже сейчас очевидно, что рынок возвращается к показателям выпуска облигаций уровня 2004—2005 годов, когда он пошел в рост (в 2004 году зарегистрировано 46 выпусков негосударственных облигаций, в 2005 году — 55 выпусков. — «ЭК»).

Мы также ожидаем, что откроются внешние рынки заимствований. Сейчас они распахнуты для национальных компаний, когда на их бумаги шла переподписка в две-три книги. Затем внешние рынки начнут открываться для корпоративного сектора. И, чтобы вовремя купить интересную бумагу, придется следить за ситуацией. А в случае нарастания рисков ухудшения процентной ставки мы будем уходить из облигаций с более длинной дюрацией в бумаги со средней дюрацией.

Кроме того, мы видим, как сильно вырос рынок казахстанских облигаций. Можно найти тенговые инструменты с доходностью в 6—8 процентов годовых, неадекватной тому уровню риска, который взяли на себя эмитенты. Здесь также идет перегрев и ожидается увеличение доходности. На наш взгляд, следующий год будет интересен для тенговых облигаций.

— С ростом экономики в 2011 году можно ли ожидать появления новых фондов, допустим, отраслевых?

— Насколько я знаю, несколько управляющих готовы открыть фонды не только по виду инструментов: акции или облигации, но и отраслевой направленности. Хотя, на мой взгляд, у нас слишком узкий рынок, и сформировать портфель фонда из бумаг компаний одной отрасли вряд ли получится. За исключением, наверное, фонда банковского сектора.

Можно, конечно, включить в фонд бумаги иностранных компаний. Но в данном случае проще покупать индексы или ETF на отрасль. И тогда наша роль как управляющих теряется. Мы просто покупаем индекс и держим его, когда отрасль растет, и продаем, когда она падает. Менять что-либо по долям бумаг конкретных компаний, на чем сейчас зарабатывают управляющие, мы уже не сможем. Хотя можно, конечно, создать фонд ETF, который будет включать разные отрасли и долю которых в портфеле можно менять в зависимости от ситуации на рынке.

Думаю, что в 2011 году именно фонды ETF будут более выживаемы. Сейчас идет глобальный повышательный тренд, и в этом паровозе сидели все бумаги. Первым шел нефтегазовый эшелон, затем добывающий, потом ретейл, телекоммуникации и так далее. Все двигаются в одном направлении. На следующий год локомотив поменяется, будут иметь место разнонаправленные идеи и для управляющих это будет по-настоящему интересная работа.

— А если создать нефтяной фонд с покупкой акций российских и украинских компаний?

— К сожалению, у нас нет утонченных инвесторов, которые могли бы заказать нефтяные или строительные фонды. Инвестора сейчас больше интересует доход, а какие бумаги его приносят, ему в большой степени все равно. Он просит сделать ему процент дохода с соответствующим риском, и управляющий начинает искать требуемое соотношение риска — доходности. Отраслевые фонды специфичны на больших рынках с массой инвесторов и большими денежными объемами, когда управляющий начинает думать, как ему хеджировать вложения, и начинает уравновешивать их отраслевой диверсификацией.

Существующая сегодня линейка казахстанских фондов полностью обеспечивает спрос инвесторов по системе риск—доходность. У нас почти на две тысячи пайщиков приходится сорок розничных фондов, и этого на сегодня вполне достаточно: на каждого пайщика по два фонда. У нас нет денежной концентрации, поэтому в данный момент выгоднее делать универсальные фонды, нежели отраслевые.

Сейчас управляющим выгоднее сконцентрироваться на уже открытых фондах, имеющих свою историю и динамику развития. Мы, например, не планируем пока запускать новые фонды, хотя создали в феврале этого года фонд акций, так как посчитали, что 2011—2012 годы будут годами акций. Сейчас идет отток средств с долговых рынков в пользу рынков акций. Инвесторы готовы брать на себя гораздо большие риски, чем полгода назад, и, соответственно, уходят в акции.

— Каковы ваши ощущения в целом по рынку ПИФов?

— Если брать в качестве индикатора активы, то в 2009 году они выросли за счет роста рынка, а в 2010 году увеличились как за счет переоценки портфелей, так и притока новых вкладчиков. К нам ежедневно приходят по нескольку новых пайщиков, но и уходящих клиентов тоже достаточно. И хотя доверие к ПИФам не восстановилось в полной мере, новые инвесторы уже пошли в фонды. На мой взгляд, если управляющие компании предпримут более агрессивный маркетинг и не будут допускать дефолтов по своим обязательствам, в том числе имиджевых, число пайщиков увеличится.

Я, кстати, заметил, насколько своеобразно принимают наши граждане решение о покупке пая. Если иностранцы приходят к управляющему с окончательным желанием вложить деньги в ПИФ и надо лишь решить, какую сумму они готовы инвестировать, миллион или тысячу, то казахстанцы, даже придя в офис управляющего, все еще думают, вложить ему средства или нет. Поэтому сегодняшние первоначальные задачи управляющих — улучшать профессионализм продаж, научиться находить общий язык с клиентом, а кроме того, обеспечить стабильность портфеля, чтобы не было волатильности в доходах.

Когда вкладчик видит за несколько лет ровную динамику доходов, без резких скачков и падений, он понимает, что за счет ровной динамики роста даже с учетом коррекции рынков доходность фонда в будущем будет на уровне нынешней. И он уже может понять, устроит она его или нет.

Если динамика доходности другого фонда зигзагообразна, по скачкам можно легко определить возможную максимальную доходность. Если инвестор к ней стремится, его задача сидеть в фонде в ожидании таких скачков. Поэтому фондам нужна история, которую надо поддерживать.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности